Перейти к основному содержанию

Славянск. Побег гиркинцев

В связи с огромным количеством манипуляций, связанных с исходом боевиков Гиркина из Славянска, было принято решение разобраться в данной ситуации

В связи с огромным количеством манипуляций, связанных с исходом боевиков Гиркина из Славянска, было принято решение разобраться в данной ситуации. Автор сих строк до того, как ввязался в этот проект, сам считал, что Славянск был оставлен согласно темным и зловещим договорённостям, но попытка разобраться, так ли это на самом деле, в итоге привела к написанию этой статьи. Стимулом стал возникший тезис «Славянск поменяли на Донецк». Я не считаю себя военным спецом, но данное утверждение даже чисто логически попахивает идиотизмом. Обменять относительно небольшой городок на миллионник, чтоб с теми небольшими силами, которыми тогда располагали ВСУ, потом пытаться выкурить боевиков оттуда – это такой типа «взаимовыгодный» договорняк, что просто слов нет. Не верится мне и всё. Как, в общем, не верится и в чемодан денег, занесенный в Генштаб. И в ответ ГШ дал приказ в ночь со стольки-то до стольки-то закрыть бойцам на блокпостах глаза на час и не притрагиваться к оружию, дабы выпустить боевиков «без единого выстрела».

Именно благодаря этому «ни единому выстрелу» была сожжена колонна бронетехники под пятым блокпостом, да и не только она, как оказалось при реконструкции событий.
Для выяснения, как это все было, был кинут клич. Со мной связались люди со Славянска и Краматорска, бывшие свидетелями исхода евреев из Египта, тьху, гиркинцев из Славянска и Краматорска. Так вот, как всё это было.

Силы АТО с 1 по 4 июля взяли контроль над рядом населённых пунктов, в том числе и близкорасположенной к Славянску(А1) пгт Николаевкой(А4), и взяли под контроль территорию в 15 км между восьмым(8 на карте) и четвертым(4) блокпостами. Но территория между 4 и 5 блокпостами (в районе Краматорска), ближе к 4 блокпосту, была еще вполне проходимой. Как говорили потом военные, им не хватило одного – двух дней, чтобы после захвата Николаевки поставить пару ВОПов между 4 и 5 блокпостами(в точке в районе 4х) или хотя бы между 4 блокпостом и Меловыми горами(А2), и тогда никто бы никуда не ушел. Похоже, именно цепкая хватка сжимающегося кольца вынудила Стрелкова принять решение о побеге, предварительно организовав прорыв через 5 блокпост(стрелка В1).

В операции по блокированию Славянска участвовали порядка 1800 человек личного состава, ну вот теперь раскидайте их по всем территориям, что указаны на картах, и получите дзен просвещения. Людей, чтоб быстро и со всех сторон перекрыть Славянск, банально не хватало. Я, возможно, никого не удивлю, если скажу, что не хватало войск ВСУ, в общем, для летней операции. Сильно не хватало. Потому Славянск перекрывали постепенно, отгрызая у Гиркина по куску и загоняя его в мешок. Делалось это относительно малой кровью и осторожно. Почти удалось. Почти…

Колонна в Славянске начала формироваться вечером и выходила ночью. Об этом, кстати, не любят вспоминать любители зрады. Боевики вышли за квадрат работы арты еще ночью.

Днем, без единого выстрела по центральной дороге – вот как звучит версия свидетелей «продажи Славянска». Колонн было несколько, как потом заявлял Гиркин, их было шесть. Две из них в своем составе имели бронетехнику, в Славянске было три танка, были БМП и БМД, два танка пошли с колонной брони на прорыв пятого блокпоста, один танк с броней и гражданскими авто пошли ночью в обход четвертого блокпоста. Говорить о том, что все знали об этом побеге, неправильно. Пономарева достали из подвала. Любовницу Гиркин оставил в Славянске, и она была арестована. Многим стрелковцам сообщили о том, что они идут в «наступление на укров». Строимся в колонну и идем за головной машиной, фары не включаем, поломанную технику оставляем. Они даже не знают, где именно они выходили из Славянска. Остальные колонны сепаров получили приказ выходить с других городов только на следующий день, самая последняя колонна выходила с Часового Яра, выходила под вечер и взорвала за собой мост. Именно она последняя прибежала под Донецк. А часть сепаров и тех, кто пришел записываться к Стрелкову в «армию», вообще выходили в Краматорск и Донецк пешком «по гражданке».

