Перейти к основному содержанию

Бандера Бандеру лежачего бил

Вам как раз не хватало текста о Бандере в ленте. Исправляем.

В львовском трамвае едет негр и читает газету «За вільну Україну».
Входит украинец, удивлённо смотрит на него и спрашивает:
– Хлопче, а ти хто за національністю?!
– Як хто? Українець.
– А я тоді хто?!
– А звідки я знаю? Може, москаль.

(В 1980-е это считалось анекдотом)

Конечно, когда речь идёт о свинособаках — все мы Бандеры, Петлюры и Коновальцы, убийцы снегирей и распинатели мальчиков в трусиках. Благо, кроме нас, этот сайт читают только штатные сотрудники с той стороны, но они потихоньку перевоспитываются и учат державну.

И даже когда один Бандера бьёт ногой по голове другого Бандеру — это просто особенность национальных традиций.

Но для внутренних разборок дефиниции — это очень важно.

К примеру, Вальгалла для викинга — высший итог преисполненной героизма жизни, а у христиан он скорее перекликается с образом ада (ежедневные бои до смерти с последующим воскрешением не всем могут понравиться).

Ну то есть реальный Бандера — лидер террористической (тогда это слово не носило негативного оттенка, Пилсудский тоже был вполне террористом) организации, члены которой ставили задачу подороже разменять свою жизнь на жизнь какого-нибудь советского посла (самого Бандеру, как вы помните, повесить собирались в том числе за убийство министра внутренних дел, а брата его именно за это забили насмерть в концлагере).

ОУН цінить вартість життя своїх членів, дуже цінить; але наша ідея в нашому понятті є така велична, що коли йде про її реалізацію, то не одиниці, не сотні, а мільйони жертв треба посвятити, щоб її таки зреалізувати.

Промова Степана Бандери перед Львівським судом присяглих (1936)

Набрать в Польше в 1936 году миллионы людей, готовых умереть за идею — задача не очень реализуемая. Более того, когда ОУН вместо романтичной борьбы с поляками и коммунистами занялась зачисткой неправильных украинцев, многим украинцам (скажем, тому же Шептицкому) это крайне не понравилось.

К парламентской демократии (безусловно, ограниченно существовавшей в тогдашней Польше) они относились презрительно, шансов на выборах не имели.

Права человека? — Уточните, вы считаете коммунистов людьми?!

Ни в тогдашней Польше, ни в нынешней Украине такая организация никогда не выиграла бы выборы. Избиратель мягкотел и буржуазен.

Более того, если бы даже они пришли к власти (а это в 1941 году было вполне реально, но не сложилось) — построенное ими государство вряд ли понравилось бы даже самим искренним его современным сторонникам, не говоря уже о среднем либерально-буржуазном читателе этого сайта.

Впрочем, никакое из тогдашних государств, скорее всего, бы тоже не понравилось. Народ с тех пор разбаловался под властью рептилоидов.

Но в критической ситуации 1941 или 2014 года нужны именно такие люди.

Вокруг которых объединяются.

Чьё имя становится символом и наводит страх на врагов внешних и особенно внутренних. Как вы понимаете, товарищ Сталин поубивал коммунистов несопоставимо больше всех украинских националистов вместе взятых. Но он у них любимый вождь, а от Бандеры их корёжило и корёжит.

Когда вы кричите, что Бандера чуть ли не главный палач войны, то задайтесь вопросом: «Где он это мог сделать?». Да Ельцин одним расстрелом Белого дома уничтожил людей больше, чем Бандера за всю свою жизнь!

Борис Миронов

(Россиянин указывает Степану Андреевичу на недоработки.)

Но в той ситуации, которая есть сейчас, бандеровец — это бандеровец, а вовсе не мент.

Ну то есть быть патриотом Украины и воевать за неё — это не обязательно значит быть бандеровцем.

А уж быть правоохранителем или бандеровцем — это надо категорически выбирать.

Требования к правоохранителям совершенно другие.

Не бить задержанных.

Не грабить.

Не брать.

А девальвировать священные для украинцев слова (вспомним, как «укроп» стал партией, а Тимошенко — «киборгом») не надо.

А то придётся в мельниковцы записываться.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции

''