Перейти к основному содержанию

Дети Донбасса

Четыреста тысяч маленьких жертв оголтелой пропаганды.

Елена Григорьева, Владимир Завгородний

Однажды один человек сел за компьютер и начал писать аналитическую записку для некоего чиновника.

И как это иногда бывает, когда за деревьями не видно леса, только в процессе написания аналитической записки этот человек собрал воедино все факты, которые ему были известны и раньше, и вдруг осмыслил их разом — и ужаснулся.

И пришёл к выводу, что такие вопросы не должен решать один чиновник, и даже два — потому что это слишком важно, слишком страшно для того, чтобы такую ответственность (или безответственность) принимал на себя кто-то один.

А аналитическая записка была вот о чём.

Вначале факты.

В 2014 году началась и продолжается до сих пор вооружённая агрессия Российской Федерации против Украины, осуществляемая преимущественно методами гибридной войны. Представители Вооружённых сил РФ, а также неофициальные военные формирования оккупировали значительную часть территории Украины, где проживает много людей.

И много детей.

По данным ООН, в начале 2016 года на оккупированных украинских территориях (в основном в городах Луганске и Донецке) проживало около 400 тысяч детей.

ЧЕТЫРЕСТА ТЫСЯЧ ДЕТЕЙ.

Это больше, чем население Исландии или Багам.

Часть из этих детей находятся или находились в зоне боевых действий. Попадали под обстрелы. Были свидетелями боевых действий. Были свидетелями расправ над мирными жителями, беззакония и произвола, которые временами творят пророссийские боевики и всяческие «казацкие дружины» в оккупированных районах Луганской и Донецкой областей.

Некоторые из них потеряли близких. Некоторые потеряли дом. Кто-то голодал и недоедал. Кто-то перестал ходить в школу.

И это ужасно всё. Но статья-то даже не об этом.

Видите ли, основным информационным оружием во всякой гибридной войне является пропаганда.

И, разумеется, не следует удивляться тому, что оккупанты, кроме прочего, захватывали теле- и радиоцентры (принадлежавшие ранее украинскому ГП «Концерн радиовещания, радиосвязи и телевидения»). Да и сейчас всеми силами они препятствуют трансляции и приёму украинских радио- и телеканалов.

Не следует удивляться и тому, что террористы и их пособники создают собственные пропагандистские радио- и телеканалы (например, «Новороссия ТВ», «Республиканское ТВ», «Луганск 24» и прочее).

И проблема в том, что эти подконтрольные террористам и (опосредованно) правительству РФ теле- и радиоканалы проводят последовательную, систематическую работу с населением оккупированных территорий.

В том числе — с 400 тысячами детей.

И это не единственное, что делают оккупанты. Это не единственный способ, которым они пытаются убедить взрослых и детей в том, что чёрное — это белое, свобода — это рабство (цитируя Оруэлла), а «Новороссия», «ДНР» и «ЛНР» — не марионеточные образования, появившиеся в результате вооружённой агрессии против соседнего государства, а это «люди просто хотели отделиться» (цитируя одну украинскую «журналистку»).

Давайте посмотрим, как же оккупанты работают с детьми?

Вот, например, какие «замечательные» журналы читают дети на оккупированных территориях.

815164_900

808870_900

808965_900

809390_900

809590_900

809767_900

810030_900

810387_900_1

811751_900

811940_900

Посмотрите, чему учат детей в школах на «внеклассных занятиях» в ОРДиЛО. В этом ролике мы собрали несколько примеров и (не будем создавать интригу) сразу же показали, зачем это делается и к чему в конечном итоге должно привести.

Или потратьте 10 минут и посмотрите передачу ICTV, в которой тоже собрано немало интересных примеров.

Это происходит прямо сейчас. И это длится уже месяцы, годы. Военизированные террористические группировки взяли под полный контроль школы и детские учреждения. «Министерства информации» и «министерства образования» террористических организаций «ЛНР» и «ДНР» (с, не побоимся таких слов, определяющей помощью своих друзей из РФ) создают и внедряют пропагандистские образовательные программы по истории. Культуре. Политинформации. «Уроки мужества», где дети заучивают имена «героев Новороссии». Какие-то бредовые лубочные рассказы про «матрёшечные души».

