Перейти к основному содержанию

Вундервафли сырьевой сверхдержавы

Удивительные комплексы ПВО РФ. Вершина человеческого регресса
""

С-300 — идеальное оружие для борьбы с колобками

Все знают (а кто не в курсе, тот узнает прямо сейчас), что колобок — это сферический конь в плотных слоях атмосферы.

Именно для борьбы с ними создавался ещё советский комплекс противовоздушной обороны (ПВО) С-300, так как эффективно работать он мог только в условиях, максимально приближённых к идеальным, иными словами — в условиях максимально удалённых от боевых. Его основная проблема — в низкой устойчивости к интенсивной работе средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ), в особенности к постановке активных помех.

В СССР это проблемой не считали, так как комплекс С-300 изначально создавался для борьбы с натовскими летающими радарами (прежде всего американскими) вроде E-2 Hawkeye или E-3 SENTRY (AWACS). Летали они довольно высоко (так их радарам лучше «видно»), довольно медленно (зато могли долго патрулировать), а также имели большие размеры — замаскировать такую цель помехами было проблематично. К тому же эта цель с работающим радаром навязчиво информировала всех любознательных, то есть имеющих хоть какие-то средства радиотехнической разведки (РТР), о своём присутствии и местонахождении. Иных задач перед комплексом изначально не ставилось. И хотя он мог теоретически сбивать бомбардировщики, истребители или крылатые ракеты противника, если бы вдруг смог их обнаружить, все перечисленные задачи решали другие силы армейской ПВО и ПВО страны: комплексы С-200 и т.п. (вплоть до хрущёвских С-75), плотно прикрывавшие Москву и наиболее важные промышленные центры СССР, а дыры в боевых порядках зенитно-ракетных дивизионов затыкали довольно многочисленные истребители-перехватчики.

С обнаружением на дальних дистанциях целей более скромных размеров, чем авиалайнер, и ведущих себя в радиоэфире ненавязчиво, у С-300 не сложилось. Эту задачу должны были решать уже советские летающие радары, с которыми у РФ большие проблемы: просто не получается у них контролировать периметр 1/8 части суши, даже если оба два взлетают одновременно.

С-400 — два в одном, точнее, полтора в одном

На средних и ближних дистанциях С-300 справлялся с обнаружением противника не хуже остальных, но стрелять дорогущими ракетам в упор, ещё и без перспективы перезарядить пусковые контейнеры (что возможно лишь на заводе-изготовителе — плата за гигантизм) реально давила жаба, так как каждая заряжающая машина с четырьмя ракетами в весьма габаритных контейнерах могла перезарядить аж одну пусковую установку (ПУ) с теми же четырьмя ракетами (у легендарных с 2014 года «Точки-У» и «Бука» одна заряжающая машина может перезарядить две ПУ), что изрядно раздувает автопарк при попытке сохранить приемлемую скорострельность — эффективнее вместо заряжающей машины иметь ещё одну ПУ. Поэтому новейший тогда комплекс приходилось прикрывать старичками с более дешёвыми ракетами и способными перезаряжаться без лишних сложностей.

Приходилось создавать соединения-кентавры с кучей дублирующих функций (те же радары), разной манёвренностью и разными задачами. Геморрой получался знатный, и было принято решение создать сдвоенный комплекс ПВО — дальнего и среднего радиуса действия, на унифицированных колёсных платформах (меньше проблем с запчастями и одинаковая манёвренность), с изначально объединёнными в единую систему средствами связи, управления, обнаружения и целеуказания. Ну и с единым командованием, от которого не требовалось бы перманентных импровизаций.

Вторая значимая причина начала работ по С-400 — деградация ПВО России. Сперва сокращались авиабазы (их содержать слишком дорого), потом начали сокращать ракетные дивизионы (прикрыть после развала СССР всю новую границу на западе и с Казахстаном было нереально, потому перешли к очаговой ПВО, а для этого имеющихся зенитно-ракетных частей было многовато), потом начали сокращаться самолёты, в том числе перехватчики (от старости, а новых на замену не хватало). И тогда возникла идея перекрыть воздушное пространство РФ дальним зенитно-ракетным комплексом. А то, что он из-за кривизны земной поверхности низколетящие цели видит только рядом с собой, — пустяки. Главное, что россияне смогут спать спокойно, а то пьют, понимаешь, по-чёрному — всё о неприкрытом небе родины переживают.

