Перейти к основному содержанию

Авторитетный демпфер

В продолжение редакторской статьи на тему роли СМИ как обратной связи. Нам нужен демпфер! #Швец #Подтуркин

В процессе эволюции от кроманьонца к человеку homo шагнули далеко за грань разумности, что привело сначала к появлению второй сигнальной системы, а затем и к формализации абстрактных понятий в противовес конкретным.

Наша жизнь теперь состоит в основном из абстрактных понятий. Денежная эмиссия, социальный капитал, правила дорожного движения или этикета, орфография и пунктуация, авторитет, религия и т.д. Это все либо обобщённые понятия или в лучшем случае наборы абстракций.

Кстати, религия. Религия возникла как набор концепций из-за невозможности древнего человека пояснить рационально происходящее. Почему повторяются смена суток и времён года? В конкретных понятиях это было никак пояснить ввиду того, что пронаблюдать орбиту движения Земли вокруг Солнца древний человек не мог.

Как результат, из преанимизма, отягощённого ритуальными захоронениями и культом предков, родились современные религии со сложной системой авторитетов, абстрактных понятий и правил. Правила могли затрагивать все сферы человеческой жизни – от аспекта регуляции полового влечения и вплоть до того, какую шапку одевать священнослужителю для каких случаев.

Вы ещё помните, сколько ангелов может поместиться на кончике иглы? Не помните? Ну, авторитетные ребята посчитают и вам сообщат.

В прошлой статье мы пояснили вам, что такое обратная связь в общем как концепция. Пришло время немного уточнить абстрактное понятие.

Обратная связь бывает разной. Самый просто её пример – сливной бачок. Нет, это сейчас не про «журналиста-расследователя». Сливной бачок устроен просто – уровень воды, поднимаясь, поднимает за собой поплавок, что, в свою очередь, приводит к тому, что поплавок перекрывает кран подачи воды. Как следствие, в сливной бачок набирается определённое количество воды и не более. Это обратная связь – самый просто вид связи.

Если говорить о социальных системах, то выборы при определённом уровне абстракции и идеализма могут считаться отрицательной обратной связью. Чем больше партия быкует и чем меньше слушает своих потенциальных избирателей, тем меньше за неё проголосуют через четыре года.

Как видите, отрицательная обратная связь используется для стабилизации выходного значения на каком-либо уровне. Иногда стабилизация не нужна или нужна стабилизация на другом уровне.

Тогда используется положительная обратная связь.

Самый простой и понятный пример для постороннего человека положительной обратной связи – это депозит в банке с процентами, которые тоже поступают на этот же депозит (и вы не можете их тратить). Допустим изначально у вас на депозите сто тысяч долларов, вы получаете на них, скажем, 10% годовых и опять кладете проценты на депозит. Через год у вас на депозите 110 тысяч долларов. Через два года 121 тысяча. Если вы кладете проценты на депозит не раз в год, а каждый месяц, то сумма растёт чуть-чуть быстрей. Если ваша цель не получать проценты со 100 тысяч, а накопить 400 тысяч для покупки квартиры, то положительная обратная связь это для вас.

Вам просто нужен другой уровень.

Не надо считать, что положительная обратная связь – это что-то плохое. Её массово используют в усилителях, автогенераторах и всяких прочих полезных вещах. Иногда и обществу нужна встряска, иногда и проблему нужно актуализовать. Но не зря при работе с положительной обратной связью система переходит в так называемый режим работы с обострением.

Важно помнить, что нештатный режим использования обратной связи может приводить к разным плохим вещам, особенно при недостатках конструкции системы.

Вот вам положительная обратная связь – под действием колебаний и ветра немного шатает мост.

Самым опасным и самым понятным примером положительной обратной связи является цепная реакция. Например, ядерная. Один нейтрончик разваливает ядро, и вылетает два нейтрончика, два нейтрончика разваливают два других ядра, и вылетают четыре нейтрончика и так далее. Не успеешь удивлённо вздохнуть, как в твоём ядерном депозите происходит фазовый переход. Это если выражаться абстрактными понятиями. Ну или взрыв, если выражаться более конкретными понятиями. И ты стоишь такой удивлённый – как же, только что всё было хорошо. А вокруг уже падают продукты ядерного распада и пепел.

