Перейти к основному содержанию

Макрон или Ле Пен – кто станет триумфатором французских выборов

Всё, что вам нужно знать о выборах во Франции на текущем этапе. #InformNapalm

Примечание редакции. За кого отдадут свои голоса избиратели кандидатов, не прошедших во второй тур президентских выборов во Франции? В материале InformNapalm исследуются тонкости раскладов перед финальным голосованием 7 мая.

IN-france

23 апреля прошёл первый тур выборов президента Франции. Во второй тур прогнозировано вышли Эммануэль Макрон и Марин Ле Пен. Решающее голосование состоится 7 мая, и это может стать историческим моментом для Франции и Европейского Союза. Не зря на эти выборы впервые так пристально смотрят не только во Франции, но и во всём мире.

Большинство аналитиков сходятся на том, что президентское кресло скорее всего достанется Макрону, причем перевес в голосах буде на уровне 60% на 40%. Однако с математической точки зрения перевес может оказаться не таким большим, если посмотреть на результаты всех кандидатов в первом туре.

«Ни левый, ни правый» — новое лицо или удачный пиар

Победу в первом туре получил независимый кандидат Эммануэль Макрон, который набрал 24,01% голосов. Он пытается позиционировать себя как ни левый, ни правый, беспартийный (оставим пока за скобками его новосозданный блок), еврооптимист и новое лицо во французской политике. Политический стиль Обама-Трюдо, который в последнее время входит в моду.

Отметим, что пиарщики этого кандидата очень удачно выстроили его образ. Возьмём исходные данные — Макрон вырос в семье докторов, учился в элитных лицеях. В Париже изучал философию в Университет Париж X — Нантер, продолжил учёбу в элитном Институте политических исследований (Sciences Po) — видимо, в наших реалиях эту школу можно сравнить с КИМО/МГИМО. Отметим, что в своё время в этом вузе учились действующий президент Франсуа Олланд, бывшие президенты Жак Ширак, Франсуа Миттеран, Николя Саркози (не закончил) и многие другие. Также он прошёл обучение в Национальной школе администрации (ENA) — кузнице кадров французских чиновников.

После учёбы пошёл в чиновники, работал в Министерстве экономики (2004–2008), откуда ушёл в приватный сектор и работал в банке Ротшильдов (прим. — кажется, этот факт для многих его оппонентов, как красная тряпка для быка). После победы Франсуа Олланда на президентских выборах в 2012 году начал работать в его штабе. С лета 2014 года занял пост министра экономики, на котором проработал до августа 2016 года. Был членом Социалистической партии, но создал своё политическое движение «Вперёд!» и объявил о президентских амбициях. Интересно, что в Соцпартии ему для этого следовало сначала выиграть внутрипартийные праймериз, что в его положении было бы почти невозможно.

Если почитать мировую прессу, то создаётся такое впечатление, что он новое лицо во французском политикуме. Однако его биография показывает, что он типичный французский системный чиновник. К тому же, после первого тура его кандидатуру поддержали многие представители старого политикума — действующий президент Олланд, его соперники по первому туру Фийон и Амон, министр иностранных дел Эйро и другие.

Ле Пен — от тени отца до самостоятельной силы

На втором месте в первом туре финишировала Марин Ле Пен — за неё отдали голоса 21,30%. Она представляет партию «Национальный фронт», основанную её отцом Жаном-Мари Ле Пеном ещё в 1972-м году. Долгое время она находилась в тени своего отца, который был скорее маргинальным политиком правого фланга, но собирал неплохие проценты на выборах. Следует отдать ему должное, ведь его партия имеет свою идеологию и верных ей избирателей. Но Марин Ле Пен очень сложно бороться с политическим наследием её отца — у партии есть как заядлые сторонники, так и заядлые противники. У неё сложная задача перевести партию из политических маргиналов в системную силу, за которую будут голосовать все. И тут Макрон со своим движением «Вперёд!», которое он сам назвал «ни левым, ни правым», конечно, собирает политический урожай.