Сказано — сделано. И нарекли сделанное С-400.

Состоит четырёхсотый из двух совмещённых комплексов ПВО — дальнего и среднего радиуса действия (последний при обособленном использовании должен бы именоваться С-350), что логично: средний прикрывает дальний от малозаметных целей (например, низколетящих), при этом заранее отработана боевая слаженность и сокращена командная цепочка. Тем более что дальний комплекс зачастую использовать жалко и дорого по пустякам (вроде лёгких БПЛА). Так вот, средний компонент комплекса мы пристально рассмотрим позже, а о дальнем скажем прямо сейчас — там есть всё, включая пусковые установки, кроме собственно ракет.

Иными словами, смелую задумку совместить два новейших комплекса ПВО (средний и дальний) в единую систему вооружения удалась лишь частично: системы обнаружения, целеуказания, управления и связи существуют, в наличии пусковые, с которых ракеты предполагается запускать, но самих ракет нет.

Из стрёмной ситуации россияне вышли с ловкостью неимоверной — С-400 стреляет дальними ракетами, коварно отобранными у старичка С-300 (это косвенно свидетельствует, что новейшая ракета не более чем модификация старой, но и её в серию пустить не смогли). Кстати, поэтому (а не от секретности высокодуховных технологий) россияне и продают за рубеж только лишь трёхсотый — не хотят позориться. А вы думали, им деньги не нужны? Ха!

Есть у С-400 (и С-350) ещё одна «изюминка»: связь между компонентами комплекса осуществляется не по кабелям, как у С-300 (и более ранних, вроде С-200) — она беспроводная, что сокращает время развёртывания-свёртывания и облегчает обнаружение ВСЕХ его компонентов высокотехнологичным противником сразу после их включения (раньше не удавалось спрятать только работающие радары) — ну разве не прогресс?

Дешёвый, но эффективный китайский аналог

Китайцы могут скопировать всё. Чаще всего их копии заметно хуже оригиналов, но бывают исключения. Вот, например, китайский аналог советского С-300 изначально создавался для работы в условиях подавляющего превосходства противника в средствах РЭБ, имея в виду прежде всего противостояние с НАТО и США.

Дальняя российская ракета С-300 поздних модификаций (в ранних всё грустно) сперва наводится по наземному радару подсветки цели (фаза полуактивного наведения) и, лишь сблизившись с самолётом противника, включает собственный радар (фаза активного наведения), далее окончательно наводится по нему. В этой схеме сразу несколько уязвимых мест:

1) наземные радары (обнаружения и подсветки цели) могут быть заглушены активными помехами (летающие радары обычно прикрываются самолётами РЭБ), благо времени для этого (особенно в случае с радарами обнаружения) достаточно;

2) то же может случиться с радаром ракеты, что менее вероятно из-за дефицита времени;

3) противник может в последний момент укрыться за пассивными помехами, отсеять которые автоматика ракеты не успеет (опытный оператор наземного радара скорее всего справится, но тут он будет не у дел).

Дальняя ракета С-400 (та, которой ещё нет) в первой фазе идёт в сторону цели по инерционной системе наведения с радиокоррекцией с земли, а во второй без перемен. То есть радар обнаружения цели по-прежнему нужен (работает достаточно долго и наверняка будет забит помехами), отпадает необходимость в радаре подсветки цели (включался бы при наличии непосредственно перед пуском и вовремя заглушить его проблематично), остаётся низкоинтеллектуальная головка активного самонаведения, и появляется необходимость в радиоканале для связи с ракетой, которую нужно корректировать — он также может быть выявлен и забит помехами. Такая схема ещё менее устойчива в условиях активной работы средств РЭБ противника. Зато снижается вес систем управления и при падении надёжности растёт дальность (мощность и вес собственного радара ракеты минимальны и работают буквально в упор).