Что же надо сделать, чтобы этого не произошло?

Чтобы система не просто обеспечивала стабильность, приносила пользу и развивалась в нужном направлении, но и вообще просто существовала, не уходя «в разнос», кроме обратной связи, должен обязательно быть представлен демпфирующий элемент. В механике демпфер – это элемент вязкого трения. Воздействие такого трения на систему зависит от скорости. В автомобилях демпфер – это амортизатор, а в ядерной энергетике – всевозможные механизмы защиты реактора, вплоть до стержня замедлителя, падающего в активную зону реактора. Демпфер немного похож на обратную связь, но он ещё и поглощает опасные колебания системы.

Это физика и механика. А как же общество?

Задача демпфера – гасить критические колебания системы, не допустить ухода системы «в разнос». Маятник общественных процессов, отклонившийся в одну сторону, не должен из-за действия механизмов положительной обратной связи отлететь в другую сторону на такую же или большую величину, а должен постепенно, через несколько затухающих циклов, вернуться в рабочий диапазон.

Именно наличие этих двух типов элементов: всех видов обратной связи и демпферов – обеспечивает эволюционное устойчивое развитие общества. И двигаемся в направлении светлого будущего, и достигаем целей, и не разваливаемся в пути. Чтобы не как в известном советском анекдоте о том, что «в пути к коммунизму никто кормить не обещал».

Общество живёт по тем же законам: построения социальных систем со сформированной определённой внутрисистемной социальной средой, являющейся по своей сути сверхсложной (количество её компонентов и связей между ними невозможно линейно описать и систематизировать) самоуправляемой системой.

Сущность взаимодействия элементов такой системы хорошо описана у Уильяма Росса Эшби:

«Каждая часть имеет как бы право вето для состояния равновесия всей системы. Никакое состояние (всей системы) не может быть состоянием равновесия, если оно неприемлемо для каждой из составляющих частей, действующих в условиях, создаваемых другими частями».

У вас тут всё может быть ещё более-менее хорошо (хоть масса и близка к критической), но если где-то завёлся излучатель свободных нейтронов размером с останкинскую башню, то взрыва уже не избежать.

СМИ, продуцирующие истерики и раздувающие вполне реальные проблемы общества до астрономических размеров, могут служить примером положительной обратной связи. Эта связь в обществе быстрая, быстрей, чем выборы.

Понятно, что любая общественная система просто кишит теми, кого текущий баланс или рабочий её диапазон категорически не устраивает. Донося до общества их позицию, журналист (или даже журналистское сообщество) как положительная обратная связь становится усилителем и ретранслятором недовольства. Цель у журналиста вроде как благая – проинформировать систему о наличии проблем. Проинформировать о том, что какая-то часть общества находится в неприемлемом для этой части состоянии, а значит, общественный баланс под угрозой.

Если внимательно посмотреть вокруг, то можно увидеть, что цивилизация ещё жива, цветёт и благоухает, а свободные общества целенаправленно развиваются и не погрузились в хаос цепной реакции взаимного неудовлетворения.

Потому что одно дело – усиление сигнала от угнетенных групп населения, которые желают изменить и улучшить систему. То есть желают сделать её более балансной в итоге, но уже на новом уровне. Ведь мы помним, что итогом работы положительной обратной связи является стабилизация системы на некоем новом уровне. И совсем другое дело – усиление сигналов от заведомо деструктивных групп, желающих именно обрушения системы – тоталитарных сект, ультрарадикалов, маньяков, коллаборационистов, агентов страны-оккупанта и так далее.

Что помогает обществам совершать непростой выбор и демпфировать критические колебания?

Есть несколько факторов.

Первый. Моральные ограничения, в том числе и религия: христианский капитализм Макса Вебера в Германии («Протестантская этика и дух капитализма») или конфуцианский капитализм в Японии. Причём тут можно говорить как о моральных ограничениях самих журналистов и их читателей, так и о моральных ограничениях их работодателей.

