Перейти к основному содержанию

Охотники VS зоозащитники. Есть ли в этом уравнении охрана природы?

Прочти текст на ПиМ и узнай, кто ты — охотник или зоозащитник

Примечание редакции. Спор охотников и зоозащитников вечен. Но на самом деле он не ограничивается этими категориями. Свое, отличное от первых двух, мнение, есть у ученых и специалистов по охране природы. Марина Шквыря — наш автор и кандидат биологических наук Института зоологии им. Шмальгаузена — поделилась им с нами.

Один из холиваров бурно эволюционирующих сообществ — это существование в современном мире охоты как таковой и выяснение пределов, до которых защита животных не наносит вред людям и самим животным.

В этой проблематике сложно всё. Начиная с определения сторон. Охотник — кто это? Богатый жлоб на джипе, в котором тепловизор, водка и девки? Обеспеченный человек, за счет финансовых вливаний которого существует и развивается охотничье хозяйство как отрасль сельского? Бомжеватого вида крестьянин с велосипедом, на руле которого вечная авоська с десятком петель внутри, от которых сутками мучительно умирают попавшиеся животные? Представитель первичного охотколлектива, который заготавливает веники и зерно, чтобы зверь пережил снежную зиму, снимающий те самые петли и трясущийся над молодняком кабана, чтоб поголовье не падало? С зоозащитниками тоже не всё понятно. Смелые красивые, отмывающие морских птиц от нефти и развивающие программы адопции брошенных собак? Истеричные и непоследовательные, выпускающие лабораторных белых мышей «на свободу» и считающие кастрацию калечением? А как быть с охотниками, спасающими собак или зоозащитниками, носящими мех?

А может, всё намного проще? Эти люди — часть нашего общества. Такого неоднородного и находящегося в постоянном развитии. Поэтому и судить о сторонах по крайностям нельзя. Важнее понять ту точку, на которой сейчас находимся именно мы, именно в этой стране. К чему мы готовы, или что нам грозит. С моей стороны, с точки зрения учёного, занимающегося вопросами охраны видов, интереснее другое. Где находится пересечение интересов и как это может помочь природоохране. Охрана природы — понятие широкое. Прелесть в том, что и охотники, и зоозащитники уверены, что именно за это они и болеют. Я попробую сделать сравнение основных идей с точки зрения усредненных охотников и зоозащитников, а также видение этих месседжей с точки зрения охраны природных экосистем.

Итак.

Преумножение животных в угодьях

Охотпользователи и охотники. Оценивают позитивно, ведь на выходе получают ресурс. «Больше кабана — больше лицензий-больше охоты — больше денег».

Зоозащитники. Оценивают позитивно факт увеличения численности. Зачастую оценивают ситуацию по частоте встреч. «Вот в Германии-то из окна автобуса косуль видно».

Охрана природы. Аномально высокая численность избранных охотничьих видов — в первую очередь таких мощных трансформаторов ландшафта, как копытные, зачастую приводит к снижению биоразнообразия, трансформации и разбалансировке природных экосистем

Отстрел хищников

Охотпользователи и охотники. Оценивают позитивно, так как борются с конкурентами за «мясо», попутно с бешенством и получают плюс три к харизме. «Ведь волка добыть — это не косулю. Прямо Рэмбо надо быть».

Зоозащитники. Оценивают негативно. Сам факт убийства животных плюс вмешательство в «природный ход вещей».

Охрана природы. Возможны варианты. При нынешней трансформации экосистем оставить ситуацию на самотёк везде нельзя. Хищники могут быть крайне серьёзным фактором для видов, которым уже угрожает опасность исчезновения. Или стать серьёзным негативным фактором в сочетании с погодными условиями, бескормицей и т.д. Встаёт вопрос: сохранить 10 волков и потерять молодняк лося или отстрелять половину волка и надеяться, что лось переживёт снежную зиму? Сохранить ворону или гнезда певчих? Инвазивную, искусственно завезенную енотовидную собаку или редких амфибий? Времена, когда природа была дикой и сама регулировалась, в прошлом. Она-то отрегулирует, но понравятся ли изменения? Например, другой список видов или новые растительные сообщества взамен старых.

В то же время интенсивное выбивание хищников из природных трофических цепочек опять же завалит весь баланс. Некоторые пошли по пути продажи хищных как трофеев, оплачивая с доходов за убийство охрану всей природной территории. Другие создали систему компенсации за ущерб.

Тут ещё приходится учитывать фермеров и жителей сёл — ведь ущерб от хищников несут и они. А на ущерб для домашних животных, как правило, отвечают браконьеркой. За объявление же аборигенных видов вредителями надо заставлять «Смерть Сталина» пересматривать.