Система наведения китайской ракеты полностью пассивная, что делает ненужными наземные радары обнаружения и подсветки целей, которые сами по себе отличные мишени для ударов авиации противника или крылатых ракет. Цель обнаруживается пассивными средствами радиотехнической разведки, что в случае летающих радаров несложно. Характеристики радиоизлучения и другие предполагаемые параметры цели передаются на ракету, её станция РТР захватывает цель и производится пуск, который, разумеется, будет обнаружен летающим радаром. Отсутствие облучения радарами ПВО, которые следовало бы глушить самолётам РЭБ, заставит пилотов заглушить свой радар, так как ракета явно наводится на него. Но это не поможет, так как современный самолёт (в том числе боевой) излучает массу разнообразных радиосигналов, и станция РТР фиксирует их почти все (а по мере сближение вообще все). Экипаж летающего радара судорожно выключает электронику (единый рубильник не предусмотрен) и китайская ракета хоть и продолжает сближение, но перестаёт реагировать на маневрирование цели. На какое-то время перестаёт. Но по мере сближения начинается наведение по другим пассивным каналам — в видеодиапазоне, в инфракрасном диапазоне (минимум в двух частях ИК-спектра для уверенной селекции тепловых ловушек) и даже в ультрафиолете. Последний может иметь два источника происхождения: выхлоп реактивного двигателя (неактуально для поршневых и турбореактивных двигателей, а так же для стелс-самолётов) или отражённые корпусом лучи Солнца (днём). УФ-излучение в обоих случаях слабое и быстро поглощается атмосферой, но на близких дистанциях его вполне достаточно для головки самонаведения ракеты ПВО. Четыре (или более) канала наведения позволяют уверенно отсеять тепловые ловушки и даже специальные экраны, «аппетитно» имитирующие для ракеты цель в разных (но далеко не во всех) диапазонах.

Разумеется, китайская схема не идеальна, но с поставленными перед дальней ПВО ограниченными задачами (борьба с летающими радарами противника, а заодно и самолётами РЭБ, чего нет у советско-российских ракет) вполне справляется. Российская же схема предполагает, что противник либо технически отсталый, либо идиот, то есть по сути бесполезна в противостоянии с авиацией НАТО и, скорее всего, НОАК. А других вероятных противников у РФ в воздухе нет.

Именно поэтому китайский аналог С-300 несколько лет назад пыталась закупить Турция (её вероятным противником тогда была страна НАТО Греция), но американцы коллег вовремя «пристыдили». А вот Иран, так и не получивший обещанные российские С-300, их китайский аналог таки приобрёл.

С-500 — ничего оборонительного, только бизнес

Не успели конструкторы АО «Концерн ВКО «Алмаз-Антей» создать до конца С-400, как тут же началось проектирование С-500. Наверняка в нём будет немало новшеств, облегчающих его нейтрализацию или(и) уничтожение высокотехнологичным противником. Но каков смысл в новом комплексе ПВО, кроме бессмысленного увеличения его теоретической дальности и распила бюджета?

Тут следует иметь в виду, что основной компонент С-300, С-400 и С-500, а именно ракеты, производятся или когда-нибудь (в светлом для РФ будущем) будут производиться в Москве. А это земля, на которой можно построить элитную недвижимость. И если вдруг ракеты там производить перестанут, то соответствующая территория обязательно будет отжата и застроена чем-нибудь действительно полезным для россиян, вроде офисов отжимателей московской недвижимости.

