Перейти к основному содержанию

Про ZE-электорат

Собирательный образ электората Зеленского. Все совпадения (их будет немало) случайны.

Примечание редакции. Учитывая специфику текста и боевое прошлое автора, мы сделали исключение из нашего табу на мат в тексте.

...В селе, и правда, не знают о более 200 новых заводах, лоукостах, ряде дипломатических побед, росте экономики и других свершившихся фигнях за последние пять лет. В селе видят новый асфальт, но не связывают его с децентрализацией. Очень сложное слово с непонятным значением жители заменяют на «Валька положила» (голова ОТГ) и сразу приступают к обсуждению самого события:
– Ага, положила. Вузьки-и-и-ий, на сусідній вулиці на 15 сантиметрів ширше.
– Та якби на твоїй вулиці діти работніка сєльсовєта жили, то й у тебе широкий поклали б.
– Так воно й не по технології покладено! Положено 25 кілограм на квадратний метр, а поклали слой, як бомага.
– Та й «подушку» неправильно відсипали.
– А уклон який зробили? Як дощ — уся вода в садок стікає!
– Так якби ж не ворували!
И так далее.

Тем не менее за последние 5 лет асфальт появился на 13 улицах из 16 (не более 600 м каждая), которыми «оборудовано» село. До этого асфальта никогда не было. Совсем. Не считая одной улицы вдоль трассы. Остальные шлаком засыпаны были в 1980-х годах — и пиздец.

Жители села, раньше хуячившие за 3 000–5 000 гривен, львиную долю которых тратили на проезд в Днепр, сейчас хуячат не меньше, только работы стало больше и платят уже от 10 000 грн (это мы по умолчанию называем з/п работника без квалификации).

В пример можно привести мясокомбинат в соседнем селе. Раньше он еле работал и платили рабочим понты, а сейчас расцвёл, создал на рынке труда конкуренцию МК «Юбилейный», и теперь оба предприятия поднимают постоянно зарплату, в борьбе за работника без квалификации. Примеров много на самом деле, но в селе нельзя апеллировать этим, ибо ответ один:

– Так а долар, блядь, Порошенко на скільки підняв?! А газ?!

Любые полемики в этом вопросе бесполезны, ибо в селе преимущественно верят телевизору и имеют хуторянские представления о мире вокруг себя. Они не летают на лоукостах, а «газ» — это не более чем сумма в квитанции, которую с них «дерёт Кучма / Янукович / Порошенко», и хуй они клали на схемы-хуемы и экономику. Экономика — это деньги в наволочке, а схемы — это спиздить в обход счётчика свет / воду и газ. Схемы — это вымурчать ништяков у «государства», например, оформиться и стоять на бирже труда годами, при этом работать на двух работах и строить дом. Вот это схемы.

«Телевизорная» аудитория здесь начинается с 30+ лет. Всё, о чём говорят в «ящике», обычно воспринимается как правда и в дальнейшем используется в качестве аргумента. Вы можете быть макроэкономистом с учёной степенью, но против «по тєлєвізору казали» ваши аргументы не попрут.

Те, кто младше и активно юзает интернет, тоже не стали «колхозными иллюминатами», потому что преимущественно потребляют дешёвый контент из «ВКонтакте» (VPN работает) и Instagram.

Это не значит, что в сельской местности нет умных, понимающих и ответственных людей. Они есть, их немало, но пребывают такие люди в абсолютном меньшинстве.

За аудиторию «зомбоящика» я написал неспроста. Именно телевизор там формирует предпочтения избирателя...

***

Сегодня я вам коротко опишу собирательный образ электората Зеленского. Все совпадения (их будет немало) случайны.

Ему около 30 лет. В школе учился так себе, скорее даже просто ходил, чем учился. Твёрдые пятёрки были только по физкультуре, а оценок по остальным предметам он не помнит. Книжек не читал, а если и читал, то про братву 1990-х. Тем не менее, на вопрос «Столица Украины» ответить может. Курить, пить и ебаться начал, как все, в подростковом возрасте. И никогда не прекращал.

После того как он 10 лет проходил в школу, ещё зачем-то год ходил в бурсу, дополнив школьный аттестат таким же бесполезным дипломом.

Ему хотелось гулять, но родители еле вытягивали семью, хозяйство, его и младшую сестру, поэтому пришлось идти работать. Так как в школу и бурсу избиратель Зеленского просто ходил, книжек не читал и ничем, кроме пиваса, гулек и семок, не интересовался, то продать на рынке труда смог только свою физическую силу.