Одна колонна со Славянска выходила на пятый блокпост(5), где её в течение ночного боя положили с блокпоста, а также артиллерией с Карачуна(6) и с Красного Лимана. Вторая колонна боевиков обошла четвертый блокпост(4) и за пределами видимости четвертого блокпоста обходными путями (см. карту) вышла в Краматорс(А3)к. В Краматорске ВСУ стояли только на аэродроме, Краматорск тогда не контролировался полностью. Когда колонна ночью вошла в Краматорск она вступила в огневой контакт с ВСУ, которые стояли на аэродроме. Вот как описывает этот бой жительница Краматорска Татьяна:

То, что запомнилось лично мне… За несколько дней до 5 числа по городу вечером стали не включать свет. Просто темные улицы, темные дороги. Правда, и людей в городе было мало, и машин, можно сказать, что не было, но все же. Центральные дороги вечером освещались и где-то в час ночи отключали освещение, а это просто перестали включать свет. Тогда же на Станкострое из танков стреляли… тогда тоже было темно. Бой длился долго, зарево, бахи… Чтобы лучше видеть, пришлось подняться под самую крышу многоэтажки(14).. Видели выход сепаров. Шли в темноте и долго… Только фары светились. Шли через балку. Это то, что наблюдали лично. Темень и огни фар, звук гусениц… Потом основная часть техники свернула на ул. Ленина и пошла вниз по направлению к заводу НКМЗ. Дальше на ул. Орджоникидзе.. Спускаясь, был произведен выстрел из танка (первый раз услышала). Звук, как из трубы, и удаляющийся свист.. Несколько джипов, два-три танка (уже точно не скажу) и еще какая-то машина военная ушли по ул. Б. Краматорской в сторону аэропорта… Это мы всё наблюдали, где-то до 3 часов утра… Потом поток машин прекратился, так ехали «поодинокие», мы ушли домой.

Военные также подтвердили ночной бой в Краматорске. Там не было блокпостов, так что устроить сепарам «пятый блокпост» в Краматорске не было возможности. Артиллерия с Карачуна не достреливала до трассы за Краматорском, а расстреливать колонну, идущую через город, штаб АТО отказался, хотя такие предложения поступали. Просто не захотели ночью стрелять по городу. Их можно осуждать за это, а можно понять. Я лично понимаю, что стрельба ночью в черте города по колонне смешанного типа, в которой шли и броня, и автобусы с гражданскими – довольно спорное решение.

После чего броня, выйдя из Краматорска, начала передвигаться в сторону Дружковки по второстепенным дорогам, а маршрутки, автобусы и гражданские авто начали движение по основным дорогам. В Краматорск заходили автобусы и маршрутки с гражданскими даже днем, продуктовые магазины тогда выметались «беженцами», в дорогу покупали еду и воду, думаю, жители Краматорска это помнят.

Сам Гиркин, по некоторым сведениям, отсутствовал в Славянске на момент выхода колонн, разведчики даже называли машину, на которой он выехал – Фольцваген Туарег. Тот же командир боевиков Петровский говорит следующее:

Стрелков и не собирался приходить в Донецк, опять все возникло спонтанно. Я утром (судя по всему, 4 июля) вывез его в Горловку, оставил у Безлера, туда же начали выходить и все славянские подразделения, располагаться в Енакиево. Сам Стрелков со штабом собирался расположиться у Беса. Единственное исключение – РУ (разведуправление) передислоцировалось именно в Донецк. Я вернулся назад в Краматорск за своими, а когда примерно в 17 часов вошел в Донецк, то оказалось, что Стрелков, разругавшись за это время с Безлером, приказал всем двигаться в Донецк.

Никаких свидетельств, что Гиркин шел в колонне, нет. Сепаратисты, собственно, тоже это подтверждают. Вообще Стрелкова весьма неплохо охраняли и неудивительно, что он старался поменьше рисковать.

В связи с тем, что колонны в Краматорск выходили ночью, авиация не работала. Она просто бы не видела целей. Невозможность работы авиации мне подтвердил как капитан 80-й бригады, воевавший под Славянском, так и командир полка штурмовой авиации. Да и с учетом того, что от приказа на вылет до нажатия на кнопку гашетки прошло бы минимум полтора часа, а сепаратисты знали обо всех вылетах штурмовой авиации заранее (помните работника днепропетровской вышки, слившего Ил и Боинг?). Не думаю, что это бы дало результат, пока колонны находились в черте Славянско-Краматорской агломерации. За полтора часа можно, что угодно спрятать от авиации.