Почему же нельзя перевести изготовление этих немаленьких ракет в менее пафосный населённый пункт? Потому что, как метко подметил любимый россиянами Сталин, кадры решают всё. А кадры там особенные — почти сплошь пенсионеры, жильём в Москве ещё при СССР обеспеченные и покидать столицу с её уровнем жизни (зарплаты с пенсией им вполне хватает) и снабжения категорически не желающие. А заменить их некем — столичная молодёжь отказывается работать на послевоенных советских раздолбанных станках (худший вариант) или довоенных раздолбанных трофейных немецких станках (лучший вариант — немецкое качество устойчиво к годам и очумелым ручкам), которые нужно поднастраивать не после каждой технологической операции даже, а непосредственно во время работы. Десятилетиями юзающие их ветераны такие фокусы откалывают на раз, а молодёжь учиться цирку не желает — зажралась. Можно, конечно, закупить суперсовременные станки на Западе (до крымнаша, сейчас с этим напряжно), но тут аж две проблемы — у коварных буржуинов в станках полно электроники, которая на раз вскроет и передаст хозяевам все секреты российского военно-промышленного комплекса (ВПК), а кроме того в каком-нибудь Задрипенске (ради перевода в который новьё и следует покупать) работать на этой чудо-технике будет некому — качество рабсилы в провинции ниже плинтуса, а немногих работоспособных конкуренты разбирают ещё маленькими.

Так что очередной комплекс ПВО создают, точнее, пытаются создать, исключительно с целью удержания элитной московской земельки (даже распил бюджета на второй план отходит). Впрочем, цены на неё неуклонно падают и ажиотаж вокруг С-500 стихает.

С-350 — дорогостоящее пустое место

В РФ всячески восхваляют своё якобы существующее оружие типа армат, курганцов, бумерангов и прочих фак па. Но о новейшем и на бумаге крайне эффективном средней дальности комплексе ПВО С-350 почему-то помалкивают. Это отсутствие «ж-ж-ж» — неспроста: россияне без крайней нужды не жужжать не могут! Дело в том, что этому мини-супероружию не повезло — у него не было совместимого и развёрнутого в войсках предшественника (какого-нибудь С-250 или даже С-150), ракетами которого он мог бы отстреляться, как С-400 позаимствованными у С-300. То есть сам по себе комплекс как бы есть, но ракет к нему нет и заменить их нечем. Вот поэтому россияне и не поминают его всуе, а лишь вскользь при восхвалении С-400. И именно поэтому С-350 не разворачиваются в отдельные комплексы ПВО, а идут в комплекте с С-400 в тщетной надежде, что когда-нибудь случится диво дивное: у российских конструкторов окажутся в комплекте огромные деньги, попавшие под санкции западные технологии и творческое вдохновение, после чего у защитников неба российского появятся наконец-то ракеты. А пока так: «Ракет нет, но вы держитесь».

Таким образом, госбюджет распилен, а толку никакого. Обычное дело для нынешней России. Скорее, хоть какой-то минимальный толк от С-400 — удивительное исключение в длинной цепи провалов «сверхдержавного» ВПК.

ПВО для россиян — это святое. Как танки. Или как АК-47. Или, с минимальным преувеличением, как водка. Но в современной России даже свято место бывает пусто. Как космодром «Восточный». Или как С-350.

Краткие выводы

1. Ирану и Ко новые С-300 не светят.

Возможно, читателю это покажется странным, но дальних ракет от трёхсотых у России крайне мало (ручная сборка, эксклюзив) и потому их продажу Ирану с прочими заказчиками будут всячески затягивать, ссылаясь при этом на что угодно, но только не на дефицит. Трёхсотые ракеты нужны не только уже развёрнутым комплексам С-300 (с учётом сроков годности и всяческих стрельб с манёврами), но и для С-400 (которые тоже регулярно учебные пуски производят) — на экспорт практически не остаётся.

2. Если что, в Сирии, да и в самой РФ, от С-400 толку и впредь не будет.

Реальная боевая ценность российских дальних комплексов ПВО низкая: их создавали для очень специфических задач, и созданное получилось не сильно удачным — даже китайский аналог заметно лучше.

3. С-500 не везёт.

Дальнейшее падение цен на московскую недвижимость делает С-500 не нужным, как и целый ряд иных скрипачей с виолончелистами.

4. С-350 — скромный бездельник.

Россияне и далее будут скромно помалкивать об удивительном достижении своего ВПК в виде новейшего комплекса ПВО С-350, так как он существует лишь в виде дорогостоящих массо-габаритных моделей, к которым нет подходящих боеприпасов.

'''