Перейти к основному содержанию

Европейская сказка кончилась. Британия после Brexit

Выбор сделан, пора оценить последствия
Источник

«Рассвет новой эры» или начало пути к катастрофе? Великобритания и Евросоюз, в котором с 1 февраля остаётся 27 членов, встречают Brexit с неоднозначными чувствами.

Пребывание Соединённого Королевства в Европейском сообществе, позднее преобразованном в Европейский союз, длилось 47 лет и официально заканчивается в 00:00 в субботу 1 февраля 2020 года. По мнению британского премьер-министра Бориса Джонсона, который вечером в пятницу выступает с обращением к нации, уход из ЕС — это «рассвет новой эры» и «не конец, а новое начало».

Джонсон полагается на быстрое (причём параллельное) продвижение переговоров о новых всеобъемлющих экономических соглашениях как с Евросоюзом, так и с США, а затем и с рядом других стран. Это, по мнению премьера и его сторонников, позволило бы снизить возможные негативные последствия Brexit и дать Британии новые воодушевляющие перспективы на мировом рынке. Правительство выдвинуло ряд инициатив по привлечению в страну новых инвестиций и квалифицированных кадров. В частности, перспективным учёным с 20 февраля станет легче обосноваться в Соединённом Королевстве благодаря упрощённому порядку выдачи виз по новой специальной программе для «талантов со всего мира».

В том, будет ли светлым обещанное Джонсоном будущее, британцы смогут убедиться не ранее чем через 11 месяцев. Весь 2020 год продлится согласованный с ЕС переходный период, в течение которого в отношениях островного королевства и континента ничего существенного не изменится. Скептицизма по поводу того, что придёт потом, однако, хватает. В частности, некоторые эксперты подвергают сомнению стратегию правительства Джонсона, направленную на максимально быстрое заключение соглашения с ЕС. Спешка при ведении переговоров опасна, предупреждает директор Европейского аналитического центра политической экономии Дэвид Хениг: «Нам грозит беспорядок и непредсказуемость. Если слишком спешить с новыми соглашениями, недостаточно вникая в детали, очень скоро можно столкнуться с множеством неожиданных проблем».

"
Акция противников Brexit в Лондоне

«Римейнеры» (сторонники пребывания Британии в ЕС; remain — остаться) обращают внимание на то, что Brexit расколол британское общество и последствия этого раскола могут быть непредсказуемыми. Правящие националисты в Шотландии, где большинство населения голосовало на референдуме 2016 года против Brexit, вновь ставят вопрос о выходе из состава Соединённого Королевства. (Такой референдум в Шотландии прошёл в 2014 году, тогда верх взяли противники независимости.) Шотландский парламент принял символическое решение: несмотря на Brexit, флаг ЕС будет развеваться над зданием парламента и после 31 января.

Брекзит — потрясение для обеих сторон, Британии и ЕС

Что может теперь ждать Британию? Ситуацию в интервью «Радио Свобода» комментирует Валерий Аджиев, главный научный сотрудник факультета медиа и коммуникаций британского университета Борнмута:

– Начинается переходный период, который должен завершиться в конце 2020 года. На начало марта намечен старт переговоров о новом соглашении между Британией и ЕС. В течение переходного периода взаимоотношения между странами ЕС и Британией практически во всех областях останутся теми же, как сейчас. Например, европейские студенты смогут в этом году, как и раньше, поступать в британские вузы и даже после окончания переходного периода смогут учиться (и получать займы из британского бюджета на оплату учёбы) по правилам, действующим сейчас. Более того, если какие-то законы и правила ЕС за этот год изменятся, Британия должна будет принять эти изменения — при том, что права голоса и вообще влияния на принятие этих решений у неё уже не будет.

– У Британии сохраняются ещё какие-то обязательства перед ЕС?

– Да, прежде всего финансовые — по отношению к европейскому бюджету. Сумма согласована в размере 39 миллиардов фунтов. Здесь учтены и долги, и предоставленные Британии скидки, и некоторые другие пункты.

Второй важнейший момент — гарантии прав гражданам стран ЕС, живущим в Британии, и гражданам Британии в странах ЕС. Во время переходного периода свобода передвижения сохраняется в полном объёме. А вот потом возникнут нюансы. Те три миллиона граждан стран ЕС, которые сейчас постоянно проживают в Британии, получат право перерегистрироваться там до июня 2021 года в качестве резидентов — при условии, что они к тому времени находились в стране не менее пяти лет. А те, у кого срок меньше, включая прибывших до конца переходного периода, смогут получить право находиться и работать в Британии на срок до пяти лет — так называемый pre-settled status. После чего можно будет претендовать и на статус резидента.