Идем далее, что же было днем. Почему не расстреляли колонны авиацией на дороге в Донецк.

Колонны аккумулировались под Ясиноватским блокпостом. Это рядом с Донецком. Рядом с ним, по информации ВВС Украины, работало ПВО. То есть туда Сушки не залетали, поскольку была информация о работе радаров. При этом нужно понимать разницу между барражированием пары штурмовиков в режиме поиска/подтверждения наличия бронетехники противника и операциями по бомбардировке неподвижных объектов. Первое опасно и практически бесполезно, второе –вполне возможно и риск приемлем.

Аналогично Су-25 мог быстро пролетать через зону действия ПВО на низкой высоте и на скорости, не сильно опасаясь попасть под удар вражеской ПВО. Но никак не кружить в зоне действия ПВО.

Сушкам была дана задача работать по основным магистралям. Второстепенные дороги они не прочесывали, так как их было мало даже для того, чтобы с основными магистралями справиться. Тогда было всего пять самолетов, способных взлететь. Пять.

Генерал Никифоров, замкомандующего ВВС, дал разрешение на «свободную охоту». Но только в случае полного подтверждения, что атакуемая цель – военная. Было минимум два удара с воздуха и атакованы две «мини-колонны», которые были опознаны как военные машины зеленого цвета. Досталось и гражданским авто, ехавшим рядом, но людей в них удалось идентифицировать как боевиков. Как сказал командир штурмового полка, задачи штаба АТО были полностью адекватными, авианаводчиков на трассе не было, работа шла на территории, контролируемой боевиками. К Донецку близко они не подлетали, так как работать на тех высотах, на которых трудятся штурмовики в зоне работы ПВО, это терять машины. Время это утверждение, к сожалению, полностью подтвердило…

В то же время летчики боялись работать по автобусам и маршруткам, зная, что в авто находятся гражданские, там хватало семей, которые бежали от «фашиздов». Как минимум, водители автобусов являлись заложниками. Возможностей для точной идентификации боевиков и селекции военных целей не было. Боевики как прикрывались мирняком в Славянске, так и продолжали прикрываться во время перемещений. Точно так же они делают и сейчас, стреляя из-под жилых домов. Авианаводчиков, как я уже говорил, не было.

Кроме того, как указывали летчики, часто машины, которые были идентифицированы как перевозящие боевиков, просто видя самолеты над головой, заскакивали в первый населенный пункт и уже оттуда не выезжали. Сушки крутились на выезде с городов, мониторя трассы, но, так и не дождавшись, улетали, топливо ведь тоже не бесконечное.

У Ясиноватского блокпоста в этот момент был разведчик «Донбасса», он готов был корректировать авиацию, но в итоге из-за высокого риска работы в зоне ПВО на территории, контролируемой боевиками, авиацию не дали. Напоминаю, всего пять самолетов.

Трасса с Донецка контролировалась колоннами сепаратистов, которые ездили и патрулировали трассу. Собственно, трассу на Донецк ВСУ тогда не контролировали никак. По трассе каталась техника, которая могла противодействовать авиации, грузовики с ЗУ и Утесами, а также две Стрелы-10. На видео одна из Стрела-10 возвращается в Донецк без ракет, значит, по кому-то она их таки отработала. Итак, техника собралась на Ясиноватском блокпосте, дождалась «опоздунов» с Часового Яра и двинулась в Донецк. Танки, которые были с ними, съехали с трассы и поехали куда-то к себе в ангар, в Донецк они не заезжали, хотя на Ясиноватском блокпосте они были. А личный состав гордо вошел в Донецк.

Судя по тому, что удалось узнать, можно сделать следующие выводы. Слив информации из ГШ мог быть. Слив информации в то время – это вообще было постоянное явление. Но то, что руководство ГШ дало спокойно выйти сепаратистам – это неправда. Когда сепаратисты пошли на выход из Славянска, были задействованы все возможные рычаги, чтоб оставить боевиков в земле. Вообще все. Впервые генерал Никифоров приказал работать «свободной охотой», разбитая техника в Славянске, Краматорске и по дороге в Донецк является тому подтверждением.