Пока что лучше всего работает комплекс: план управления, разработанный для конкретного региона на основании реальных научных данных. Где надо — отстрел, где надо — охрана и выплата компенсаций, где фермеры боятся — дотации на меры защиты скота. Примеры — европейские и скандинавские страны. А бешенство вообще вопрос другой, и отстрелом его не решить. Ничего лучше массовой и систематической пероральной вакцинации диких животных ещё не придумали.

Отстрел бродячих собак и кошек

Охотпользователи и охотники. Оценивают в целом позитивно, так как опять же избавляются от хищников. Но негативно к самому факту финансовой нагрузки. Плюс эмпатию никто не отменял. Обычно этим занимается егерская служба.

Зоозащитники. Абсолютно негативно. Тут всё понятно.

Охрана природы. С точки зрения охраны дикой природы бродячие собаки и коты вне населённых пунктов — это бедствие. Коты уничтожают птиц и их кладки, грызунов, насекомых. Для редких видов это может стать приговором. Собаки стараются не отставать. Беречь собачьи и кошачьи жизни — совсем не задача природоохранников. Компромисс лишь в гуманном урегулировании вопроса с содержанием, запрете самовыгула и стерилизации поголовья для сокращения численности бродячих.

Запрет охоты

Охотпользователи и охотники. Абсолютно негативно. Тут всё понятно.

Зоозащитники. Оценивают позитивно, ведь с их точки зрения вокруг расцветет эдемский сад.

Охрана природы. Тут всё просто.

  1. Отмена охоты автоматически не отменяет браконьерства. Очевидно, что после сворачивания функций охраны угодий фауна и флора в них резко оскудеет месяцев так за пять. Хороший пример этого тренда — многие объекты природно-заповедного фонда. Охрану из нашего бюджета не обеспечишь.
  2. Запрет охоты в слабо трансформированных системах при условии охраны необходим, как, впрочем, и любого другого вида деятельности. Даже, о ужас, любимого всеми «экотуризма с фотосафари». От этого государство не имеет права отмазываться с требованиями «рентабельности» заповедников. Мону Лизу тоже не забесплатно проветривают.
  3. В уже трансформированных системах (а такие у нас почти все) единомоментное прекращение вмешательства выдаст слабо прогнозируемые модели. Что-то пройдёт удачно, что-то нет. Цена ошибки высока.

Притравка норных и зверовых охотничьих собак на контрольно-испытательных станциях

Это когда собаку травят на зафиксированное или ограниченное в пространстве животное, если кто не в курсе.

Охотпользователи и охотники. Позитивно. Искусство, традиция и все такое. Деды травили. Без рабочих качеств порода испортится, без породы мир сгорит в пламени апокалипсиса.

Зоозащитники. Негативно. Крайние проявления жестокости при полном отсутствии хотя бы иллюзии «честной схватки».

Охрана природы. Что это за фигня вообще? В охотхозяйстве вклад с экономической и технической точки зрения минимален. К природоохране никакого отношения не имеет. Есть много видов искусства – пытки, к примеру. Сохранением пород собак занимаются другие направления.

Учитывать, прежде всего, интересы дикой природы, независимо от коммерческой выгоды

Охотпользователи и охотники. Такое случается в Штатах или Европе, но не у нас. Вот ещё, деньги терять прямо сегодня.

Зоозащитники. Принимать тяжёлые решения? Нет, вот ещё. Лучше кого-нибудь убийцей обозвать

Охрана природы. Всё грустно.

Конечно, можно было бы привести примеры гигантского массива научных данных, которые получает и которыми оперирует Департамент рыбы и дичи США при охране и эксплуатации природных ресурсов, примеры потрясающих природоохранных проектов альпийских охотничьих обществ. Но есть наше охотничье хозяйство и наша ситуация. Вряд ли у кого-то из охотников повернётся язык сказать, что у нас все ОК или хотя бы неплохо. Даже несмотря на отдельных профессионалов и удачные проекты. А ещё можно долго смеяться над некомпетентностью зоозащитников, но сколько экспертов с ними работают? Это же ниже достоинства сотрудника НИИ — «с кошатницами» разговаривать. И всё же я не оставляю надежд увидеть в Украине нормальное устойчивое и рациональное использование ресурсов и мощное природоохранное, в первую очередь, экспертное лобби. Тогда и зоозащитная общественность сориентируется и сможет запускать адекватные работающие механизмы в защиту прав животных. Красота игры в том, что в современном обществе необходимо и то, и другое, и третье. Более того, правомочность существования всех трёх категорий прописана и гарантируется Конституцией Украины. Перечитайте на досуге. И это, погладьте собаку. Или хоть ужей палкой не бейте. Кто знает, как наше общество изменится в будущем. Вдруг зачтётся :)

''отсканируй
и помоги редакции

''