Перейти к основному содержанию

«В советское время был бы расстрел!» В России школьников отчитали за надпись «Путин — вор»

2018 год, российские учителя угрожают школьникам расстрелом за попытки проявления здравого смысла
Источник

Надпись «Путин — вор» на классной доске в школе №20 посёлка Таёжный — фото прислано автором, пожелавшим сохранить анонимность

Во вторник, 13 ноября, в посёлке Таёжный Богучанского района Красноярского края учитель истории и обществознания школы №20 Евдокия Семёновна Ковалёва отчитала учеников «10А» класса за то, что один из них написал на доске фразу «Путин — вор» (без тире). Педагог, в числе прочего, пугала учеников расстрелом и угрожала им приездом «телохранителей Путина» из Москвы.

Видеозапись разговора женщины с учениками и фотография доски с надписью днём во вторник были опубликованы в сообществе «Убежище Мурзача» в социальной сети «ВКонтакте» (материалы доступны только для членов сообщества), а затем — в открытом доступе пользователем YouTube.

Как сообщил Радио Свобода на условиях анонимности один из выпускников школы, знакомый с обстоятельствами произошедшего, «разбор полётов» из-за надписи «Путин – вор» произошёл во вторник, 13 ноября, а саму надпись днём ранее оставил на классной доске один из учеников во время перемены между уроками.

Радио Свобода приводит полную расшифровку беседы, снятой на видео одним из учеников класса:

— (Учитель) Президент наш, которому «10А» нанёс вчера глубочайшее оскорбление, и за которое в советское время был бы расстрел… Я с учителями со всеми переговорила по поводу вашего класса и настаиваю на собрании с вашими родителями, потому что скатились с успеваемости, не говоря о поведении. Вот: вместо оскорбления, которое нанёс вчера ваш класс, он шлёт вам привет (показывает передовицу газеты «Ангарская правда», издаваемой в райцентре Богучаны, с заголовком «Привет от президента» — статья посвящена победе одного из проектов «Фонда развития Богучанского района» в конкурсе президентских грантов для НКО).

— (Ученица) Да не нам он шлёт, а Богучанску.

— Алёна… Алёна!

— При чём здесь… что он для нас сделал? Для Таёжного?

— Алёна, тебя вчера не было, ты не в курсе.

— Все знают, что они сделали. Почему вы ругаетесь на весь класс, если это сделали какие-то парни?

— Алёна, ты перебила меня, не мешай.

— Я вас не перебивала.

— Всё, не мешай. Хочешь быть учителем — окончи пединститут, отработай 60 лет, как я, тогда вставай и говори.

— То есть вы не сможете выслушать моё мнение?

— Я ещё раз повторяю тебе, я не разрешила говорить. И замолчи. Изучите правила поведения учащихся в школе. И на уроке. На уроке говорят ученики только с разрешения учителя. Ещё раз повторяю: если бы я только пустила в ход вот это всё и вызвала полицию… это я не стала просто навлекать позор на школу. Уговорили меня вчера, хотя человек восемь учителей скверно говорят о поведении в вашем классе, а из-за поведения опустилась и успеваемость. Ещё раз говорю: благодарите, что я не раскрутила это дело.

— (Ученик) Что вы на меня-то все время смотрите?

— А тебе кто разрешил говорить?

— Так это не я сделал!

— А я разве сказала…

— Хватит меня обвинять!

— А я разве сказала…

— Да вы на меня всё время смотрите.

— А ну-ка прекрати! Я говорю «10А», а не конкретно какую-то фамилию.

— И на меня смотрите.

— Я ещё раз повторяю! Я говорю о «10А», и пусть на совести того, кто это написал и кто, как трус, скрывается.

— Правда?

— Последнее. Пришли учиться?

— (Ученик) Ведите урок, раз мы пришли учиться.

— Не хотите учиться? Ваше дело. Есть техникумы и так далее. Но «10А» скатились. Как в успеваемости… я думала, может быть, только у меня. Побеседовала с учителями — да там, говорят, сплошь и рядом. И никакого самовольства! И никакого варварства! Чтобы в шкафы там кого-то запирать, тут что-то дёргать, что-то писать. Вы — старшеклассники, опора школы. Вы что думаете? В варваров превратились! Я, девочки, так сильно о вас не говорю. Но мальчики — кучкуются там около этих шкафов, там что-то дёрнут, кто-то кого-то запрёт. Это разве старшеклассники на выпуске из школы? И ещё: чтобы мне вопросов не нужных, типа «а вы верите там во что-то», среди урока не задавали! Я больше на них реагировать не буду. Всё, я сказала. Ещё раз повторяю — благодарите, что я не раскрутила это дело и не подала в полицию заявление! Быстро бы установили, кто это сделал. У нас, конечно, у учителей, есть предположения, но…

— (Ученик) Я!

— …мы оставим эти предположения у себя. Я думаю, что после этого инцидента никакое сквернословие, никакое оскорбление не будет написано ни в чей адрес. А тем, кто, или тому, кто написал, я советую: напишите это слово, запечатайте в конверт и пошлите. Я вам подскажу адрес: Москва, Кремль, Администрация президента. Там быстренько вылетят сюда и разберутся. У Путина телохранители есть! Его охраняют. А какой-то ученик или ученица «10А» вдруг обвиняет его в воровстве. У вас есть доказательства? Всё, я закончила. Повторяю: чтобы на уроке была такая дисциплина, какая положена по правилам поведения. И думаю, что сквернословий больше не будет.

***

Как стало известно Радио Свобода вечером 13 ноября, ученик, написавший на доске «Путин — вор», сознался в содеянном. В среду в школе №20 должно состояться ещё одно собрание, посвящённое разбору случившегося, с участием классного руководителя «10А».

Это не первый случай конфликтов между учениками и учителями в российских школах, прямо или косвенно связанных с протестной активностью молодых людей в российских регионах. О некоторых из них писало и Радио Свобода: так, в декабре 2017 года учитель «11А» класса барнаульской школы №110 отговаривала своих учеников идти на митинг сторонников Алексея Навального, пугая их сломанными судьбами и предлагая им в качестве альтернативы сходить на митинг «в поддержку присоединения Крыма», а в марте 2017-го учитель из Томска назвал своих учеников, вышедших на митинг против коррупции, «либерал-фашистами» и «изменниками».

Радио Свобода © 2018 RFE/RL, Inc. | Все права защищены.

''отсканируй
и помоги редакции

''