Перейти к основному содержанию

ШЛЯХ ДО ГОЛЛІВУДУ.

Дело в том, что сериал в сознании современного западного зрителя занял то самое место, которое в 19-20 вв. занимал роман.

На экраны российских телевизоров выходят первые художественно-пропагандистские полотна «по украинской тематике». Думаю, смотреть их необязательно.

Достаточно самого факта. Украинских пользователей социальных сетей он уже взволновал. Сам собой возник вопрос: чем отвечать будем? Спешу внести свои 5 копеек…

Самое простое и самое неправильное – «наш ответ Керзону»: вы сериал про плохих «бендер», а мы вам сериал про плохих «сепаров» и «оккупантов»! Дело даже не в том, что перевёрнутая калька всегда хуже оригинала (который сам по себе доброго слова не стоит). Самое неприятное, что это стоит денег, которыми гораздо с большей пользой для воюющей Украины могли бы распорядиться, например, волонтёры. Что же тогда делать?

Во-первых, в Украине уже сейчас отснято множество документальных материалов, которые просятся в заботливые руки документалиста-публициста масштаба Михаила Ромма, Романа Кармена, Александра Невзорова или, на худой конец, Леонида Парфенова. Материал нуждается в селекции, монтаже, сопроводительном тексте, а главное – в авторской концепции. В общем, нужен большой художник, имеющий свой оригинальный угол зрения, способный высечь из глыбы Давида. «Варяг» тут предпочтительней. Я перечислил россиян-современников, потому что не знаю имён западных классиков. А они поди есть. В любом случае заманить нерядового иностранца предложив ему творить на всём готовом (плюс полное содействие на государственном уровне) – то, что доктор прописал!

В 1978 году в Советском Союзе так был создан 20-серийный документальный фильм «Великая Отечественная». Я его много раз смотрел, будучи школьником. Но гораздо важнее то, что его смотрели американские телезрители (у них он назывался The unknown war). Ушлый Роман Кармен привлек к работе над ним американцев, а лицом англоязычной версии сделал легендарного Берта Ланкастера. В итоге, получилась не советская агитка, а солидная лента, которой не побрезговали крупнейшие телеканалы США, а киноакадемия впервые в истории вручила этому неигровому фильму «Оскар».

По сравнению с производством даже самого захудалого художественного фильма, такой проект обойдётся в «медные деньги». Нужно лишь грамотно составить предложение и, возможно, обратиться за помощью к украинофилам с голливудских холмов. Опять же, Владимир Кличко после победы над болгарским боксером простаивает. Чем не лоббист?

Впрочем, самостоятельный поиск звездного режиссера с личными амбициями – дело рискованное. Так после войны «08.08.08» грузинские энтузиасты нашли голландца Ренни Хартлина и, после многолетних мытарств, всё-таки выпустили в мировой прокат многострадальный фильм «5 дней в августе» с Велом Килмером и Энди Гарсиа. Впрочем, «мировой прокат» - это слишком громко сказано. Вышел фильм в аккурат под «Аватара». Прокатчики его забраковали за «неформат». В итоге, его почти никто не посмотрел. О сборах вообще говорить не приходится.

Но даже такой очевидный провал дал Грузии гораздо больше, чем получила Россия от своих двух дорогих и пафосных проектов. Их смотрели только россияне, и то – без особого интереса. А грузинский проект приносил имиджевые дивиденды Грузии больше двух лет. "Google" зафиксировал сотни тысяч запросов о фильме. Многие посмотрели эпический трейлер. На премьеру в Тбилиси кроме звезд, занятых в картине, приехала Шарон Стоун. А сыгравший Михаила Саакашвили харизматичный кубинец признался, что предпочитает галстук с горчицей… В общем, грузинский блин, хоть и вышел комом, но комом вполне съедобным.