Однако — и это, пожалуй, самое главное на этих выборах — в последнее время особенно чётко заметен общий тренд на бунт против системы. В Австрии к власти чуть не пришел националист Хофер, в Британии неожиданно для всех проголосовали за выход из ЕС, в Америке победил Трамп. Европейские чиновники ждут каждых новых выборов с опаской — неожиданный успех евроскептиков в одной из стран может поставить под вопрос само существование ЕС. Следует понимать, что у евроскептиков, антиглобалистов, критиков безграничной миграции и прочих есть свои достаточно внятные аргументы, за которые люди голосуют. Проще всего выставить избирателей Ле Пен и похожих на неё движений неудачниками от глобализации, исламофобами, расистами или дремучими провинциальными консерваторами. В принципе, примерно так и поступает европейский истеблишмент, продолжая свою идеологическую линию и дальше. То есть решать проблемы обывателя никто не собирается, и страхи среднего европейца чиновники всерьёз не воспринимают. В итоге ничего не меняется, и евроскептики набирают ещё больше голосов.

Причем классическое разделение на правых и левых уходит на второй план — люди просто голосуют против системы. При таком раскладе даже средний класс может начать голосовать за совершенно социалистические популистские лозунги. Или респектабельный житель глубинки будет голосовать не за что-то, а против распространения мечетей, и т.д. При такой расстановке сил даже самый маргинальный кандидат может собрать протестный электорат со всех политических спектров.

Отметим, что впервые в послевоенной истории Франции действующий президент Франсуа Олланд не пошёл на перевыборы из-за слишком низкого рейтинга. К тому же кандидаты классических партий-старожилов не прошли во второй тур президентской гонки.

И вот тут оба кандидата пытаются показать, что они не из старой системы. И если с Ле Пен это довольно легко — она никогда не была у власти и относится скорее к политическим маргиналам, то у пиарщиков Макрона задача сложнее — им надо подать избирателю классического чиновника, бывшего банкира Ротшильдов, как новое политическое лицо. Судя по результатам первого тура, им это удалось — уже после первого тура перевес в 2,71%.

IN-france-2

Развёрнутые результаты первого тура выборов

А вот во втором туре самое интересное будет в том, за кого отдадут свои голоса те, кто не проголосовал в первом туре за других кандидатов.

Третье место занял Франсуа Фийон (20,01%) — ещё недавно именно он был фаворитом президентской гонки, но после скандала с фиктивным трудоустройством своей жены потерял шансы на президентство. Фийон — легкая версия Ле Пен, умеренный евроскептик. После первого тура призвал своих избирателей голосовать за «классического кандидата» Макрона. Видимо, электорат этого кандидата разделится на тех, кто действительно евроскептик, и тех кто «не дай Бог Ле Пен». Но свои проценты получат оба кандидата.

Четвёртое место занял Жан-Люк Меланшон19,58%. Он неожиданно выиграл в телевизионных дебатах у своих прямых конкурентов. В отличие от «ни левого, ни правого» Макрона, Меланшон — чётко левый. Его электорат — идеологический и протестный. Он не советовал своим избирателям, за кого им голосовать во втором туре, но и так ясно, что большая их часть из идеологических и протестных убеждений проголосует за Ле Пен.

Пятое место занял представитель социалистов Бенуа Амон6,36%. В былые времена именно представители этой партии оспаривали бы президентское кресло, но не в этот раз. Он призвал своих избирателей проголосовать за Макрона, и скорее всего они так и сделают.

Шестое место занял Николя Дюпон-Эньян4,70%. Немного евроскептик-антиглобалист и любитель диалога с Россией, но всё же не радикал. По идее, большая часть его сторонников могла бы спокойно проголосовать за идеи Ле Пен.

Дальше идёт Жан Лассаль1,21%. Недавно ездил встречаться с Асадом, выступает за изменения в ЕС — по идее, его избиратель типичный «лепеновец».

Лидер «Новой антикапиталистической партии» Филипп Путу набрал 1,09%. Классический левый. Казалось бы, очередной маргинал, паразитирующий на левацких идеях, но за него отдали голоса почти 400 тысяч французов. Идеологически они скорее всего в большинстве своим проголосуют за Ле Пен.

Убежденный критик ЕС/НАТО/американцев Франсуа Асселино набрал 0,92%. Скорее всего, это в большей степени электорат Ле Пен.

Натали Арто из «Рабочей партии» набрала 0,64%. Троцкистка, коммунистка. Очередной левый идеалист и 230 тысяч её избирателей. И снова это скорее электорат Ле Пен.

И последнее место у Жака Шеминада0,18%. Евроскептик, антиглобалист, антинатовец, любитель теории заговоров. Если на то пошло, то это очередной кадр с протестным электоратом и снова скорее всего голоса уйдут к Марин Ле Пен.