А потом детей тупо учат стрелять.

И это очень удобно, потому что ещё раньше, в школе, их научили ненависти к Украине, которая якобы хочет уничтожить мифический «народ Донбасса». Их уже приучили считать украинцев «фашистами» и «нацистами». Их уже научили использовать слова «каратель» и словосочетания «живая сила противника». Их уже учат ненависти к США, Европе, по большому счёту ко всем. Зачем мелочиться? Это такой удобный возраст, когда детей можно научить почти всему, чего захочется.

И потом их учат воевать.

И, как мы полагаем, без особых угрызений совести пустят на убой.

И дело даже не в том, что такая деятельность грубо нарушает международные договора и конвенции: Конценцию о правах ребёнка, Конвенцию Совета Европы о предупреждении терроризма, Резолюцию 110 «Меры, которые должны предприниматься против пропаганды и разжигателей новой войны» и др.

То, что «братское» российское государство не слишком всерьёз принимает международные нормы — это ведь не новость, правда?

Но сейчас вот такой «образовательной» деятельностью агрессора охвачены почти полностью оккупированные территории. Миллионы людей. И четыреста тысяч детей.

Это больше, чем всё население Исландии.

А ещё, знаете... Это половина резервной армии Китая.

И, в общем-то, проанализировав все эти цифры и факты, довольно легко прийти к выводу, что прямо сейчас на оккупированных территориях террористы и поддерживающие их силы из РФ создают и культивируют очаг социального и гражданского напряжения. Очаг ненависти по этническому признаку.

Как предпосылка для новой войны.

И четыреста тысяч будущих солдат уже готовятся и обучаются. Их уже учат ненавидеть Украину. Их уже учат ненавидеть Европу и США.

А потом их учат стрелять.

Половина резервной армии Китая.

Нет, разумеется, мы все надеемся, что очень и очень многие родители на оккупированных территориях имеют здравый смысл и развитые инстинкты самосохранения — ну, скажем, более развитые, чем у леммингов. Что очень и очень многие родители не считают хорошей идеей умереть на поле битвы за Путина и кооператив «Озеро», и точно так же объясняют детям, что это может быть не самым оптимальным жизненным выбором.

Но нельзя в борьбе с пропагандой полагаться исключительно на здравый смысл психологически обрабатываемых людей и надеяться, что как-нибудь всё само образуется.

Террористы зомбируют детей с помощью телевидения, детских книжек и журналов, школы. В конце концов, эти дети живут в обществе, где официальной является довольно искажённая картина мира, и они её впитывают так или иначе, и принимают эту искажённую систему координат за норму.

Остазия всегда воевала с Океанией. Украина всегда хотела уничтожить «свободолюбивую Новороссию».

То, что происходит при «воспитании» террористами сотен тысяч детей — наших с вами сограждан, между прочим, как бы упорно мы не твердили мантру «за население оккупированных областей отвечает оккупант»...

То, что происходит при «воспитании» террористами сотен тысяч детей — возможно, это только начало. Мы можем, конечно, прятать головы в песок. Можем делать вид, что это не наше дело.

Но 400 тысяч. Половина резервной армии Китая*.

Проблема в том, что оккупанты, конечно, несут ответственность за население оккупированных территорий. Вот только, кажется, им не то, чтобы всё равно... Просто в гибридной войне, в отличие от обычной, молодец тот, кто убьёт больше людей, и не важно даже — своих или чужих.

Так что же делать нам, если предположить, что нам не всё равно?

  1. Обычно в аналитических записках в обязательном порядке просчитывают вариант «а что будет, если не делать ничего?». Здесь можно твёрдо быть уверенным: если ружьё висит на стене — рано или поздно оно обязательно выстрелит. И когда это случится, то потери — людей, ресурсов, территорий — могут быть неизмеримо большими, чем то количество ресурсов, которое потребуется сейчас. Чтобы решить проблему уже сейчас. Макиавелли говорил: «Войны нельзя избежать, её можно только отсрочить к выгоде вашего противника».
  2. Наилучшим вариантом, конечно же, был бы неотвратимый, настойчивый и, главное, скорейший возврат оккупированных территорий под контроль Украины. Очищение их информационного пространства от пропаганды террористов и страны-агрессора. И потом долгая, осторожная, кропотливая, системная работа по восстановлению адекватной картины мира у жителей деоккупированных территорий. И уже как следствие — национальное единство, и всё такое.