Почему колонна не была уничтожена вся? Ответ тоже прост. Недостаточное количество личного состава не позволило более плотно организовать блокаду Славянска. Потому, когда сепаратисты поняли, что ещё немного и их окончательно заблокируют, выскользнули в «окно», послав вторую колонну отвлекать ВСУ на 5 блокпосте. Если вы помните, отрезали не только Славянск – в том момент шла работа по разрубании связки Донецк-Луганск и охват вдоль государственных границ Украины.

Все остальные шаги сепаратистов указывали на неплохой уровень проработки операции: работа ПВО в зоне скопления колонны под Ясиноватским блокпостом, патрулирование трассы с Дружковки в составе средств ПВО, прикрывающих колонны сепаров, высокая секретность (или спонтанность принятия решения) и как следствие низкая информированность о выходе даже в их среде. Так часть боевиков остались в Славянске, а с Часового Яра боевики начали выходить лишь во второй половине дня.

Вывод у меня один – Славянск не меняли на Донецк, это глупость. ВСУ, имея те возможности, что у них были на тот день, сделали все от них возможное, но больше сделать было нельзя. Но воспользовавшись тем, что Славянск был еще не полностью зажат в мешок, сливом информации, которая помогла сепаратистам в планировании операции, а также грамотности людей, разработавших операцию по выходу со Славянска, колонна таки прорвалась. Никто Донецк сепарам не сдавал. А вот со сливом информации и боеспособности войска надо было работать. Надеюсь, что эти уроки оценены и усвоены.

Ко всему, трем активистам, в состав которых входил ваш покорный слуга, журналист «Фокуса» Александр Шульман и активист Дмитрий Подушкин, таки удалось прорваться в ГШ и попросить ответить на злободневные вопросы, которые вы можете лицезреть ниже. Читайте, размышляйте, сами решайте.

Примечание от шеф-редактора ПМ Антона Швеца.

Активные действия авиации ВСУ боевиками не предполагались изначально, поскольку они знали о принципиальной технической невозможности организации ВВС Украины полноценного удара, предполагающего наличие авианаводчиков, барражирующих пар, точного взаимодействия и разведки, опыта подавления ПВО и наличия высокоточного оружия. По мнению боевиков, ничего из вышеперечисленного не было, но они, тем не менее, озаботились созданием ПВО именно на уровне, позволяющем превратить попытку удара по скоплениям боевиков в самоубийственный расход последних самолетов. Буквально и в цитатах «Ну мы могли бы еще бояться звезды Смерти у укров. Смысл, если её нет?».

Как бы то ни было, допуск или недопуск Стрелкова в Донецк уже ничего не решал. Не пришел бы Стрелков, пришел бы Безлер. Или Мозговой. План уже был запущен, маховик раскручен и персоналии были неважны. Будущее развитие событий это наглядно подтвердило. Раньше надо было думать.

Большая часть техники, которую жители Донецка видели входящей в город, выехала навстречу Стрелкову ранее из самого Донецка.

1) Когда штаб АТО заявлял, что Славянск был в полном окружении, было ли это так на самом деле?

Если рассматривать обстановку, то со 2 мая силы, задействованные в этом секторе, которые блокировали НВФ на основных маршрутах и поставки вооружения личного состава боевиков, продовольствия и других материальных средств, составляли 8 блокпостов. Если даже учитывать водные преграды, непроходимую местность, то между 4 и 5 блокпостами расстояние 15 км, а между 4 и 8 блокпостами – примерно такое же. Плюс ко всему, то, что Славянск соединяется с Семеновкой, Николаевкой, получается сплошной агломерат, особенно учитывая Семеновку, у которой был мощный укреп-район, то ставить блокпосты вблизи населенных пунктов, чтоб по тебе работали все, кому не лень, на примере того же 8 блокпоста, по которому постоянно работали, говорить о полном окружении нельзя. Полное окружение – это когда везде, даже где территория не имеет дорог, находятся взводно-опорные, наблюдательные пункты, тогда можно утверждать, что город в полном окружении. Только когда между всеми этими объектами есть прямая видимость. Но когда расстояние 15 км и ни одного ВОПа в местности, где овраги, посадки и другие естественные преграды, то вы можете видеть только до ближайшей посадки. Максимум километр – и всё, дальше не видно ничего. Тот же Гиркин говорил, что его поставки шли в основном по северному маршруту. Мы, когда взяли Николаевку и стали у Семеновки, переместили блокпост и хотели после этого закрыть зону между 4 и 5 блокпостами. Но нам не хватило буквально день-два. Было бы у нас больше средств, мы бы ещё раньше поставили ВОПы.