"
«Нет жёсткой границе» — бигборд на границе Ирландской Республики и Северной Ирландии

Третье обязательство связано с реализацией «ирландского протокола». Границы между Ирландской Республикой и британской Северной Ирландией не будет. Это было основное требование ЕС, которое Борис Джонсон, в отличие от своей предшественницы Терезы Мэй, принял. Зато возникнет — в каком виде, пока полностью не определено, — фактическая граница по морю между Северной Ирландией и остальной Британией. Это очень проблемная область со многими неизвестными.

– Много говорят о новом торговом соглашении между Британией и ЕС, которое должно быть заключено до конца этого года. Почему оно так важно и что случится, если Брюссель и Лондон не договорятся?

– Brexit — потрясение для обеих сторон. ЕС — крупнейший торговый партнёр Британии, а та — вторая по экономической мощи европейская страна после Германии. После Brexit Лондон может начать переговоры о торговых соглашениях со странами, не входящими в ЕС, — США, Китаем, Индией, Японией, Австралией и Канадой. Критический вопрос переходного периода — удастся ли заключить соглашение с ЕС или выход будет без него. Последнее грозит экономическими проблемами. Аналогичные переговоры ЕС с США, Канадой и Японией длились не один год. Борис Джонсон, однако, утверждает, что времени до конца года вполне достаточно, потому что эти переговоры будут начинаться не с нуля. По его словам, надо будет только аккуратно разойтись в смысле зависимости от ставших «чужими» законодательных актов, но их суть вполне можно сохранить.

Брюссель указывает, что усидеть на двух стульях не получится

Но Брюссель указывает, что усидеть на двух стульях не получится. Ведь Британия после Brexit становится прямым конкурентом ЕС. Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен чётко заявила о необходимости уважать единые правила игры. А это означало бы фактическое отсутствие выхода из единого экономического и таможенного пространства. Для британской стороны это неприемлемо. Нет сомнений, что нынешнее руководство Британии, если понадобится, решится на окончание переходного периода без соглашения с ЕС. Обязательство завершить переходный период до конца года есть в предвыборном манифесте консерваторов и имеет характер закона. Практика прошлой осени показала, что угроза выхода без соглашения — сильный переговорный инструмент. Премьер Джонсон демонстрирует фирменный оптимизм и повторяет, что соглашение будет заключено. Посмотрим.

– Можно ли сказать, что убедительная победа консерваторов на декабрьских выборах успокоила Британию и политический кризис, вызванный затянувшимся Brexit, позади?

– По сравнению с турбулентностью и даже истерией, царившими в британской политике в последние три года, сейчас настала чуть ли не идиллия. Парламент и правительство перешли в режим работы, который выглядит рутинным. Сильное большинство в парламенте гарантирует правительству проведение фактически любых законов. Особенно с учётом, что главная оппозиционная партия, лейбористы, пока не оправились от тяжёлого поражения на выборах. Их новый лидер вступит в должность в начале апреля, и понадобится немало времени, пока оппозиция начнёт работать в нормальном режиме.

Кабинет министров, в отличие от времён Терезы Мэй, работает более технологично и дисциплинированно. До сведения министров было доведено, что их дело — эффективно работать, а паблисити и шоуменство — сфера самого премьера. Резко изменилась атмосфера и в парламенте: спикер Линдси Хойл, пришедший на смену колоритному Джону Беркоу, работает «по правилам», подчёркивая свою политическую нейтральность. Наверное, эта идиллия долго не продлится, но возврат к хаосу последних лет мало вероятен.

Другое дело, что проблемы будут неизбежно нарастать, и не только в связи с реализацией Brexit. Можно вспомнить ситуацию и в Шотландии, где Шотландская национальная партия призывает к новому референдуму о независимости, и в Северной Ирландии. Но это — особый разговор.

– Римейнеры смирились с уходом из ЕС или они ещё на что-то рассчитывают?

– Да, большинство смирилось. Разговоры о новом референдуме по Brexit практически затихли. Многие видные римейнеры, имеющие привилегированный доступ к СМИ, продолжают публично сокрушаться и предсказывают тяжёлые проблемы. Большая группа известных людей на днях заявила, что будет игнорировать выпущенную в ознаменование Brexit 50-пенсовую сувенирную монету. Но всерьёз вопрос возвращения Британии в ЕС если и встанет, то очень нескоро, — считает Валерий Аджиев.

Большинство наблюдателей отмечают, что Евросоюз попрощался с Великобританией спокойно и с достоинством. Руководители Европейского совета, Европарламента и Европейской комиссии в совместном заявлении пообещали сделать всё, что в их силах, для того чтобы «дальнейшие отношения ЕС и Британии стали историей успеха».