Второй вариант, конечно, займёт более длительное время.

Но третий вариант — «просто убить всех» — мы вообще не рассматриваем, а пятый, шестой и седьмой вы, конечно же, можете предложить в комментариях.

Проблема в том, что второй вариант — особенно там, где «скорейший» возврат территорий — сейчас может звучать слишком оптимистично.

Но это единственный вариант, при котором реально можно избежать катастрофы в будущем. Потому что все остальные гипотетические варианты («улыбнуться друг другу на границе», или подписать новый «меморандум о недопущении», или «отделить их и пусть себе там живут») никак не решают проблему. Это просто способы отсрочить войну. Да, именно к выгоде противника, как сказал Макиавелли.

Так вот, проблема в том, что каким бы наиболее быстро реализуемым второй вариант ни был — это будет не завтра. И даже не в следующий понедельник.

И всё это время 400 тысяч детей учат ненавидеть цивилизованный мир.

Следовательно, сейчас — уже вот прямо сейчас — нужно как-то с этим бороться. Путём контрпропаганды. Мешать зомбированию. Кричать и топать ногами на заседаниях ООН, привлекая внимание к проблеме. Хоть что-то делать.

Потому что прямо сейчас с этой проблемой Украина, кажется, делает... А, ну да.

Ничего.

«Не пытайтесь избежать последствий собственного бездействия — этого ещё никому не удавалось». Автор этого афоризма менее известен, чем Оруэлл и Макиавелли, но оттого не становится менее прав.

*P.S.: Кстати, вот если задуматься о Китае. Таинственная же страна…

Знаю о ней совсем немного, если не учитывать разнообразие её товаров.

А один раз смотрела программу китайского телевидения с переводом (существует и такое, оказывается). И попала как раз на выпуск новостей. Вот это я реально удивилась тому, как уверенно китайцы говорят про то, что евро и доллар скоро рухнут и в мире воцарится юань. Ну и что-то про исконно китайскую Сибирь, в которой живут их соотечественники, которые по какой-то странной ошибке называют себя якутами, бурятами и алтайцами, и прочий заблудший народ Китая. Больше мне так и не довелось посмотреть это «Китай – ТВ», но вопрос внутренний завис. Как так? Такая громадная странища, с такими взглядами, а признаков её внешней политики вообще не наблюдается. Как будто бы её не существует. И почти ничего не известно о действиях Поднебесной по отношению к другим странам.

На самом деле информации слишком мало, чтобы качественно проанализировать, кто именно за чем стоит. Но этому кому-то явно нет дела ни до жизней граждан Украины в Донецке и Луганске, ни до жизней украинцев в целом, ни до жизней россиян или европейцев. Создаётся такое впечатление, что очень любит развлекаться, что можно оценить по иронии событий. Но только цель «развлечений» как будто бы — поубивать как можно больше людей. Неважно — чеченцев, украинцев, сирийцев, но, главное, побольше россиян, что характерно. И вот кто это, кто так развлекается: китайцы, владельцы оружейного завода или члены какой-нибудь адской секты с больным на голову ФСБэшным гуру? Жизнь покажет.

Ну а мы будем надеяться, что хотя бы для решения столь скромной задачи, изложенной в постскриптуме, найдётся политическая воля, время и ресурсы. Время — это важно.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

 

Примечание редакции. Приносим извинения за снимки фейкового букваря. Но, как выразился один из бдительных читателей, «"Букваръ" абсолютно нелепый, но именно это и свидетельствует в пользу подлинности. Оригиналы роспропaганды, как правило, безумнее любых фейков». Опубликованные фотографии журнала «Вежливые человечки» тому подтверждение.

Один из авторов статьи — психолог, работающий с детьми, которые пережили стресс во время боевых действий на Донбассе, поэтому затронутая в статье тема ей знакома. Данные о количестве детей она взяла из отчёта ООН и Плана гуманитарного реагирования 2015 года Секретариата ООН.

По поводу же сравнения количества детей на Донбассе с половиной армии Китая, то речь шла о резервной армии КНР, а не основной.

''''