У нас насчитывалось где-то 1800 человек личного состава, у него в Славянске, Краматорске и других городах агломераций – порядка 2000 человек. В Славянске у него было более 1000 человек. Потому речь там была лишь о постепенном блокировании населенного пункта и зачистке территорий.

2) Какая роль ГШ была к 4 июля 2014 года в операции по освобождению Славянска?

Был штаб АТЦ. От ГШ там назначен был руководитель АТО. Де юре управляло ситуацией СБУ, де факто всё там делали ВСУ и ГШ. Муженко стал, кстати, НГШ в первых числах июля.

3) Верна ли информация, что техника уходила полевыми дорогами через Краматорск-Беленькое и Черевковку?

Нет, они выходили по другому пути. Хотя если бы прорвали 5 блокпост, вышли бы на Черевковку.

4) Были ли в начале июля установлены блокпосты на трассах южнее Краматорска и в направлении Донецка? Прежде всего, трассы Н20 и Т0516?

Нет, блокпостов там не было, не хватало личного состава для контроля той территории. Эта территория была под контролем боевиков.

5) Ставился ли на ближайшую перспективу штурм Славянска?

Нет, штурма бы не было, так как это были неоправданные жертвы среди и личного состава, и мирного населения. Гражданские не понимают, что для того, чтоб штурмовать преимущество, в личном составе должно быть 1:3. А у нас был по сути 1:1. Потому только операция по блокировке и постепенной зачистке Славянска и его агломераций.

6) Почему в начале июня не был взят под контроль Краматорск, хотя силы АТО туда заходили ещё в мае 2014 года?

Силы АТО зашли в Краматорск, чтоб взять аэродром. Это военный объект, и мы за него отвечаем в первую очередь. Прежде всего, брали под охрану военные объекты, надеюсь не нужно разъяснять почему. Сил и средств для полной блокировки Краматорска в тот момент у нас не было.

7) Я опрашивал некоторых бойцов, и они сказали, что Муженко лично осматривал блокпосты с целью выявления недостатков обороноспособности и контроля над их устранением. Что вы об этом знаете?

Муженко и сейчас ездит и проверяет укрепрайоны, согласно правилам и обстановке. Если правильно должно быть так организовано, то значит так и никак по-другому. Недостатки осматривались, брались под контроль и устранялись.

8) Я вам зачитаю интервью, которое дала Татьяна, жительница города Краматорск:

То, что запомнилось лично мне… За несколько дней до 5 числа по городу вечером стали не включать свет. Просто темные улицы, темные дороги. Правда, и людей в городе было мало и машин, можно сказать, что не было, но все же. Центральные дороги вечером освещались и где-то в час ночи отключали освещение, а это просто перестали включать свет. Тогда же на Станкострое из танков стреляли.. тогда тоже было темно. Бой длился долго, зарево, бахи… Чтобы лучше видеть, пришлось подняться под самую крышу многоэтажки (14).. Видели выход сепаров. Шли в темноте и долго.. Только фары светились. Шли через балку. Это то, что наблюдали лично. Темень и огни фар, звук гусениц… Потом основная часть техники свернула на ул. Ленина и пошла вниз, по направлению к заводу НКМЗ. Дальше на ул. Орджоникидзе.. Спускаясь, был произведен выстрел из танка (первый раз услышала). Звук, как из трубы, и удаляющийся свист.. Несколько джипов, два-три танка (уже точно не скажу) и ещё какая-то машина военная ушли по ул. Б. Краматорской в сторону аэропорта.. Это мы всё наблюдали где-то до 3 часов утра.. Потом поток машин прекратился, так ехали «поодинокие», мы ушли домой.

Есть и другие свидетельства боя с ВСУ, находящимися на Краматорском аэродроме. Что вам известно насчет этого?

Да, был бой, но, чтоб выяснить все нюансы, надо организовать вам диалог с участниками тех событий. Бой и огневой контакт имел место, это не скрывалось, да и как такое можно скрыть? Но все же лучше вам опросить участников тех событий, дабы не исказить информацию.

