Перейти к основному содержанию

Проклятый вопрос модернизации 2.

Проклятым вопросом модернизации я считаю безработицу, которая возникнет из-за необходимых сокращений, и падение цен на рынке труда, то есть, уменьшение зарплат.

Артем Козырев

Эта статья – продолжение первой. Проклятым вопросом модернизации я считаю безработицу, которая возникнет вследствие необходимых сокращений, и (как результат!) падение цен на рынке труда, то есть, уменьшение заработных плат.

Статья была принята, на мой скромный вкус, хорошо. В ответ посыпались мнения. Их было много. Они были спорные. Это заставляло думать, искать ответы. И в то же время было сказано много дельного и по существу. Спасибо.

Прежде всего, поспешу заверить – это был не скулеж. Это реальная проблема, имеющая аналоги и в других странах мира (буквально только что мне подсказали – и в Украине что-то похожее было 17 лет назад). Нет ничего умного в том, чтобы просто развалять хату, в которой живешь. Да, наш дом находится в аварийном состоянии. Ему даже капитальный ремонт уже не поможет. Надо пускать на снос, расчищать площадку и строить заново. Но почему бы перед этим не подумать, как мы переживем это время? Ну, я не знаю. Закупить палатки? Вырыть землянку?

Дорога, ведущая через ад, может быть необходима для достижения рая. Но даже если так – почему бы не провести разведку и не наладить маршрут? Может быть, получится сократить ее протяженность?

Итак, рабочие места.

По итогам обсуждения первой части статьи, у нас в стране виртуальная занятость составляет 10-12 миллионов. Это люди, которых, по уму, нужно было бы сократить. Ходоки на работу, а не работники. Студенты, приобретающие ненужные знания. Специалисты, уже успевшие ненужные знания приобрести. Неконкурентоспособные труженики, занимающие свои должности в силу укоренившейся традиции не увольнять. И, кстати, хорошие, полезные люди, которых уволят по принципу – лес рубят, щепки летят.

Радикальные либертарианцы предлагаю выбросить их на мороз. Мол, пусть займутся частным бизнесом, сами придумают, как заработать, жизнь заставит – еще не так раскорячатся. В общем, это не ново. Именно так, насколько я понимаю, рассуждал Гайдар, проводя свои жестокие реформы 1991-1994 гг. в России. Результат – та Россия, которую мы получили.

Альтернативный ответ я получил со стороны суровых государственников (можновладців, якщо по-нашому). Мне было сказано, что поиском рабочих мест и переподготовкой взрослых специалистов должно заниматься государство. А я, мол, не скули или найди ответственного и тереби его, пока он нам все не сделает. Спешу вас разочаровать. В стране, где государство своими силами не способно даже организовать отпор вооруженному вторжению, теребить его на предмет социальных реформ бессмысленно. Надо самостоятельно найти ответ и принести его им на блюдечке. А если, твари, не захотят принимать – колотить их блюдечком по голове и кричать «Ганьба!», пока тебя не услышат. Иначе – та Украина, которую мы имеем.

Ну и совсем удивили те, кто решил, что, раз я обозначаю масштаб проблемы, то делаю это для того, чтоб обосновать невмешательство. Нет. Каждый год сохранения существующей системы приводит к тому, что все становится еще хуже.

На первый взгляд может показаться, что я беспокоюсь о социально пассивных слоях населения. Не совсем. Хотя, конечно, среди «выброшенных на мороз» будет много тех, кто не особо заслуживает уважения со стороны самых активных и креативных представителей общества, будет случаться по-всякому. И коснется это не только тех, кто окажется «за бортом», но и тех, кто останется «в лодке». Какую работу не возьми (за исключением редких профессий): мойщик окон, промышленный альпинист, программист, копирайтер – везде увеличится предложение на рынке труда. А значит, везде зарплата поползет вниз.

Это полезно для экономики? Да, с точки зрения больших цифр и учебника истории – полезно. Но общество – довольно инерциальная система. Наличие дешевой рабочей силы, конечно, привлечет инвесторов, но не сразу. Через год? Через два? Никогда – если в соседней стране рабочая сила будет ничем не хуже, не дороже, а правила игры удобнее? Падение покупательной способности населения за счет падения реальных доходов населения только усугубит ситуацию. США уже находились в такой ситуации. В период великой депрессии. Тогда все уповали на рынок. Мол, само наладится.  Не наладилось. Рузвельт отказался ждать у моря погоды и начал создавать рабочие места буквально из ничего. Строить дороги, мосты и каналы. И это помогло. Дало первый толчок.

