Перейти к основному содержанию

Якби ви вчились так, як треба

Немного предновогоднего занудства и демагогии. О том как ждать реформ и как оценивать их эффективность дабы не прослыть дурачком.
""

Чёрт меня дернул почитать комментарии в группе харьковского евромайдана к чужому гневному посту о злых кофеманах-порохоботах. И стало грустно. Люди, которые ещё четыре года назад вместе со мной были (а были ли?) на майдане под памятником Тарасу в Харькове, которые тогда казались рассудительными, здравомыслящими, рациональными — теперь свято верят в то, что все их беды от одного человека на Банковой. Правда, есть ещё забавная тенденция — с каждым годом всё больше людей, бьющих себя в грудь и кричащих, что они-то тоже были на майдане. Но разочаровались, не за то стояли… О как.

Так что вот вам немного предновогоднего занудства и демагогии.

«Где реформы?» — кричит обыватель. «Когда вы станете жить лучше?» — кричит очередной популист. «Где доллар по 8?» — кричит идиот. И все эти послемайданные годы мы слышим одно и то же. Где, когда, почему, и при чем тут я. Обыватель хочет сегодня уснуть, а завтра проснуться как минимум европейским буржуа, стабильным средним классом — с двухэтажным домиком, двумя машинами на литовских номерах, хорошим счётом в банке (и чтоб проценты капали), нулевой коммуналкой и минимумом налогов (а лучше вообще без). Эдакая идеальная, пардон, коммунизьма.

А вот уйдёт Порошенко — и сразу заживём. Скажешь ему: «Кыш, противный Алигарх, тут есть Михо, Юля, Ярош (подчеркнуть нужное), Янык (для совсем упоротых)». И как в любой компьютерной стратегии нажал кнопочку — прокачал себе новое знание за несколько минут и всё: благосостояние +300, коррупция -1000, мозги +-100500.

Самое смешное, что обывателю не интересен сам процесс изменений, логика и последовательность. Важно здесь и сейчас. Обыватель не заметит, что децентрализация оставляет гораздо больше денег на местах. Не буду брать столицу для примера, там всегда было денег, как снега в декабре. Возьмём второй город по величине — Харьков. На 2015 год бюджет 6,7 млрд грн, 2017 год — почти 11 млрд, а на 2018-й уже 16 с копейками. Да-да, свидетели курса по 8 могут пересчитать всё в доллар, но не в долларе же мы рассчитываемся. Сам факт роста бюджета почти в два раза за два первых военных года всё-таки даёт надежду, что что-то меняется, ведь именно местный бюджет — это дороги, школы, детские садики, больницы. Короче, то, что вас окружает. Я боюсь, что деформированный уголовно-лагерной субкультурой времён совка обыватель перепутает ОТГ (объединённая территориальная громада), которых всё больше и больше, с ОПГ (организованная преступная группировка), а свидетель «фашистской хунты» обязательно найдёт в старостах, которые в этих же ОТГ теперь работают, что-то родное из советских фильмов о Второй мировой (где повсюду биндеры и фошисты).

Обыватель ещё много чего не заметит, но обязательно ткнёт носом в полицию (ЭТОЖЕМЕНТЫ, только в новой форме), прокуратуру, суды… ну вы знаете, список тоже длинный. И знаете, если отбросить истерики, то ткнёт он совершенно обоснованно, и даже аргументы найдёт, потому как сфера государственной службы у нас действительно хромает. Но почему так происходит? Нет, сразу же отброшу претензии адептов культа зрады™ и скажу, что наша система не является абсолютно нереформируемой. Более того, политическая воля на реформы более-менее, с оговорками и лавированием среди интересов разных политсил, была и есть (потому как каждый шаг, каждая реформа привязана к большому контролю со стороны западных партнёров, к финансовым вливаниям да и просто к вопросу доверия Украине, что в совокупности является залогом выживания на войне).

Проблема реформ кроется зачастую не в их реализации, а в реализаторах. Власть только может дать механизм, прописать его в нормах права, но воплощать его будут люди. Кадры — вот главная проблема каждой реформы. Ну не будет идеальной полиции, прокуратуры и судов, если у нас банально некем их заменить. Да-да, некем. Учебные заведения не готовят нормальных специалистов. А как только в органы набирают людей с улиц, то мы слышим крики, как в случае с патрульной полицией, что они ничего не умеют, что только бьют приусы, и вообще зрада-зрада. У нас нет достойного кадрового резерва для госслужбы, так как годами она рассматривалась как способ личного обогащения, а не служения народу, а само обогащение подразумевало то, что и зарплата там не должна быть достойной, ведь чиновник и так найдёт способ себе подмутить. Поэтому те единицы, которые, закончив ВУЗ, могут быть прекрасными специалистами на госслужбе, из-за её неконкурентоспособности выбирают частный рынок.