9) Как выходила вторая колонна боевиков со Славянска, можете ли вы показать это на карте?

Колонна выходила между 4 и 5 блокпостами. Карта прилагается. Выходили ближе к 4 блокпосту. На тот момент 4 блокпост стоял дальше, после мы его перенесли ближе к городу. На карте указаны оба расположения 4 блокпоста.

10) Колонна, которая выходила на Краматорск, и колонна, которая пошла на 5 БП, выходили одновременно?

Не могу сказать точно. Тот же Гиркин говорил, что колонн было шесть, и они выходили с получасовой разницей. Часть шла на 5 блокпост, часть должна была пройти мимо 4 блокпоста.

11) Почему авиация не могла работать ночью во время выхода боевиков в Краматорск?

Авиация вообще ночью не работает. Ни штурмовая, ни боевые вертолеты, они просто не видят цели.

12) Где размещались наши артиллерийские батареи и могли ли они накрывать трассу за Краматорском?

Трассу за Краматорском? Никак нет. Одна стояла на Карачуне, вторая – под Красным Лиманом. Вот тут были Д-30 (показывает на карте, отсчитывает квадратики), раз, два, три… вот сюда могли достать. 15 км может бить Д-30. Значит, мы могли бить только по Краматорску, но, извините, по городу мы стрелять не могли.

Комментарий Подушкина: есть свидетельство человека, который был в Краматорске и видел колонну и дал координаты, ему сказали отойти на 400 метров, но в итоге обстрела не было.

Ответ: правильно, потому что города мы не накрываем. Координаты могут прийти в штаб АТЦ, разведка и артиллерия их отработали. Говорят: мы можем, да. Но разрешение на огонь должен дать старший. Значит, старший просто запретил стрелять по Краматорску. Старшему показали точку среди города, он что, должен был дать разрешение открыть туда огонь?

Видимо, потому и не стреляли по колонне посреди Краматорска.

Подушкин: это Орджоникидзе, тут нет жилых массивов. Тут парк, тут улица.

Ответ: если мы классифицируем рядом строения – мы туда не стреляем, пока не будет, как минимум, трех источников. Что да, там безопасно для мирного населения и есть цели, которые можно поразить. Потому, судя по всему, старший и не дал приказ стрелять по Краматорску, имея информацию от одного источника.

13) Колонна гражданских авто, которая днем заходила на Краматорск и шла на Донецк – можно ли было организовать блокпосты или заграждения, чтоб остановить автобусы на трассе? Разрабатывалась ли такая операция?

Вопрос некорректный. Колонны, выходившие на Краматорск, шли ночью. Как можно было что-то там организовать? А вот днем, с Краматорска, на Дружковку и Донецк – тогда колонны двигались днем. И выходили они в основном на гражданских машинах. И когда пилот летит днем, ему говорят, что под ним где-то там боевики, а он отвечает, что видит перед собой только автобусы, маршрутки и гражданские автомобили, которые едут по три-четыре машины, он не может идентифицировать, кто там внутри сидит. Если нанесет удар и уничтожит гражданских, ему отвечать за это?

Но есть видеосвидетельство, что по дороге шла колонна брони порядка шести единиц, тащили за собой НОНу.

По какой трассе? По основной трассе?

Нет, не по основной.

Надо смотреть, что за трасса и отработала ли разведка по фиксации этой колонны. Зона нами не контролировалась и, возможно, что разведка там упустила эту броню.

14) Почему авиация не отработала по технике сепаратистов, аккумулированной у Ясиноватского блокпоста.

Далее идет диалог с человеком, отвечавшим за авиацию в этом секторе:

Значит, смотрите, я могу говорить только за группировку, которую возглавлял. Ни один вылет не делается без согласования со штабом АТО. Когда началась операция по освобождению двух городов, представителям противоборствующей стороны были известны цели. Мы знали, что выходят колонны, но, к сожалению, об этом же и знали наши противники, потому что утечка информации была очень серьёзной. Я в этом уверен полностью, потому что, даже вылетая на цели, по которым я работал лично, меня встречали там ракетами.

