Перейти к основному содержанию

КГБ и все-все-все

Одна маленькая занимательная история из не особо далёкого прошлого и со знакомыми аббревиатурами

А.Кронсгартен

Весной или осенью 1988 или 1989 года я сидел на лекции по высшей математике и изнывал от скуки под монотонные завывания пожилой, как тогда казалось, ассистентки о бесконечно малых. Эта зануда никогда не станет кандидатом наук — думалось. Галерочная столетняя парта из дуба, мореного перегаром буршей, занимала меня. Огромный член, труд поколений двоечников, венчала размашистая постмодернистская надпись: «Кинг-Конг жив!»

Вошел взъерошенный напряжённый дядька.

— Кронсгартен есть? Во второй стол! Корпус такой-то, комната такая-то.

— Это кто вообще? — спросил я у старосты.

Он посмотрел на меня как-то странно:

— Куратор…

Этого куратора я видел в первый раз и, кажется, в последний. Виной тому были соревнования и сборы, которым учёба почти не мешала.

Курс у нас был взрослый, многие после армии. Сочувствующие взгляды однокорытников, пока я совершал проходку до двери аудитории, вселяли в меня некоторые опасения относительно светлого будущего на ближайший период. Какая-то ехидина даже перекрестила.

Кабинет был закрыт, но приобретённое поколениями рабское чутьё подсказывало, что просто так взять и свалить нельзя. Ждал я около двух часов. Обычная практика вымучивания клиента конторой, как позже вычитал у Довлатова. За это время я худо-бедно докумекал, что за организация мною, убогим, заинтересовалась.

Какие грехи у студиозуса только после школы? Пара-тройка пьянок-гулянок, сорванная буква «М» с магазина «Меблі». Ах, да. Демонстративный выход из комсомола. Или речь пойдёт об этом, или будут принуждать барабанить — решил я и успокоился.

А зря. Гебист был незаметным, доброжелательным и располагающим, как какой-нибудь мормоновец «брат Гарри». Он прошелся по моей биографии, показав завидную осведомленность, и даже поржал над аттестатом недоотличника с четверками по труду, НВП и укрлиту.

— А как у вас с иностранными языками, партайгеноссе Кронсгартен?

«В разведку вербует!» — промелькнула дурноватая мысль.

— А то у вас там не написано, — осторожно ответил я.

— Написано. Первое место на олимпиаде, районной.

— Ха-ха! Из четырёх человек!

Гебист моё веселье не поддержал и, впившись в меня буравчиками, черкнул что-то на листике.

— Вам знакома эта аббревиатура?

— Да. Видел в «Аргументах и фактах», когда к политинформации готовился, — соврал я.

Дело в том, что подобное граффити неизвестного авторства время от времени появлялось на окнах школы, где я имел честь мучиться.

— Вчера вечером кто-то разукрасил этой мерзостью ваш сельсовет. Вы не знаете, кто это мог бы быть?

— Ума не приложу, — процитировал я почему-то Штирлица из сцены похорон Плейшнера-старшего.

Последовала долгая пауза. Гебист что-то писал, утратив ко мне интерес. Потом расспрашивал, кто это мог сделать, называя персоналии, на что я односложно отвечал, мол, плохо знаком с имяреками в виду большой занятости на спортивной ниве. Ибо КМС.

— За «Динамо» даже выступал, — пытался подхалимничать я, — в бывшей луцкой синагоге.

И расписался о неразглашении. Подпись отзываю.

Вот, собственно, и вся история.

Ах, да, совсем забыл. Эта «мерзкая организация» называлась NF — «Национальный Фронт» Ле Пена. Сейчас она называется так же и финансируется ФСБ Российской Федерации.

Есть ещё такая страна.

lepensha

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

''отсканируй
и помоги редакции