Из этого примера Украина может извлечь несколько важных уроков, главный из которых касается направления поиска. Грузинские коллеги искали режиссера, а надо было – кинокомпанию. Потому что не так важен фильм, как его прокат. Мировые звёзды сами по себе фильму ничего не гарантируют. Они охотно берутся за любую работу: хоть с Путиным петь, хоть с Кадыровым плясать. Они щедры на интервью и селфи. Режиссер, дорвавшись до бюджета и творческой свободы, готов исполнить все свои детские мечты и убедить робкого заказчика в том, что каждый его кадр «гениален». А потом товар, маркированный "Made of "Georgia International Films", выходит на рынок и… наступает похмелье. Потому что тягаться приходится с «Аватаром», потому что неформат, потому что "Georgia International Films" на кинорынке звучит также убедительно, как легендарная фирма «Абибас» на рынке спортивной экипировки.

Отсюда вывод: «уникальный творческий коллектив» - это, конечно, хорошо, но пусть его формируют не прекраснодушные грузины или украинцы с развесистыми ушами, а голливудские монстры с хищными челюстями. Это бизнес - ничего личного. До широкого зрителя доходит только то, что правильно сделано и правильно продано.

Одним словом, стучать украинцам надо в двери компаний-производителей кино- и телепродукции, имея на руках грамотно составленное предложение. Пусть продавец сам определяет формат, выбирает режиссера, формирует съемочную группу, контролирует бюджет, занимается постпродакшн и выходит на прокатчиков. Это касается и документального фильма, и, тем более, художественного.

Тут надо отдать должное россиянам, телесериал действительно лучше полного метра: бюджет меньше, производственный цикл - короче, аудитория – шире. И, что бы не натворили местные самоделкины, реклама и прайм-тайм сделают своё дело – люди будут смотреть. Другой вопрос, что российский сериал увидит свой же брат – россиянин, которому очередная порция ненависти к укропам и гордости за Россию, в общем-то, не особенно нужна. И если украинцы пойдут той же дорогой, деньги будут потрачены впустую. А вот если телесериал про войну в Украине снимет, например, НВО…

Собственно, лучшее, что могут сделать украинцы в этом направлении – провести инвентаризацию всего того, чем они могут быть интересны и полезны крупному американскому производителю сериальной продукции, свести всё это в один грамотно составленный документ и… штурмовать голливудские холмы.

Начнем с естественных преимуществ материального свойства. Во-первых, поддержка на государственном уровне. Для военного фильма это крайне важно, потому что возможность  сэкономить на массовке, технике и костюмах, получить доступ к локациям на передовой и бесплатный консалтинг – очень важные бонусы.

Другой весомый плюс – актёры. В Америке украинские актёры уже известны. Снимать в стране, где легко можно найти актёра второго плана под любое амплуа, одно удовольствие.

И, наконец, главный козырь – украинские олигархи…

Одно дело снять кепку и пойти просить у местных толстосумов «на национальный кинематограф». Другое дело, инвестиция в американское предприятие с высокими шансами на прибыль. Поставьте себя на место, например, Пинчука. Молодое дарование ваши деньги просто проест – и никакой отдачи. Солидные американские товарищи с конкретным деловым предложением – это уже предметный разговор. Хороший повод культурно продемонстрировать патриотизм и пожать заслуженные лавры. А если в складчину? Тороватых пинчуков в Украине хватает: по миллиону с носа – и наберётся солидный даже по голливудским меркам бюджет.

Теперь о высоком. Законы сериального жанра требуют понятных для потребителя героев, с которыми он может себя ассоциировать. А значит, лучший вариант для сценарной заявки -«история западного человека в воюющей Украине». Можно перечислить несколько реальных иностранцев, судьбы которых могли бы послужить источником вдохновения для сценаристов. Доброволец из батальона «Донбасс» Марк Паславски («Франко»), павший смертью храбрых. Снайпер батальона «Азов» швед Давид Эрикссон. С другой стороны, интерес для сценаристов может представлять украинская американка Наталья Яресько или французская грузинка Эка Згуладзе. И даже не вполне западный человек - корреспондент «Лос Анджелес Таймс» Сергей Лойко. Список героев-иностранцев может быть дополнен военным инструктором или офицером разведки, сотрудником посольства или иностранной компании, работающей на территории Украины.

