Перейти к основному содержанию

Про лося, если спокойно

О братьях меньших. Охотничий или краснокнижный статус для лося?

Примечание редакции. 27 ноября Окружной административный суд города Киева признал незаконным внесение лося в Красную Книгу Украины, вновь легализовав охоту на него. Это решение вызвало несогласие Министерства экологии (которое до этого находилось под огнём критики зоозащитников за неспособность защитить лосей и слишком лояльную позицию по отношению к охотникам). Министр Остап Семерак объявил, что решение будет оспорено в апелляционном суде, а пока суд да дело — буквально — запрет в силе.

Охотники утверждают, что лось вообще живёт исключительно за счет прикорма со стороны охотхозяйств. И без них вымрет, будучи выбит браконьерами — их-то запрет не останавливает.

Зоозащитники, в свою очередь, утверждают, что отсутствие запрета и подкормка в охотхозяйствах украинскому лосю не помогли, поставив под вопрос само существование вида в Украине.

В споре между двумя заангажированными группами мы считаем логичным послушать учёных. Поэтому подаём мнение зоолога, кандидата биологических наук Марины Шквыри. Без купюр. Ну, почти.

Формально, лось — не мой вид. Но я уж точно лучше разбираюсь, чем большинство охотников и зоозащитников, обкладывающих друг друга сейчас в фейсбуке. Поэтому напишу своё мнение.

Охотничий или краснокнижный статус? Спойлер: да похрен, перспектив для вида пока в Украине не даёт ни один вариант.

Несколько моментов:

Мы, Украина периферия ареала. Это значит, что при сокращении общего ареала мы сужаемся вплоть до нуля. А подпитку нам после периодов проседания обеспечивают сопредельные страны.

Сейчас здесь сжатие. Сколько в этом процессе браконьерства, сколько хищника, сколько глобального потепления и общих трендов динамики численности вида по всему ареалу сказать сложно. Но факт лось в который раз стал фантомом на югах, западе и прочих регионах, где периодически (в исторической перспективе) закрепляется.

Может ли помочь лосю статус охотничьего вида? Нет. За годы независимости он ему не помогал ни при широкой охоте, ни при моратории с лимитами, с чего вдруг сейчас поможет?

Аргументы охотников следующие: если мы летать не будем, то никто летать не будет. Не будем кормить, охранять и целовать под хвостом, ибо не дадут стрелять и нам невыгодно.

Тут всё просто.

Во-первых, эта модель коммерческого щита работает для видов, которые держатся очень оседло. Какой смысл кормить лося столь бережно взращиваемым лесниками молодняком сосны всё лето на своей территории, чтобы осенью в сезон загонок на копытных он ушёл к соседям? А зимой он вообще на стойбищах волков в трёхстах километрах от вас кормить будет, хоть отсосите ему в мае. Вы же сдавали биологию охотничьих видов при вступлении в УТМР (Українське товариство мисливців та рибалок — прим. ПиМ) — должны знать про территориальную структуру. Более того, эта модель в нашей стране не работает даже для кабанов и косуль, судя по общей численности в стране. И не потому, что биотехния и охрана угодий не помогают, а потому что у нас в стране охотничье хозяйство как отрасль лежит в руинах. Да, неплохо бы развивать и реформировать. Но лось тут не при чём. Как здесь сделать Швейцарию? Не знаю. Судя по нашему состоянию экономики, это вопрос ко многим отраслям.

Во-вторых, вас, дорогие охотпользователи, спрашивать никто не обязан. Вы подписались на охрану «невыгодных» видов в тот день, когда вступили в права пользования. Как бы закон такой — вы отвечаете за охрану и воспроизводство всех тварей на территории. Которая по Конституции принадлежит всем, а деньги стрижёте вы. Ни для кого не секрет, что виды, которые тяжело кормить и удержать чисто технически, у нас — феодальный лимит. «Попридержать» медведя или лося к приезду нужного человека — практика повсеместная. И только поэтому их не дают прикончить местному населению в ближайший выходной день. А уж практика легализации перестрела — когда типа «случайно» в загоне одновременно кладут в каждом углу, привела к тому, что реальные лимиты во время моратория всегда были в три раза выше. Так что не сильно берегли «коммерческого зверя». Вот это жлобство вас и погубило, дорогие охотпользователи.

Ещё аргумент: на каких основаниях внесли. А чё, нормальные основания. Читаем матчасть:

Підставою для занесення видів тваринного і рослинного світу до Червоної книги України є наявність достовірних даних про чисельність популяцій та їх динаміку, поширення і зміни умов існування, що підтверджують необхідність вжиття особливих термінових заходів для їх збереження та охорони.

То есть самого факта изменения ареала в ГИС моделях достаточно. Никто не требует прямо данных по численности. По кому она есть, в конце концов? По лесному коту или тюленю-монаху?

2. Есть ещё проще вариант:

неоцінені — види, про які відомо, що вони можуть належати до категорії зникаючих, вразливих чи рідкісних, але ще не віднесені до неї;

недостатньо відомі — види, які не можна віднести до жодної із зазначених категорій через відсутність необхідної повної і достовірної інформації.

Так что, грубо говоря, Комиссия по ЧКУ и Минприроды могли и не париться показательными вертолётными учётами. Самого факта неизученности на фоне такого фактора, как браконьерство и трансформация среды, более чем достаточно для инициирования вопроса.

Теперь к Красной Книге. Нет, она не поможет лосю уцелеть от браконьеров. Но она маркер того, что с видом надо что-то решать. Красная Книга — не приговор. Барсук в ней год продержался. Ни внесение, ни вынесение никак не помогли. Выполняйте свою работу — охраняйте, ждите подъёма численности и потом требуйте изменений статуса. И да — вы попробуйте в отчётность подавать реальные цифры, и к вам сразу уважительнее начнут относиться в профильных структурах.

В общем, у меня всё. Фоточка моя из места, где их много, браконьеров тоже много, но рядом страна с высокой численностью и нормальной охраной.

 

''отсканируй
и помоги редакции

''