Взрослая жизнь наступила на шею и никогда больше не отпускала.

Он работал на стройке подсобником, стропальщиком на металлобазе (купив за 100 гривен «корочки» прямо у инженера по ТБ), производстве тротуарной плитки, грузчиком в строительном магазине, охранником, на производстве металлопластиковых окон и ещё в десятках мест с тяжёлой работой и маленькой зарплатой, половину которой приходилось оставлять в общественном транспорте. Остального хватало на «дать матері» и два раза нажраться водки с пивасом.

Жизнь, похожая на унылое говно, привела к увеличению дозы алкоголя и частоты его употребления.

Серые будни, «синие» выходные и похмельные воскресенья превратились в одну аудиокассету, играющую подряд дешёвую музыку херового качества.

Так продолжалось до того похмельного воскресенья, в которое он узнал, что она беременна.

Была свадьба, «Паджеро», «Ауди» и куча «Жигулей» с «Тавриями». Тосты, пляски, конверты с деньгами, стиральная машинка, утюг и холодильник.

Было весело и даже подрались в конце.

После свадьбы стало тяжелее, работать пришлось больше, а мечты об идеальной семейной жизни разбились об стену непонимания «тої пізди» и не прекращающийся плач ребёнка. Ребенок вымывал весь остающийся заработок, и на пивас пришлось ныкать отдельно. Тяжёлый труд требовал сил, и их ему придавал купленный на работе фен (наркотик). Под ним не хочется жрать и производительность вырастает в разы. Под ним даже плач ребёнка как-то спокойнее воспринимается… Да и… «не от піздатої жизни я цю хуйню нюхаю, я ж раді сєм’ї». К постоянным долгам в магазине добавилась задолженность по коммунальным услугам и долг у барыги Лёни. Выручал ломбард, в котором уже давно и прочно лежало обручальное кольцо. Проценты в ломбарде тоже добавились.

Она психанула, забрала ребёнка и ушла. Позже подала на развод и не захотела мириться оба раза, когда он к ней приезжал. Первый раз не захотела, потому что был пьяный, а второй — потому что отец спалил его, что он «под феном».

После развода легче не стало. Приходилось работать на проезд, алименты, долг в магазине. С феном пришлось завязать, ибо обещал малому велосипед. Для этого он нанимался на подработки, где платят наликом. И может, если бы с Гудком и Колей не ездили в «Дрезден» (Каменское, бывший Днепродзержинск) на сауну проституток ебать, то малый катался бы уже на велике… но пока никак.

«Да неужели бывает, чтобы в жизни человека было всё так хуёво?»

Бывает. И не в «жизни», а в сотнях тысяч жизней по всей Украине, с таким или похожим сценарием.

Теперь посмотрим, что его (будущего избирателя) окружало на протяжении жизни и где он бывал.

С «бывал» всё просто. Раз на море, с родителями в детстве (фотки есть). В Запорожье и Харькове бывал по работе и регулярно ездит в Днепр пахать, и иногда в магазины конфиската за шмотками. Ну, летом, конечно же, частенько зависает на Голубых озерах в Елизаветовке и совсем не часто — в дешёвых саунах левого берега «Дрездена».

С «окружало» тоже ничего нет сложного.

В детстве папкины кассеты с песнями Кучина, Наговицына и «Сектора Газа». В школе российская попса типа «Иванушек» и «Дискотек Аварий». Обязаловка на 9 Мая почтить у памятника дидов и пьянка с шашлыками, драками и обрыганами в честь праздника. Разговоры старших про охуенный Совок, самых лучших футболистов и мощную армию. Про то, как всё было бесплатно, а его отец:
– На бензовозі робив, так я лічно зливав по 3 куба бєнзіна в посадкі, бо його списувать довше, чим насос включить. А щас он, поїдь заправся! Довели, блядь, страну.

Бабушка тоже подтверждала:
– Тоді порядок був. Я на строітєльстві робила — батька твого в садік не хотіли брать, так я один раз в райком позвонила, чортів таких дали, шо машина додому приїхала, ізвінялись. О-о-ой, та шо там казать!

Он привык к разговорам, что в России больше порядка, выше зарплаты и пенсии, что подтверждала картинка из телевизора.

Всю жизнь телевизор был отрадой и «телепортом» в другой мир.

