Перейти к основному содержанию

Полезные вражины короля

О том, как ссорились Пётр Алексеевич с Арсеном Борисовичем. Редакторское

""

Часть 1. За что боролись?

Авторы этих строк с растущим удивлением пару недель наблюдали, как множество людей героически воевало с Банковой методом «напугай кота сосиской». Мы устали. Мы хотим об этом поговорить. Но сначала о самом актуальном фрагменте общей картины: о том, как поссорились Петр Алексеевич с Арсеном Борисовичем.

То, что конфликт Авакова и Порошенко перейдёт в «горячую» стадию, было понятно уже давно. К этому было две предпосылки.

Первая предпосылка — положение самого Авакова.

Сейчас Аваков — практически второй по влиянию человек в стране. Тут мы говорим и о имеющихся в его распоряжении финансовых ресурсах, и о контроле над частью силового блока, и о политическом влиянии. Последнее, впрочем, частично связано с контролем над силовиками — в нашей стране тотального правового нигилизма, плавно переходящего в правовой пофигизм, мало кто из политиков хоть раз не нарушал закон.

В общем, Арсен Борисович — большой человек.

Но так уж сложились звезды, что этот большой человек не институциализировал свое влияние на политической карте — проще говоря, у него нет своей политической силы, которая имеет шансы попасть в следующий созыв парламента. Еще проще: он не имеет никакого стратегического политического прикрытия и, значит, не сможет сохранить свои позиции в следующем политическом цикле. Его могучий замок построен на песке и рискует быть смыт следующим же приливом.

Вы бы тоже на его месте посчитали, что с этим надо что-то делать.

Вторая предпосылка — неумолимое приближение вышеупомянутого прилива, то есть парламентских выборов, и активные движения основных политических игроков по подготовке к нему. Для представителей Нарфронта это выливается в переговоры по их объединению с ББП и созданию единого политического проекта.

Так вот, как раз в этом политическом проекте места такому тяжеловесу, как Аваков, и не находится. Слишком велик, слишком тяжёл, слишком неудобен — для такого слона СВ-вагон не предусмотрен. Яценюку и Мартыненко (или самим, или их людям) место найдётся, Кровавому Пастору найдётся, а Авакову нет. Для проекта ББП+НФ он слишком тяжёловесен и «невпихуем». Слишком уж много кандидатов на нерезиновую первую партийную десятку.

С созданием своего проекта Аваков уже опоздал. Он, конечно, имеет влияние на всякие политические ответвления «Азова» и т.д., но это политтехнологические «спойлеры». А вот своего «базового» проходного в ВР проекта у Авакова как раз и нет.

Вот и получается, что Аваков в настоящее время — такая себе «барышня на выданье»…  Забавно, что чуть ли не единственным реальным или удобным партнёром для него может стать ЮВТ. Потому что она может дать ему гарантированный проход в ВР при максимальном удовлетворении политических амбиций: в настоящее время рядом с ЮВТ нет других политических тяжеловесов и расталкивать никого не придётся.

Да и для ЮВТ Аваков — идеальный партнёр. Во-первых, он отличный орговик. А в настоящее время рядом с ЮВТ нет ни одного хорошего менеджера, и именно отсутствие эффективной организации текущей работы многие называют главной проблемой на Туровской (штаб «Батькивщины», если кто вдруг не в курсе). А во-вторых, он контролирует силовиков, причём именно тех силовиков, которые и являются реальными руками и ногами любого следствия. Что может ГПУ без Нацполиции или СБУ? Это значит, что Аваков может обеспечить защиту ЮВТ от уголовных преследований со стороны власти. По крайней мере, максимально затормозить эти процессы. На месте Тимошенко с её травматическим опытом стоило бы призадуматься.

При этом мы никоим образом не хотим подтвердить или опровергнуть слухи о переговорах между этими политическими игроками. Они могли быть в реальности, или могли быть прикрытием со стороны Авакова для торга с целью получения своего места в президентском политическом проекте. Мы понимаем низкую договороспособность и Арсена Борисовича, и Юлии Владимировны, а также сложность с гарантирование выполнения договорённостей. У нас всё очень сложно и непредсказуемо. Мы просто показываем вероятность и взаимную выгоду такого симбиоза.

Так что же должны были делать Арсен Борисович и Пётр Алексеевич при таких раскладах?

Арсен Борисович — показывать свою силу (возможность раскачать политическую ситуацию) и полезность (возможность сдерживать политические процессы, особенно уличные). При этом показывать это обоим потенциальным партнерам во власти и в оппозиции.

Пётр Алексеевич — снижать ценность Арсена Борисовича как самостоятельного политического игрока, ограничивать его маневр, делать оппонента максимально зависимым, подрывать его политические и электоральные позиции. Этим снижается и ценность АБ как актива для оппозиции, и степень его притязаний на место и влияние в президентском политическом проекте.

Вот теперь, с этих позиций, наверное, становятся намного более понятными события последних недель. И позиция Авакова в отношении протестов под ВР (эффективность его действий, а главное — бездействий. И некоторая «показушность»), и выскочивший в нужный момент из кустов рояль — давно муссировавшееся дело о покупке МВД рюкзаков у сына Авакова.

Это объясняет вообще всё — от снятия оцепления нацгвардейцев под Радой до активной критики приближенными к Авакову силовиками «президентской вертикали».

Они подрывают позиции друг друга перед большими торгами. Это привычный ритуал украинской политики. Они могли бы долго так бодаться.

Но тут внезапно вмешалась третья сила. Возопила «щас как жахну по Порошенко! Держись за стул, барыга!»

И жахнула по Авакову.

Теперь президент говорит — если упростить — Арсен, дорогой, это не я, я сам в шоке. Арсен не верит, что, в принципе, ожидаемо.

Поверим ли мы? Это сложный вопрос.

Давайте посмотрим, кто проводит следственные действия. Проще говоря, кто «загоняет» в стойло президента брыкающегося и независимого министра МВД и этим помогает концентрировать единоличную власть в руках президента? Ну ведь, по логике, это должна была сделать «президентская» Генпрокуратура?

А вот нетушки. Это НАБУ — любимый орган «еврооптимистов» и антикоррупционеров. Тесной дружбой с которым они так гордятся, постоянно об этом напоминая, и на защиту которого они бросаются при любых попытках даже не критики, а малейшего сомнения в его эффективности. Некоторые иностранные наблюдатели вообще громогласно заявили, что, цитируем: «Громадянське суспільство України має власних силовиків в особі НАБУ».

И вот теперь, в момент наибольшего напряжения в противостоянии президента со вторым по влиянию политиком в стране этот орган внезапно лупит вовсе не президента, а его оппонента. По самому уязвимому месту — по семье. Заставляя нервничать и срываться.

Получается парадокс — действия представителей гражданского общества и их «силовиков» приводят к максимальной концентрации власти в руках президента. И это при том, что именно президент — основная мишень их критики, и именно борьбу с ним они считают своей главной задачей.

Интересно, они не понимают, что своими действия они не только не «раскачивают кресло» под президентом, напротив — они строят под этим креслом устойчивый фундамент, который максимально усложнит и для них, и для любого другого оппозиционера любые законные пути смены власти?

И ладно бы ситуация с Аваковым и НАБУ была единственным примером. Не единственный.

Но об остальных — во второй части материала.

''''