Мы вылетали в те дни не один раз и видели, что в основном вся военная техника, о которой было известно, была брошена в городах. Выходил личный состав на чём попало, от гражданских автомобилей до автобусов, даже детских автобусов. И когда эта техника собиралась и нам ставили задачи на «свободную охоту» между упомянутыми городами, работать по боевикам было невозможно, так как уверенности в том, что это конкретно будут боевики, не было даже на 50%. Кроме того, мы знали, что там заложниками были, как минимум, водители автобусов, хватало ещё и гражданских. Были и пленные. Так что работать мы по таким целям не могли, тем более, вы сами знаете, как против нас велась пропаганда, и каратели и так далее. Разбить колонну с гражданскими было бы преступление с любой стороны.

Но были конкретные цели, конкретно обозначенные. Мы по ним работали.

В то время в штабе АТО за «воздух» отвечал генерал-лейтенант Василий Никифоров. Он нам ставил задачу конкретно и говорил, что атаковать только при явном распознавании цели.

Были ли на трассе наши авианаводчики?

Нет. Никто не мог составить план движения техники, это была не наша территория, а колонна не шла одним потоком, она была разбита на множество частей. Полевые авианаводчики работают только непосредственно в линии боевого соприкосновения.

На чем вы работали?

Я работаю на СУ-25.

Там выходило порядка 6 единиц брони, направлявшиеся из Краматорска по второстепенным дорогам, были замечены в Дружковке. Были ли данные у вас об этой технике?

Нет. По второстепенным дорогам мы не работали. Задача у нас была – работать по главным дорогам. Это Краматорск-Красноармейск и со Славянска на Северск и через Северск уход в сторону Луганска. Основная – это та, которая шла на юг с Краматорска. Это и были основные дороги, которые мы прочесывали. Нам тогда ГШ впервые разрешил такой способ боевых действий как «свободная охота». О второстепенных дорогах информация, если появлялась, она была или неподтвержденной, или сильно запоздалой. Если бы у меня было на то время не шесть самолетов, а столько, сколько надо, чтоб было в авиаполке, то мы бы прорабатывали большее количество дорог. А так работали только по определенным целям и главным дорогам. И резервов у меня не было. Авиация сделала тогда всё, что могла. Несколько единиц военной техники мы нашли и накрыли их, но, вы тоже поймите, они не шли одной лентой и по одной дороге.

Так вы кого-то накрыли в дороге?

Ну конечно.

Это была бронетехника?

Я уже не помню точно, но это была идентифицированная военная техника. Зеленого цвета. Насколько помню, там были и военные авто, и вперемешку с ними гражданские машины.

Они не шли большими колоннами, максимум шесть-семь автомобилей, а в основном три-четыре. Пару таких мы накрыли. Я это точно знаю, поскольку, когда после того, как на нас попытались выплеснуть эту гнилую информацию, мы проверяли по записям в документах, и там пара атак указаны. Пообщался с теми летчиками, они мне и говорят: командир, ну вот тогда помните то и то, мы их тогда накрыли.

Были ли какие-то запреты на использование самолетов из штаба АТО?

Нет.

И генерал Никифоров разрешил «свободную охоту»?

Да, но «свободная охота» выполняется только при полном распознавании цели и не делается по принципу «лети куда хочешь, бомби, что заблагорассудится». Она выполняется в конкретном районе, в определенном квадрате, определенным составом сил.

Значит, у Ясиноватского блокпоста «свободная охота» не могла быть?

Нет. Это уже край был. В ту сторону мы не доходили, потому что уже тогда со стороны Макеевки начали наблюдать излучение ПВО. И работать на тех высотах, на которых там работали в свое время, мы не могли. Ну и результат вы знаете. Пять единиц у меня потеряны – это следствие того, сколько ПВО было стянуто россиянами.

Так что задачи, исходившие из штаба АТО были адекватные, продуманные. У нас были прописаны цели, и мы по ним работали. Там разные были ситуации, например, гражданская техника, в которой были определены боевики, заходит в населенный пункт. Мы их ждем на выезде из населенного пункта, а они не выходят. А топливо не бесконечно… В общем, несколько единиц мы накрыли, минирование дорог – мы этим тоже занимались, я этим лично занимался. Было выполнено на отлично.

Вопрос от Александра Шульмана: сколько времени занимало от принятия решения на вылет до собственно вылета и достижения самой цели?

Самое минимальное. Вы учтите наше месторасположение для начала, вы в курсе, где находится наш аэропорт?

Шульман: да.