В детстве ожидание «Чипа и Дейла», фильмы про Ван Дама и Рембо (мало кто знал имя Сильвестр Сталлоне), новогодние концерты со «звёздами русской эстрады» («Интер» хорошо показывает, а по УТ-1 только Лига чемпионов). Фильмы про войну круглый год, с «обострением» накануне 9 Мая.

Жизнь менялась, контент — тоже, и по доступным каналам (сейчас доступно 32 канала, а тогда — на какие антенны хватит. Как правило, без помех показывали УТ-1, «Интер», «1+1» и несколько региональных. Позже к ним добавился ТРК «Украина») начали чаще показывать «смешной» «Камеди клаб», где наваляные пацаны (его же не обманешь) чётко и уссыкательно шутили про понятные ему вещи. Из этих примитивных сценок он усвоил, что Путин очень влиятельный, а Кадырова и чеченцев надо бояться.

В говняные дни безденежья избиратель на последние бабки брал двушку пива и шёл домой смотреть «Квартал», где почти родные криворожские пацаны шутят про понятные вещи. Про взаимоотношения с женой, например (его ж не обманешь), про работу, желание отдохнуть… и, конечно, политику. Новости он не смотрит (там пиздьож одна) и не читает газет, не знает за политику и не интересуется. Ему со сцены пацаны расскажут про политику. Про хуевого Ющенко, картавого Луценко (фу, блядь), хитрую, но «всегда вторую» Юлю и простоватого, «но в доску своего» Яныка.

Позже про барыг и Яценюка, Парубия со смешным дефектом речи (фу, блядь-2) и Порошенко, который всем врёт.

Из этих сценок же он узнает про туповатых жителей Западной Украины, могучую Россию, побирающуюся страну, которая никому не нужна, и «братский народ».

Фиксация «тезисов» в голове идёт параллельно с бессознательным привыканием, что «квартал» — это «заебись, красавчики». Они шутят понятным юмором, «говорят правду». С Зеленским связаны минуты отдыха после тяжёлой работы или «на гусях» (отходняках) после фена.

Его родители, он тоже, угорают под «Сватов», где их приучают к одному «культурному пространству» и «братанию». Если родителей не доебали квитанции на газ и они не купятся на обещания Юли снизить цену, то, скорее всего, за Зеленского проголосует вся семья.

Когда мы встретились, я первый заговорил о выборах. Уж очень интересно стало подтвердить теорию.
– Прівєт, Сєрий!
– Здарова, як ти?
– Та заєбісь, а ти як?
– В мене все харашо. Работаєш?
– Да, устроївся недавно.
– Куда?
– А ось тут недалеко проізводство открилось, я «на лінію» устроївся.
– Важко?
– Та спина в кінці смєни болить, ну платять 12 штук і не далеко.
– Ого, ніхуя собі!
– Та да. На проєзд не тратюсь, нормально. Їздив позавчора в «ісполнітєльну» (виконавчу службу).
– Нахуя?
– Та в мене ж там долги по алімєнтам великі, поїхав рішать. На роботі сказали оформлять без питань і зарплата вся «по білому». Хочу їх бистро виплатить. Мені там долг цей рєстурку… рєст... руку…
– Реструктурізірували?
– Да. Та я і до бившої їздив, базарили, шо на малого і так буду давать бабок по мєрі возможності. Вона там замуж вийшла, опять беременна. Хочу поїхать з Кольой на роботу в Чєхію, хвости підтягую.
– Понятно. А голосувать за кого будеш?
– Та я хуй піду, а єслі і піду, то тіки за Вовіка Зєлєнского.
– Чого?
– Ну я не знаю… Тю, їбать, а за кого?! Він прикольний, я йому вірю.
– В шо ти йому віриш?
– От доїбався.. Сєрий, ну от дивись, по суті, ти, я, ми всі жили і дальше живем в гамні. Хіба не так? От согласісь.
– І шо?
– Ніхуя нам це государство йобане не дало, правільно? Я вірю, шо він наведе порядок. Сам не пожив нормально, он, може, малий мій хоть поживе.
– Понятно. Чув, а в тебе є мєчта?
– Яка мєчта?
– Ну яка нібудь. Про шо ти мєчтаєш?
– М-м-м… я б хотів собі магазін.
– Кого-о-о, блядь?
– Магазін, обичний.
– …
– Хіба не прикольно?
– А-а-а-а, ну да. Тіпа вечером прийшов, кассу сняв і поїхав гулять, да?
– Та при чом тут «гулять». Просто каждий день живі бабки, стабільность.
– А, ну да…

''отсканируй
и помоги редакции

''