И если мы берём уже юриспруденцию, то не стоит пенять только на государственный сектор или сектор местного самоуправления. Посмотрите на частников — на адвокатуру. Я не буду говорить о том количестве идиотов, которых я встречал, я лучше расскажу о том, что честно, без заносов или по протекции от «Антон Иваныча» стать адвокатом практически невозможно. Коррупция? Безусловно. Но виноват ли в этом президент, премьер, коалиция или оппозиция? Нет. Адвокатура — это самоуправляемая структура, которая сейчас получает монополию на представительство интересов в суде. Причём я согласен с такой монополией, но я не согласен с условиями вхождения в этот закрытый клуб с весьма ограниченным числом профессионалов.

О, у нас даже кадровый голод в партиях. Нет и политиков, ими не учатся быть. Вот, казалось бы, на Западе очень много политиков вышло из юристов. Есть у нас такой, прости господи, вуз. Национальный юридический университет имени Ярослава Мудрого называется (да, тот, в котором дочь «министра» Корнета учится). Нет, школа знаний там хорошая, кто захочет — выучится. Но вот только автор этих строк, будучи честным отличником, не смог поступить на магистратуру на бюджет, так как места были выкуплены более достойными троечниками кандидатами (гы, правда я не знаю, зачем они это делали — по моим предположениям, стипендия не покрыла взятку). Да, пошёл на контракт, заплатил за услугу, и пошёл параллельно работать. Или такой пример. Заканчивал я самый «элитный» факультет — международно-правовой. Преподаватели действительно хорошие, декан тоже любил своих студентов и не трогал без повода. Но он любил нам повторять, что «учёба в нашем вузе позволит вам в дальнейшем поступить в лучшие вузы Европы….» Скажите, что это за элитный вуз, который хорош тем, что, закончив его, тебе лучше все-таки поучиться в другом месте? Это признание несостоятельности образования. И это я не о самом плохом университете говорю.

Поэтому я не устаю повторять, что самая главная реформа — это не антикоррупционная, судебная, полицейская, медицинская. Самая Главная Реформа — это реформа образования. Причём не просто реформа школы и высшей школы, нет. Надо заполнить ту цивилизационную совковую пропасть, сформировать правовую культуру нации и воспитать гражданина. Ведь, по сути, если я не могу ручаться за процентов 60 выпускников юридического университета, то как быть с медиками, учителями, банкирами…  И вот если вы тут вдруг вспомните о «прекрасном советском бесплатном образовании», то вы, простите, и есть та цивилизационная пропасть, ведь наши вузы — это отрыжка совка в условиях рыночной экономики. Или школьные учителя, которые каждые выборы проводят членами избиркомов. Если вы думаете, что «референдумы» в Луганской и Донецкой областях проводили россияне, то вы правы отчасти — на местах этим занимались именно школьные директора и учителя.

Кроме того, оценивая реформу, попробуйте поиграть в игру «а как бы я это сделал». Только не так, как в компьютерной игре, а по-настоящему. Например, вас не устраивает полиция. Хочется всех выгнать сразу. Представьте страшные 2014-2015 годы. Вам надо уволить 600 тысяч с лишним сотрудников МВД. Что с ними будет? Это же прекрасный «кадровый резерв» для сепарни, потенциальные агенты России. Даже если вы не придумываете кучу нормативки и подзаконных актов, просто представьте, что же делать с уволенными тысячами потенциальных озлобленных врагов? И даже если вы их не боитесь, то где вы найдёте им замену? В юридическом университете? Знаете, у меня есть пару знакомых, которые просто в приступе эпилепсии заходятся, когда обсуждают полицию. Если коротко — шеф, всё пропало. Но реакция на вопрос «а чего ж ты сам не пошёл тогда служить» вводит в ступор. Самый хороший ответ — «каждый должен заниматься своим делом». Ага, вот и занимаются. А ведь это только часть гигантской правоохранительной системы. И так везде. Фейсбук не сильно же обсуждал конкурс в директораты министерств. Там и зарплаты хорошие, вот только ажиотажа не было.

