Перейти к основному содержанию

Гиперинфляция, будь как дома

Тапочки в углу, халат на вешалке

— В целом,— говорил Морковин,— происходит это примерно так. Человек берёт кредит. На этот кредит он снимает офис, покупает джип «Чероки» и восемь ящиков «Смирновской». Когда «Смирновская» кончается, выясняется, что джип разбит, офис заблеван, а кредит надо отдавать. Тогда берётся второй кредит — в три раза больше первого. Из него гасится первый кредит, покупается джип «Гранд Чероки» и шестнадцать ящиков «Абсолюта». Когда «Абсолют»...
— Я понял,— перебил Татарский.— А что в конце?

Как вы помните, в оригинале неудачливого бизнесмена убивали или делали банкротом. Жаль, что для партии «Слуга народа» концовка предусмотрена чуть другая: благодаря её мудрому руководству я и пишу материал о гиперинфляции, чтобы предупредить читателей о возможных проблемах в будущем.

Да, наказание было бы подходящим, очень поучительным для следующих поколений. Конечно же, я о процедуре банкротства сейчас — Арсен Борисыч, положите дубинку на место. Все мы боимся (или опасаемся) инфляции, то есть обычного обесценивания денег. Она бывает разной. Мгновенной, то есть кризисной. Но и постепенной, как до нынешнего кризиса во всём мире.

Стабильный экономический рост годами раздувал пузырь мёртвых кредитов и обязательств, люди хорошо кушали — а правительство потом печатало ещё немного денег. Так, чуточку. Концы с концами свести, когда ВВП и без того в плюс уходит. Гиперинфляция лишь на словах кажется усиленной версией первого термина. Однако на деле механизм чуть другой — это не ухудшение инфляции, а процесс, прямо из неё вытекающий.

Когда количество напечатанных и ушедших в оборот денег достигает настолько хреновой отметки, что правительство в буквальном смысле не может контролировать ситуацию. Если из инфляционного процесса можно выбраться на суровых антикризисных мерах, то этот аттракцион даёт билет в один конец. Дальше обесценивается всё, чем люди привыкли рассчитываться с банковским терминалом.

Умный человек поймёт, что до такого состояния экономику лучше не доводить. Глупый — завалит принятие государственного бюджета, испортит отношения с международными заёмщиками, изнасилует бизнес карантинным выколачиванием налогов. А потом спросит, почему его никто не любит.

Мы слишком зависим от внешних финансовых вливаний, чтобы полагаться лишь на себя. Понимаю, годы довольно стабильной жизни даже в условиях военного конфликта как-то приучили людей к расслабленному состоянию. А зря. Теперь, когда МВФ даст меньше денег, придется смотреть на внутренний ресурс: как мы вообще собрались выкручиваться. Данные не радуют от слова «никак».

Например, то, что оценка нынешнего объёма заказов на производство продукции составляет -48%. Это не тире сейчас было, а самый обыкновенный минус. Рядом остывает аналогичный показатель в перерабатывающей промышленности — там получилось -53%. Ожидаемые изменения объёма производства продукции сейчас вынырнули из омута полугодичной давности. Но они всё ещё напоминают данные на стыке 2016-2017 годов, а не повод для оптимизма.

Текущий объём запасов готовой продукции в промышленности висит на отметке в -9%. Мы плохо производим продукцию, и резервы понемногу истекают. Как в зомби-апокалипсисах Голливуда, герои питались в заброшенном супермаркете и всё выжрали за полгода. В перерабатывающей промышленности ситуация ещё хуже — -11%. А объём производства промышленной продукции выглядит чуть хуже декабря прошлого года.

Это сейчас не рассказ о том, как сейчас всё плохо. Просто напоминаю, насколько паршиво шли дела перед Новым годом, пока Милованов и Гончарук вешали лапшу о вот-вот грядущем экономическом рывке. Спасибо, впечатлён. Промышленность при власти Зеленского в последние месяцы до коронавируса напоминает конец года в условиях коронакризиса. Потрясающе.

При всём этом за 2020 год немного поменялась динамика сдерживающих факторов, влияющих на наше производство. Финансовые ограничения весь год идут на спад, поскольку других проблем куда больше. Нехватка рабочей силы валится довольно быстро — откуда ей появиться в условиях тотальной безработицы? Зато рванул ввысь недостаточный спрос. Страна экономит, ребята.

Осталось понять, как при новых экономических настроях Украина собирается выруливать, на деле даже не приняв государственный бюджет. Лично я не знаю. Потому и говорю: привет, гиперинфляция, тебя тут заждались. Страна год до пандемии работала над твоим приездом, а теперь и вовсе сложила лапки в готовности купаться в свежеиспеченных банкнотах на миллион гривень. Народ заслужил. Государство тоже.

Пережили девяностые, переживём и этот печальный отрезок. Главное — сделать выводы нормально, а не как в прошлый раз. К слову, мне искренне жаль, что сопоставить отечественный и западный опыт в этом плане не получится. Страны вроде Украины выделяются немного другим подходом. Если американец или британец жил отлично, но вдруг стал выживать без особого оптимизма, то у нас всё и до того было плохо. Другое дело, что определять нужно степени этой кривизны.

Мол, при царе Горохе жили плохо с коэффициентом Х, при независимости зажили на Х2 и вернулись на Х через несколько лет. Получается, что вся наша жизнь — это поиск лучшего из худшего, так как просто хорошего результата в этом замкнутом круге не получишь. У нас, как видите, причины чуть отличаются, и предыстория также. Осталось понять, как выезжать из этого прекрасного состояния. Точнее, на чём выезжать.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!