Подлетное время составляло 30-35 минут. Время на запуск – 15 минут. После получения задачи, если техника в готовности, то минимум 45-50 минут на отработку, принятие решения, постановку задач и выдвижение экипажей к самолетам. Это самый идеальный вариант, если техника готова. Если принимается решение на смену вооружения. Смена вооружения на паре самолетов – это час десять. В общем, от получения приказа до нажатия боевой кнопки – полтора часа. Это идеальный вариант. В случае смены вооружения, ну можете сами посчитать.

Шульман: соответственно при маршевой скорости за полтора часа цель уходит минимум на 60 км?

Ну конечно. И её ещё приходится ловить. А это тоже время.

Шульман: спасибо, процесс ясен, вопросов больше не имею.

15) Правда ли, что Гиркина в колонне не было? Правда ли, что Пономарев и любовница Гиркина были оставлены в Славянске, а позже взяты в плен?

Был ли Гиркин в колонне или нет – на сто процентов может ответить только сам Гиркин. А Пономарев и любовница действительно остались в Славянске. Пономарев был не в курсе ухода колонны из Славянска. А любовницу мы потом обменяли на приличное количество пленных.

16) Сколько военной техники было брошено в Славянске и Краматорске?

Не помню сколько, БМД с НОНой оставили, за которой мы гонялись, ребята с 25-й её узнали, свою родную, танк, была техника, но вот точно не смогу сказать по количеству. Техники оставили.

17) Петровский, командир сепаратистов, говорил, что все основные дороги были перекрыты, остались лишь полевые дороги, по которым днем ездили БТРы, а по ночам работали там группы СпН. Так ли это было?

Нет, это ложь, там такого не было. Только блокпосты. Сил и средств для этого не хватало. Дороги из зеленки вечно простреливались, к нам постоянно что-то прилетало. Стрелковое, гранатомёты – там могло прилететь всё, что угодно, так что только блокпосты.

18) Есть ли данные по технике, что встречала и охраняла колонны на Ясиноватском блокпосте?

Точных данных нет.

19) Что за бой был в Краматорске, когда украинский танк что-то там расстреливал в Краматорске, а рядом вальяжно ходили офицеры?

Да, видимо, постановочное видео, кто-то попросил пострелять на камеру. В Краматорске днём боев не было, сепаратисты ушли ночью из Краматорска.

20) Есть информация о подводном кладбище у Славянска. Правда ли это?

Да, это правда, я там лично не был, но действительно какое-то количество трупов хоронили в озере под Славянском, это были трупы боевиков, погибших в боях, и мирные жители.

21) Недавно вышла статья Юрия Бутусова, где он прямо обвиняет, что Славянск был сдан по договоренности Гиркина с Муженко. Не могли бы вы ответить на некоторые постулаты этой статьи.

А) Гиркин формировал колонну двое суток, и об этом было известно нашей разведке, но ничего не предпринималось. Так ли это?

За два дня до выхода из Славянска шли бои, и, думаю, у Гиркина там хватало, чем заняться, кроме как формировать колонну. Опять же, как можно говорить, что мы ничего не предпринимали, если два дня шли бои и устанавливался контроль над территориями?

Б) Бутусов утверждает, что Муженко лично давал запрет на обстрел колонн и этому есть свидетели.

Бутусов так и пишет, я знаю, они есть, они говорят… Пусть скажет, что за военнослужащие, у нас всё легко проверяется, где были эти люди, в каких боевых действиях участвовали и насколько они были правы в своих требованиях. Если есть военнослужащие, которые так считают, готовы встречаться, беседовать и обсуждать, не проблема.

В) Есть в статье Юрия Бутусова такое утверждение, что некий офицер при выходе из Славянска боевиков назвал Муженко «предателем Украины». Правда ли это?

Такой факт есть, и действительно офицер в запале назвал генерала «предателем Украины», вот только этот генерал был не Муженко.

Г) За 4-5 дней командованию было известно о побеге из Славянска.

Командованию не было это известно точно. У нас бои шли эти 4 дня, за 4 дня до этого Гиркину не было никакого смысла бежать из Славянска, а мы не знали, как закончатся эти бои. 1 числа только началась операция. С 20-30 был мораторий на ведение боевых действий, с чего это Гиркину планировать побег? Когда Николаевка была уже освобождена, тогда он срочно решил бежать. Нам одного-двух дней не хватило.

Serg Marco, Антон Швец

Вопросы также задавали Александр Шульман, Дмитрий Подушкин

 

 

'''