Перейти к основному содержанию

Brexit: благо для Европы… и США?

Как Европа воспользуется британским подарком?
Источник

Прошло больше четырёх лет после референдума по Brexit. И вот Соединённое Королевство наконец-то покидает Европейский Союз. Время выбрано удачно, ведь после ухода британцев Европе уже ничто не помешает перейти к новой модели экономической политики. Лучше приспособиться к современным условиям, в том числе и к укреплению евро.

Большинство европейцев счастливы, что Байден стал президентом Соединённых Штатов. Понимают ли они, что экономическая политика Джо будет сковывать евро и саму Европу — это уже другой вопрос. Новая администрация желает, чтобы курс евро оставался сильным по отношению к доллару — только так экономика США продолжит развиваться.

Белый дом уже наметил цель в виде увеличения расходов на борьбу с пандемией, окружающую среду и инфраструктуру. При Байдене всё это, несомненно, будет давить на Федеральную резервную систему США, чтобы она держала доллар на подходящем уровне. Причём независимо от того, на сколько дополнительных стимулов удастся уговорить Конгресс.

Впрочем, сделав так много одолжений Трампу, нынешний председатель ФРС Джей Пауэлл не сможет отказать его сменщику. А уже в этом контексте для Байдена было воистину гениальным решением назначить министром финансов Джанет Йеллен — как предшественница Пауэлла в ФРС, она по-прежнему имеет там значительное влияние.

 

Ожидаемый подход Байдена драматически повлияет на европейскую экономику, которая по-прежнему сильно зависит от экспорта. В 2019 году экспорт составил 46,9% ВВП Германии, 31,8% ВВП Франции и 31,5% ВВП Италии. Так что европейцы не могут позволить себе сидеть сложа руки и смотреть, как евро укрепляется до той степени, которая придушит их главный козырь.

Лучшим решением для Германии послужило бы введение фискального стимула, ведь такой шаг позволит впитать значительную часть торговых операций Евросоюза. Тогда укрепление евро по отношению к другим валютам не будет иметь значения. Например, вместо экспорта в США итальянцы могут направлять больше товаров в Германию и другие страны северной еврозоны.

Дополнительный стимул предоставит средства для увеличения закупок с юга континента. У европейцев под рукой огромный внутренний рынок; в целом, пришло время использовать его — даже если инструмент послужит лишь для борьбы с колебанием евро, которое в противном случае способно расколоть Европейский Союз.

Вспомните, как в 2014 году США навязывали Европе количественное послабление, чтобы спасти свою экономику от завышенного курса евро. Точно так же политика Байдена, вероятно, заставит немцев проводить экспансионистскую фискальную политику, причём по той же причине. Если это таки произойдёт, на этот раз решающим фактором станет Brexit. Не заверши Великобритания свой побег — и шансы на налогово-бюджетные стимулы Германии с новой моделью внутренней торговли Евросоюза близились бы к нулю.

 

Как сказал Карл Кайзер, бывший директор Немецкого совета по международным отношениям, «Brexit заставил Ангелу Меркель отказаться от священных позиций». Канцлер поначалу боялась, что другие страны также захотят покинуть Евросоюз, если Германия не изменит свою финансовую политику.

Сюда же отнесём новый фонд восстановления ЕС (750 миллиардов евро). Возможно, величайшее достижение Меркель даже не появилось бы при британцах, оставшихся в блоке. Евросоюз теперь может брать в долг на правах государства — вот вам шаг к суверенному статусу и пути для финансирования фонда восстановления пандемии. Всё это, вероятно, попросту заблокировало бы британское правительство.

Британцы покинули вечеринку чертовски вовремя. Новый американский президент, столкнувшись с множеством неотложных политических требований во внутренней политике, должен подтолкнуть немцев именно в том направлении, в котором им нужно двигаться — к новой модели. Ставить превыше всего усиление налогово-бюджетных стимулов ЕС и внутренней торговли.

Этот сдвиг может оказаться сильным противоядием от европейского популизма. К тому же он поможет гармонизировать отношения между США и ЕС и принесёт пользу как американской, так и европейской экономике. Так что никто в Вашингтоне (или Брюсселе) не должен проливать горькие слёзы по поводу ухода Великобритании.

Возможно, немцы не горят желанием принять модель внутренней торговли. Но им точно следует признать, что в данном случае Brexit полезен для Европы. Он дал возможность задействовать смешанную модель фискальной и денежно-кредитной политики — а уж она была бы гораздо более эффективной, чем строго монетарный подход, доминировавший в политике ЕС после финансового кризиса 2008 года.

 

Да, за последние десять лет Европейский центральный банк творил чудеса своей экспансионистской денежно-кредитной политикой. Президент ЕЦБ Кристин Лагард и её предшественник Марио Драги заслуживают большой похвалы за свои смелые политические решения. Распространение доходности суверенных облигаций между северными и южными странами еврозоны резко сузилось — и вот, ЕЦБ впервые в истории финансово интегрирует сразу два региона.

Эти финансовые события сыграли большую роль для единства и солидарности в Европе. Впрочем, история показывает: одной лишь денежно-кредитной политикой устойчивый экономический рост не обеспечишь. Да, евро продолжает достигать новых высот. Однако европейская экономика переживает спад. Даже ЕЦБ по-прежнему постоянно занижает свой целевой показатель инфляции. За семь из последних восьми лет инфляция больше склонялась к 1%, чем к 2%; так что рынок ожидает, что тенденция продолжится в течение следующего десятилетия.

Это неприемлемо. К счастью, включение налогово-бюджетной политики в комплекс политики ЕС — то, что делает Brexit важным для Европы инструментом. Хотя бы для проведения эффективных мер макроэкономической стабилизации и борьбы против валютной политики «разорения соседа» со стороны ФРС.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!