Второй фактор. Средний класс и национальная буржуазия из реального сектора. Именно им нужна стабильность и внятный рабочий диапазон системы. Ведь свой «свечной заводик», в отличие от счетов в иностранных банках и инвестиций в акции транснациональных компаний (капитал спекулятивного буржуа или олигарха), не заберёшь с собой при вынужденной эмиграции из охваченной социальными катаклизмами страны. Всё, что крупней цеха и меньше вертикально интегрированного холдинга с офшорной экономикой (позволяющей неконтролируемо выводить капиталы за рубеж), входит в этот сектор.

Третий фактор. Национальная элита. Тут речь не о нуворишах, излучающих в экран телевизора признаки сверхпотребления. Тут речь о потомственной элите. Все эти лорды, члены палаты общин в пятом поколении, бароны, потомственные аристократы из клана Кеннеди и так далее. Сюда же записываются, естественно, механизмы контроля, созданные таковыми элитами, – от непрямых выборов президента США и конституционных монархий до экзаменов на гражданство и космических плат за обучение. Понятно, что в этом пункте не без проблем – на одного Джорджа Буша всегда есть второй, на Конрада Хилтона всегда найдётся своя Пэрис. Однако механизм селекции национальных элит в развитых странах есть – и в новом веке Запад изобрёл новый вид подобной селекции – стартаперскую экономику.

Четвёртый фактор. Моральные авторитеты и духовные лидеры нации. Ну тут всё ясно. Не надо быть святей Папы Римского.

Что из этого есть в нашей стране?

Ничего.

Вообще.

Потомственной элиты нет, выбита революцией, войнами и заботливым советским строем, который всё пытался взрастить партийную элиту, но, судя по состоянию совка, так и не сумел.

Моральных авторитетов нет и не видно, чтобы они могли появиться в ближайшем будущем. С моральными лидерами всё плохо – творческая и научная элита многократно доказали свою продажность и сервильность, что не предполагает их существование в качестве независимых лидеров.

С духовными авторитетами ещё хуже – многократно повторяющиеся расколы и реформации, грязь и анафемы, их сопровождающие, мирское поведение церковных лидеров и наличие внешних центров управления основными конфессиями не позволяют надеяться на появление таких лидеров национального уровня даже в исторической перспективе.

Политики интересуются даже не следующими выборами. Они в своей массе вообще вспоминают о своём имидже и рейтингах только непосредственно перед этими выборами и забывают в момент окончательного объявления результатов голосов

Собственниками СМИ являются представители спекулятивного бизнеса или олигархических групп, которые уже вывели свои основные капиталы за пределы страны или могут их вывести в любой момент без критических для себя потерь. Ну, потерял Ахметов Донбасс, и что? Стал беднее в несколько раз, но оставшегося вполне хватит и на бутерброд с икрой для себя и потомков, и на обеспечение необходимого (для того чтобы «просто пожить») политического влияния.

Олигархический капитал, как оказалось, вообще может плевать с высокой колокольни на свои территории и народ, хотя при определённой изворотливости ума его можно было бы считать национальным олигархатом (по примеру Южной Кореи).

В последнее время заказчиком и реальными финансистами некоторых украинских СМИ выступают зарубежные игроки или международные организации, факторизовать деятельность которых в рамках внутригосударственного понимания ситуации просто невозможно.

Отсюда конфликты и проблемы, которые раздуваются все сильней и сильней посредством той самой положительной обратной связи.

Нет среднего класса, нет однозначно принятых моральных и духовных лидеров, нет национальной элиты, которая бы сказала: существование телеканала «Интер» неприемлемо в текущих условиях. И сумела бы подать обществу новый национальный консенсус под влиянием усиленного СМИ беспокойства патриотически настроенного активного гражданского общества.

И дальше уже конгломерат интересантов мог бы, например, развернуть бойкот телеканала, третировать тех, кто размещает там рекламу (с целью оставить канал без бюджета) и т.д. А мог бы вести разъяснительную работу, направленную на дискредитацию владельцев, редакционной политики и сотрудников телеканалов. Рейган так делал в Голливуде. И Дисней так делал. А можно было бы таки продавить законодательные изменения с целью защиты информационного поля в стране. Так делали в Британии.

