Перейти к основному содержанию

Вечера на хуторе близ Луганки

Мины. Лес. Белка. Биткоин. Или о пользе металлоискателя и радиомолчания для здоровья.
""

Первый подснежник

«Айдар же сказал, что здесь заминировано! И смотри, красные таблички с черепами расставлены вдоль дороги». С этих слов в глубокой серой зоне начинались поиски не долетевшего до дома, но успевшего передать последние координаты самолёта.

Нет, это не из серии «Я сто раз так делал!» Потеря беспилотника — событие чрезвычайное. Когда теряется беспилотник, это не просто самолёт или коптер, но и логи телеметрии, фото-видеоматериалы с вылета, логи автопилота, по которым можно проследить путь беспилотника от самого его рождения, испытательного полигона и до его последнего пристанища на мёрзлой, объятой войной земле. Потому дело это серьёзное и не терпящее отлагательств. Темнеет быстро, да и противник на многое готов, чтобы заполучить себе нашу птичку.

10 человек рассредоточились по посадке с железнодорожной колеей и двум полям, контуры которых были оформлены табличками на двух языках «СТОП МИНЫ!/СТОП МIНИ!» Радиус поиска 500 метров. Не так и плохо — есть шанс найти раньше «друзей».

Какое оно, минное поле? Обычно, на минных полях не сеют и не жнут, а также не ездят. За первый же год участок суши зарастает бурьяном, а за второй превращается в непреодолимое препятствие для пешехода, и вовсе не из-за мин, хотя и этот факт исключать нельзя. Из одной любви к природе по такому месту бегать — уже хорошо подумаешь. Вот стоило в далёком 2014-м кому-то установить пару ПТМ, а потом забыть о них, но зато, в назидание потомкам воткнуть несколько красных табличек — и огромные пространства на годы выпадали из хозяйственной жизни, внушая ужас всем, кто «мимо проходящий». А сейчас, когда земля на Донбассе снова почувствовала гусеницы не танка, а трактора, стали хорошо отличимы друг от друга ровные пашни и заросшие костылями в человеческий рост поля. Когда ещё до всего этого доберутся сапёры и вернут территории мирному человеку?

Посадку с железкой проверяли особенно тщательно. Лес не парк, много бурелома, «гостинцы» могут ждать на каждой ветке, в каждой ямке. Железка не рабочая, поэтому является очень удобным барьером и часто «оформляется» особо старательно. Преодолевая завалы, невзирая на недоумевающие взгляды местной белки, осматривая каждый ярус многоэтажного леса, пригибаясь, а порой проползая под стволами валежника, любители лесных прогулок прокладывают условный тоннель от одного минного поля к другому, метр за метром исключая из карты поисков очередной сложный участок.

Миноискатель — полезная штука. Глаз и чутьё — хорошо, но с миноискателем надёжнее. Хотя, чесслово — не повторяйте этот трюк даже с миноискателем. Вообще не повторяйте этот трюк!

В радейку раздалось: «На 7 часов, пеленг сигнала тип 4». К слову, не всё было так печально — заработал девайс по поиску направления на маячок, который был встроен в тело самолёта. В ответ послышались привычные «плюс», «принял» и «б$@#$», и поисковые работы стали смещаться в заданный сектор.

— Японский бог, #@$%!

— Кто шумит в эфире, вашу мать?

— Да &$@# биткоин просел!

— Ты что бессмертный, %^&#? Под ноги смотри и по сторонам, а не в свой мобильник.

— Плю-юс (хмуро).

Болтовня не по делу по радиосвязи категорически недопустима. Даже если связь цифровая с шифрованием, есть вероятность выдать себя, привлечь лишнее внимание. Но выразить внезапно нахлынувшие эмоции порой кто-то себе да позволит. Без залётов — никак.

Из рации раздалось: «Чай готов, несите печенье!» Ну вот, 2 часа 47 минут. В этот раз быстро. Лежит друг, зарылся в свежем снежке, на абсолютно ровном месте, на почти по футбольному подстриженной травке, только винглеты торчат. 420 метров от начала поисковой операции. Такой юмор ситуации — искали в самых труднодоступных местах, а нашли на ровном участке, целого и невредимого.

И на том день не закончился. Предстояло ещё много работы, правда, уже без особых приключений, просто повседневная рутина.

На стыке лет

Вот здесь уже не знаешь, что написать нового. Вроде бы и так всем всё известно. В конце года остаётся немало проблем, которые переносятся в следующий. Их конечно надо решать, ведь от этого зависит стабильность работы подразделения. У нас нет праздников и выходных, и даже сегодня мы на боевом дежурстве, но есть потребность закупать оборудование, ремонтировать самолёты и автомобили, решать множество тыловых и фронтовых задач.

На всё нужны деньги. Вы это знаете из прошлых статей на нашем любимом «Петре и Мазепе». Например, тут или тут.

Мы бесконечно благодарны каждому, кто берёт на себя бремя нашего обеспечения. Вы — такие же соратники, и вклад ваш бесценен.

Реквизиты для помощи Северу

ПРИВАТ: 4149 6293 9216 7706

Получатель: Алексеева Светлана Михайловна

PAYPAL: nikolay.akulitch@gmail.com (пока действует)

Reference: Sever (обязательно указываем в примечании к платежу)

WESTERN UNION (MoneyGram): Svetlana Alekseeva (Ukraine)

BITCOIN: 15njR5WoajMtcpZMG4ypS7T2kq6t7mL1oe

Обо всех тратах мы ежеквартально в индивидуальном порядке отчитываемся на email, который Вы укажете в примечании к переводу или напишете нам в сообщении на страничке «Севера» в Facebook.

Низкий вам поклон, друзья! Мы очень благодарны Вам за участие в нашей работе.

FB: http://facebook.com/severbat (читаем сообщения, отвечаем)

EMAIL: severbat@gmail.com

'''