Депутаты Европарламента, формально утвердившие 29 января соглашение о выходе Соединённого Королевства из ЕС, завершили заседание хоровым исполнением старинной песни «Auld Lang Syne».

Эта песня, наиболее известная версия которой принадлежит шотландскому поэту Роберту Бернсу, традиционно исполняется в рождественско-новогодний сезон. Её первые строки в контексте расставания Британии и Евросоюза звучат символично: Should auld acquaintance be forgot, and never brought to mind? («Должно ли быть забыто и никогда не вспоминаться старое знакомство?»)

По мнению немецкого политолога Роланда Фройденштейна, директора политических программ Центра европейских исследований имени Вильфреда Мартенса, у Брюсселя нет намерений «наказывать» британцев, но отстаивать свои интересы на предстоящих переговорах с Лондоном ЕС будет жёстко.

"
Роланд Фройденштейн

– Что будет самым важным для Евросоюза и Великобритании в первый год после Brexit?

– Заключить соглашение о партнёрстве. Британская сторона настаивает на завершении переговоров по соглашению уже в этом году. Борис Джонсон взял на себя такое обязательство перед своими однопартийцами. Но «континентальная» сторона сильно сомневается в том, что это удастся сделать в течение 2020 года. Так что во второй половине нынешнего года нас ждёт ещё одна драма, связанная с Brexit.

– Вы верите алармистским прогнозам, касающимся будущего британской экономики после Brexit? Это будущее будет мрачным?

Я сомневаюсь в том, что это будет какая-то продолжительная катастрофа

– Определённые потери будут. Но я сомневаюсь в том, что это будет какая-то продолжительная катастрофа. Мне кажется, мы часто недооцениваем способности национальных экономик адаптироваться к изменяющейся ситуации. Но есть другой важный момент. Brexit может иметь наиболее тяжёлые экономические последствия для той части недавних лейбористских избирателей, которые на последних выборах впервые поддержали консерваторов. Эти сторонники Brexit могут в конечном итоге стать жертвами Brexit, точнее, нового характера отношений между Британией и ЕС-27 (число стран, входящих в ЕС после ухода Британии. — РС). Я имею в виду, например, рабочих на фабриках по производству запчастей для автомашин. Такие отрасли зависимы от доступа на рынок ЕС-27, и те, кто имеет к ним отношение, пострадают, если этот доступ будет ограничен. Будут происходить сокращения штатов крупных предприятий, закрытие ряда средних и мелких фирм. Я не знаю, к каким политическим последствиям это может привести.

– Можно ли говорить о том, что ЕС-27 будет стремиться наказать Британию за уход? Есть такие настроения в европейских верхах?

– Нет. Я решительно против употребления таких слов, как «наказание». Я убеждён, что такие разговоры умышленно ведутся политиками, поддерживающими Brexit, поскольку это очень удобное объяснение возможных трудностей, с которыми предстоит столкнуться Британии. Кроме того, это объяснение твёрдости ЕС в ходе переговоров с Лондоном. Я это объяснение считаю ложным. Позиция ЕС-27 продиктована простой логикой: как гласит английская же поговорка, you can’t have a cake and eat it («нельзя [одновременно] иметь пирожок и съесть его»). Если вы хотите оставаться частью единого рынка, то должны играть по правилам этого рынка — даже если теперь не участвуете в выработке этих правил. Именно этот подход многие сторонники Brexit в Британии считают «наказанием», но на самом деле это не так. Мы просто стремимся сохранить то, чего достигли за 60 лет европейской интеграции.

Brexit — событие, из-за которого в Москве вправе откупорить пару бутылок «Крымского»

– Как Brexit повлияет на внешнюю политику Евросоюза — в частности, на отношения с Россией?

– Британии будет не хватать в ЕС как сильного, стабильного и жёсткого игрока, когда речь идёт о политике в отношении России. Теперь критическую позицию в отношении Кремля в рамках ЕС будут представлять прежде всего другие члены Союза, такие как Швеция, Нидерланды, Польша, Румыния, балтийские страны. Но, с другой стороны, именно Лондон был главными «воротами», через которые в Евросоюз поступали «грязные» деньги из России. Только в самые последние годы британские власти занялись проблемой отмывания денег и российского олигархического присутствия в их стране. В этом плане Британия «проснулась» за несколько лет до Brexit. Поэтому думаю, что её уход из ЕС — событие, из-за которого в Москве вправе откупорить пару бутылок шампанского, «Крымского», наверное. Brexit ослабляет Запад, ослабляет Евросоюз и ослабляет Британию, если речь идёт о противостоянии Кремлю, — считает Роланд Фройденштейн.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...