Мне кажется, и нам не стоит уповать на всемогущество рынка. Рынок есть везде, но не везде жить хорошо. Примитивный подход – дать «Стабильность» ТМ и оно само, мол, наладится – не работает. В необходимости реформ убеждена вся страна. Осталось только проложить курс преобразований.

Теперь, отойдя от разъяснения того, почему меня эта тема в принципе беспокоит, перейдем к тому, что же все-таки делать. А делать можно. Не «все пропало!». Отнюдь.

Первый резерв – работающие пенсионеры. Их в Украине 3-3,5 миллиона. В принципе, я против того, чтоб в обязательном порядке насильно отправлять их на пенсию или ставить их перед выбором – или то, или другое. Но каким-то образом ограничивать занятость надо. Собственно, это уже начинается.

Второй резерв – трудовая миграция. По различным оценкам сейчас за границей работает от 3 до 5 миллионов украинцев. Кстати, надежда на отмену визового режима с ЕС – это важный фактор, мотивировавший людей выходить под европейские флаги прошлой зимой. Чем западнее, тем этот фактор был сильнее. По-моему все очевидно. Если не можешь противодействовать – возглавь. Принятие политики стимулирования трудовой миграции украинцев в ЕС на государственном уровне может дать работу миллионам. Официальное трудоустройство – намного лучше, чем жизнь нелегала. Дешевая рабочая сила Европе нужна. Значит, можно договориться.

Третий резерв – развитие малого бизнеса. Цифру населения, занятого в малом бизнесе я искал долго и предсказуемо не нашел. Официально – до 2-х миллионов. Реально в разы больше. В умных источниках прямо пишут «цифры недостоверные». Ох уж мне эта теневая экономика. Ну, ладно, допустим, 5 миллионов.

Среди населения, кстати, существует определенная уверенность в том, что это панацея. Зря. Например, с 2001 года по 2004 занятость населения в малом бизнесе росла не более, чем на 10% в год. А я помню те времена – неплохо на самом деле было. В Киеве – точно ощущалось.

В общем, даже если свершится чудо и малый бизнес получит поддержку со стороны государства (о чем бла-бла-бла давно), я все равно не жду роста больше 20% в год. А это 1 миллион рабочих мест. Лучше, чем ничего, конечно, но недостаточно.

Четвертый резерв – уже экзотика – капитальное строительство. Метод, в общем, не новый. Разве что именно классическое «строительство дорог» мне не нравится. Песок, щебень, асфальт. Слишком много можно украсть и зарыть в землю. Лучше – каналы. Еще лучше – укрепленные районы. Тем более, что брат у ворот, все такое. К сожалению, на это нужно выделять из бюджета деньги, а меня при слове «бюджет» и «правительство» немного коробит. Но как вспомогательная мера – вполне. Это лучше, чем платить пособия по безработице.

В общем, если посчитать эти резервы получается 7-11 миллионов рабочих мест. Ну, очень приблизительно.

P. S.: Историческая справка.

В период Великой депрессии в США промышленное производство сократилось на 44%, национальный доход – на 46%. 17 миллионов человек потеряло работу, что привело к росту безработицы с 1929 года по 1933 – с 4% до 25%. Кризис перепроизводства породил дефляцию, – в результате цены упали на 20 %, что сделало производство нерентабельным. В особенно тяжелом положении оказались шахтеры, фермеры, строители и рабочие. Короче, было плохо.

Правительство президента Герберта Гувера не предпринимало вообще ничего, надеясь, что достаточно просто дать стране «Стабильность», и все само рассосется. Франклин Рузвельт, придя к власти, начал экстраординарные реформы.

Начнем с того, что этот «камикадзе» временно закрыл банки, силовым путем конфисковал золото у населения в обмен на бумажные деньги, ввел регулирование цен и квоты на производство (вплоть до уничтожения избыточного поголовья свиней) и развернул строительные работы. Дошло до создания «трудовых лагерей», куда направляли безработных.

Правая пресса обвиняла Рузвельта в насаждении социализма. Сам он считал, что спас капитализм. Но, в общем, из кризиса вышли.

Это я к чему? Мы – счастливые люди, которые даже не представляют себе, что такое по-настоящему суровые реформы. Но, может быть, уже пришло время?

P. S. S.: Хочу извиниться перед всеми, кого задело что-то в предыдущей или в этой статье. Я никого ни в чем не упрекаю. Ни врачей, ни шахтеров, ни учителей. Правда, иногда бываю эмоционален. Но это нужно, чтобы пробиться сквозь равнодушие. Говорить о проблемах надо. И даже если я во всем, что здесь изложено, кругом неправ – так, по крайней мере, началось обсуждение. И это – намного больше, чем ничего.

https://www.youtube.com/watch?v=UxCAvK2wIEo

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...