Расклад сил перед вторым туром — 60% на 40%

В итоге, всё будет зависеть от решимости избирателей Фийона (20,01%) и Меланшона (19,58%, вот здесь особенно много будет за Ле Пен!) и целого вороха антисистемных кандидатов (4,70% + 1,21% + 1,09% + 0,92% + 0,64% + 0,18% = 8,74%) продолжить голосовать против системы. При таком раскладе Ле Пен может спокойно выйти на результат в 45-50%, и отрыв от Макрона будет исчисляться не десятками процентов (сейчас это условно 60% на 40%), а всего несколькими процентами в пользу одного или другого кандидата.

В таком случае очень важно, как кандидаты пройдут последнюю неделю перед выборами 7 мая. Так, 3 мая они сойдутся в телевизионных дебатах — здесь Макрону надо не проиграть, а Ле Пен попытаться показать свои лучшие популистские качества.

Социологи считают Макрона явным фаворитом с большим отрывом (20%), и это приводит к уверенности его избирателей в итоговом результате — в итоге это может сыграть с ним злую шутку. К тому же, понедельник после выборов — выходной день, и возможно часть избирателей решит воспользоваться длинными выходными для отпуска, а не для выборов. Там ведь и так, кажется, всё ясно… или нет?

Отдельно надо вспомнить о возможности мобилизовать электорат. Явка в первом туре составила 77,77% — это хоть и высокий результат, но не редкий для французских выборов. В 2012 году явка составила в первом туре 79,48% и во втором — 80,35%. В 2007-м — 83,77% и 83,97% соответственно.

Если посмотреть на лучшие результаты отца Ле Пен, то это было в 2002 году, когда он вышел во второй тур, набрав в первом 16,86%, а его конкурент Жак Ширак — 19,88%. Явка в первом туре составила «всего» 71,60%. Ситуация была похожа на сегодняшнюю в том плане, что многие пошли голосовать во втором туре по принципу «лишь бы не Ле Пен», и явка подросла до 79,71%. В итоге Ширак уверенно победил Ле Пен — 82,21% против 17,79%. Явка хоть и выросла, но помогло не это — во втором туре Ле Пен увеличил свой результат всего на процент, а все остальные избиратели отдали голоса за Ширака. Сейчас у Марин Ле Пен шансы намного лучше. И не факт, что даже увеличение явки сыграет на руку Макрону — в этот раз прийти поддержать своего кандидата могут как раз антисистемные избиратели.

Чего ждать Украине от французских выборов?

Франция далека от нас, и, казалось бы, их проблемы — всего лишь далекие отголоски европейской политики. Если президентом станет Макрон (а это, скорее всего, так и будет), то будет продолжена политика Олланда и вялотекущий Минский формат переговоров. И всё же у Макрона довольно сложная задача по реформам во французской экономике. Вскоре после президентских пройдут и выборы в Сенат, и не факт, что за его новую политическую силу будут так же активно голосовать, как за него. А вместо внутренних проблем всегда можно попытаться решить проблемы внешние — вспоминаем, как французская дипломатия предлагала план Мореля или неохотно расставалась с идеей продать «Мистрали» России. Какой будет для нас Макрон — такой же злободневный вопрос, как и каким будет в итоге правление Макрона для Франции.

Что касается Ле Пен, то её приход к власти несомненно осложнит текущие задачи украинской дипломатии. Это как бы очевидно. С другой стороны, наши «западные партнёры» смотрят на проблемы Восточной Европы, страхи балтийских стран и войну в Украине как на какие-то отдалённые локальные проблемы. Украина может долго и нудно рассказывать о влиянии России и её подрывной деятельности на Западе, однако, это всего лишь одна из проблем на повестке дня. А вот приход к власти в одной из ведущих стран откровенно пропутинского кандидата позволит обратить на эту проблему более пристальное внимание. Как сейчас европейская бюрократия объединяется против Великобритании, проголосовавшей за Брекзит, так и с избранием Ле Пен может усилиться общая антироссийская риторика. Не забываем о выборах в Сенат в сентябре, на которых у Ле Пен тоже не будет большинства. И вспоминаем пример с Трампом, которого уж каким только пророссийским кандидатом не называли, но именно его показательная «пророссийскость» сыграла с ним злую шутку. И теперь за каждым его шагом пристально следит пресса, оппоненты и родные спецслужбы. Не забываем, что война в Украине стала возможна как раз при «хороших» правителях типа Обамы, Меркель или Олланда.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...