Отдельно может быть подана еврейская тема: в оборонном ключе по одну линию фронта, в трагическом – по другую. Тут достаточно вспомнить легендарного доровольца из батальона «Днепр-1» Ашера Иосифа Черкасски и убитого террористами в Донецке Георгия (Элиягу) Зильберборда.

Иностранцы, через которых может быть показана оккупированная территория Донбасса – сотрудник ОБСЕ, попавший в плен журналист или, например, священник (католик или протестант). А среди «ополченцев» вполне могут отыскаться привычные для западного зрителя злодеи – сербский четник, европейский левак-террорист, даже араб-фундаменталист из какой-нибудь аль-каиды.

В основу сюжета первого сезона может быть положено крушение «Боинга» - самый трагический, в представлении западного зрителя, эпизод этой войны. И самый выигрышный для Украины с точки зрения информационной войны с Россией.

Наиболее привлекательный для западного зрителя концепт: «Украина борется за право присоединиться к нам, таким красивым. И наш долг им в этом помочь!» Герои-иностранцы открывают для себя украинский народ, который долгие годы «коммунистического рабства» лелеял в сердце «европейскую мечту», которую хочет растоптать возродившийся в путинской России сталинизм.

В общем, с Украиной всё просто. С оккупированным Донбассом немного сложнее. Здесь многие люди прошли через «искушение советским реваншем», которое организовал для них Путин. В итоге, «западники» там стали гонимым меньшинством, ушли в подполье или бежали к своим – в Харьков, Киев, Одессу. А на оккупированной территории возникло некое подобие хорошо знакомой западному зрителю Империи Зла во всех ее отвратительных подробностях. По ходу действия у многих вчерашних поклонников путинской России происходит переоценка ценностей, и они понимают: единственная альтернатива Западу - отсталость и бесчеловечность неосталинизма.

Отдельная тема – гуманитарные страдания беженцев. В том числе, в заснеженной России, в которой они вместо счастливой и богатой жизни, обещанной Путиным, получили лайт-версию ГУЛАГа. В финале - трудная дорога раскаявшихся украинцев домой…

Тем временем, несмотря на войну, Украина твёрдо становится на путь реформ, которым противостоят бюрократы-коррупционеры, оставшиеся со времён Януковича, олигархи, привыкшие паразитировать на государственной казне и отсталая часть населения, на которую силы реакции пытаются опереться. Но ориентированная на перемены молодёжь увлекает своим примером старшее поколение, и всем становится понятно: назад пути нет...

Именно такие по таким грубоватым лекалам американцы кроят концептуальную «подкладку» своих сериалов. Когда на нее накладывается добротное сукно сюжета и тщательно проработанных героев, она уже не бросается в глаза. Но без нее «пальто» теряет форму и расползается.

Если же «подкладка» добротно скроена, если герои понятны зрителю, а сюжет «основан на реальных событиях», у такого проекта есть шансы. Многократно увеличивает их долгосрочный интерес всего мир к событиям в Украине. Можно предположить, что именно такие заявки сейчас рассматриваются крупнейшими производителями сериальной продукции с особым интересом.

А значит лучшее, что могут сейчас сделать украинцы, озабоченные «ответом» на российские художества – составлять грамотные заявки и с помощью «наших людей в Голливуде» стучать в двери крупнейших производителей сериальной продукции. Если одна из таких дверей откроется – информационную войну Украина выиграет у России с разгромным счётом.

Дело в том, что сериал в сознании современного западного зрителя занял то самое место, которое в 19-20 вв. занимал роман. Герои, сюжеты и стиль культовых сериалов формируют коллективное бессознательное всего западного мира. Если туда проникнут образы, сюжеты и герои, связанные с Украиной – они там пропишутся навсегда. Но шанс добраться до этого места есть только у продукции, изготовленной в соответствии с законами жанра, теми, кто умеет это делать и сделанное продавать.

Владимир Голышев

https://www.youtube.com/watch?v=zjGtTUfPcI4

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...