Но таких людей, структур и авторитетов нет.

Как бы все против, но как бы и рейтинг. И не попрёшь.

Отсюда возникает ситуация, когда колебания вокруг канала «Интер» становятся угрожающими для страны и для системы. Потому что рупор положительной обратной связи сигнал недовольства усиливает и усиливает. Напряжение копится. А нет ни рабочих управляющих механизмов, ни авторитетов-демпферов для того, чтобы конфликт погасить.

Есть и другой аналогичный пример. Нет никаких абсолютных и достаточных лидеров и авторитетов, способных указать, что «Сергей Лещенко поступил аморально». Нет никакой национальной элиты, которая бы сказала: всё, мы не читаем, не покупаем, не публикуемся и не рекламируемся ни в «Новом времени», ни в «Украинской правде», пока они не осудят Сергея. Не в последнюю очередь это может быть связано с тем, что в прошлый раз лидером, рассуждавшим о моральности, был сам Лещенко. Ну и никакой святой отец не может такого сказать, чтобы не быть осмеянным и заплеванным.

Не нравится такая постановка вопроса?

Так у нас нет и никаких лидеров, которые могли бы сказать, что «Сергей Лещенко поступил морально». И сказать, что всё – вопрос закрыт – теперь у нас вот такая новая мораль.

Я сейчас вполне серьёзно.

Вышел же в красном Китае в своё время пламенный коммунист Дэн Сяопин и сказал: «Быть богатым – это восхитительно». Богатым быть восхитительно, а всё остальное вторично. И 20 лет никто не спрашивал особо, откуда у лидера партийной ячейки золотые часики и «Мерседес». И почему его дети обучаются в дорогих зарубежных университетах. Потому что отец нации сказал «это восхитительно», а лидеры нации подхватили – им тоже хотелось побыть восхитительными. И новый концепт держался сам по себе, хотя отец нации уже власти в Китае особой не имел. Но продолжал оставаться моральным лидером. Особо завравшихся восхитителей, конечно, стреляли, но без фанатизма.

Рыночные изменения в Китае привели к росту коррупции и расслоению, негативный эффект от чего многократно усиливался посредством обратной связи, реализованной через штатных пропагандистов КПК. Система пошла в разнос, но тут сработал демпфер, который колебания системы поглотил и вывел её на новый режим работы. Не то чтобы без проблем, но система преодолела этот этап.

Аналогичным образом в Британии истерия вокруг Брекзита, вылившаяся в разгромный для еврооптимистов референдум о выходе из состава ЕС, сейчас демпфируется именно национальной элитой и авторитетами. Мы выйдем из ЕС, говорит Британия, но как-нибудь попозже, без спешки и стараясь минимизировать потери.

А у нас даже нет структур, которые смогут сказать однозначно, законно ли или незаконно поступил Лещенко, потому что всегда останутся две стороны со своим мнением. И у каждой из них будет свой рупор положительной обратной связи.

Те, кто считает, что указанные выше проблемы можно решить посредством введения цензуры, не правы. Это не изменит типа обратной связи – она как была положительной, так и останется.

Мораль.

В прошлой части мы рассказали о том, что появление нормальных СМИ у нас должно быть связано с появлением управляющего механизма, для которого нормальные СМИ будут служить обратной связью, то есть с появлением массового гражданского общества.

Однако надо помнить и понимать, что даже появление управляющего механизма не сделает из СМИ отрицательную связь вместо положительной. А значит, нашей стране, как и любой другой системе, всё равно будет нужен демпфер. И это является намного большей проблемой, потому что зарождение и развитие гражданского общества совсем не означает появление авторитетов, элит, моральных или духовных лидеров и так далее. На это всё нужно время, а значит, существование общества в режиме белок-истеричек у нас надолго.

Привыкайте к трём гетманам.

Дмитрий Подтуркин

Антон Швец

''отсканируй
и помоги редакции