Простые ответы никогда не решают сложные проблемы. Если вы завтра станете единоличным диктатором Украины и запретите своим августейшим указом коррупцию — её от этого меньше не станет. Антикоррупционный суд, НАБУ, НАЗК, САП, активисты — всё это инструменты, элемент сдерживания. Но давайте признаем, что если руки не оттуда растут, то эффективность этих инструментов стремится к минимуму, а если они ещё и начинают между собой собачиться и преследовать личные интересы или интересы друзей – это прямое доказательство того, что беда с кадрами, их культурой. Общество толерантно к коррупции, что уж говорить, если студенты-юристы (!) покупали себе бюджетные места.

Тем, кто хочет реформ уже завтра, надо понять одну вещь. Государство часто сравнивают с домом, его тяжело и долго строить: котлован, фундамент, коробка, отделка, проводка, коммуникации… Но государство — это не дом. Государство — это дерево, его легко срубить, но расти оно будет долго. И, перефразируя одного солнечного французского короля, государство — это мы. Мы все растём вместе с этим деревом.

Четыре года назад наше молоденькое деревце, изрядно хворающее и с советскими паразитами, попытались срубить восточные дровосеки — больно уж оно начало им закрывать солнце для их бурьянов на болоте. Но дерево выстояло. Можно не замечать, что всё-таки многое поменялось в стране, можно игнорировать, не участвовать, можно критиковать садовника, находя ошибки. Если садовник умный, то он отреагирует и исправит. Но нельзя верить проходимцам, которые вашу метровую смереку пообещают за 70 дней сделать гигантским трёхсотлетним кедром, орехи с которого уже завтра вас прокормят. Всё, больше никаких деревянных аналогий.

Когда говорят, что история повторяется, то у нас она циклична даже не событиями, а поколениями. 150 лет назад Шевченко писал «Якби ви вчились так, як треба, то й мудрість би була своя». Скоро 100 лет будет провозглашению независимости УНР — столетие дрязг, внутренних склок, недоверия. Тогда же тоже Гетман был плохой, олигарх своего рода, а поэтому появилась кучка мини-гетманов. И пока гетманы выясняли, какой же гетман более народный, и как он всем светлое будущее устроит, гибридные популисты-большевики сожрали страну. И так постоянно. Все хотели хорошего будущего, но не учились на ошибках. Поколение Независимости расплачивается за то, что родители не смогли при распаде совка построить нормальное государство, продавали свои приватизационные ваучеры ради скоротечной наживы, голосовали всё за тех же совков. Они (родители в смысле), в свою очередь расплачивались за то, что их родители терпели совок, умноженный на травму Голодомора и Второй мировой, а те — за то, что допустили совок, умноженный на травму Первой мировой, хаоса войн и борьбы за независимость/власть советов, а те, которые уже пра-пра, терпели империю, шовинизм, еврейские погромы… Мы должны развиваться вместе со страной, иначе этот порочный круг не разорвётся. Но то, что случилось за последнее время, даёт мне надежду, что у нас есть шанс исправить.

К сожалению, быстро не бывает. А ещё и будет больно, долго больно. Мы, на самом деле, поколение мазохистов. Чтобы всё случилось так, как это сейчас в Польше или странах Балтии, нам нужно ещё минимум лет 20. И как же их пройти, если проходимцы штормят неокрепший разум избирателя всего через четыре года? А пройти это можно будет только тогда, когда образование станет главной реформой. Ведь, с точки зрения моего пессимизма, наших людей уже не исправишь. Совок глубоко засел. А те, кто нашли в себе силы, уже поменялись. Поэтому надежда на то, что путём образования мы добьёмся поколения настоящих украинцев, которые знают и уважают свои и чужие права, своё и чужое личное пространство, понимают, что их страна — это их ответственность, а не очередного гастролёра. Ответственность, умноженная на логическую рациональность и осознание политико-правовой реальности. Понятно, что не для всех, не надо быть всем такими. Но нация уже должна уйти от Франковского вічного революціонера к Франковскому каменяру, который ломает скалу на пути к своей цели.

И это тот случай, когда мазохистом быть интересно — ведь это же так приятно осознавать, что ты не уехал на всё готовое, где за тебя такие же мазохисты всё вырастили раньше. А тут ты можешь оставить след, запомниться. И, может, нашим детям мы вырастим нормальное дерево? Вот только вчитись треба так, як треба…

''''