Перейти к основному содержанию

Маленькие добрые дела

Нейробиология в грубом приближении различает три части головного мозга человека, сформировавшиеся по мере эволюции.

Клейменов Михаил

Описанные ниже действия происходили на фоне тотальной зрады и неопровержимого «нас сливают». Заоблачный курс, пустые полки в супермаркетах, неоправданно высокие цены и всеобщая паника.

Добавим сюда перемирие, которое от войны-то не особенно отличается, заводик в Липецке, посла в Москве, убийство Немцова, самоубийство Чечетова и много чего другого, произошедшего в конце февраля – начале марта. Вокруг глубокая беспросветная задница, очень сильно приправленная человеческой глупостью. Еще и хозяин двадцать первого февраля неожиданно объявил, что до начала марта необходимо освободить его квартиру. Можно бы было сказать, он так решил из-за того, что мы луганчане, но нет. Просто он подумал, что сдаст выгоднее. А я расслабился и не был готов к такому повороту, сам виноват. Неделя на поиски – слишком мало с учетом наличия ребенка и не правильной прописки. Естественно, в срок подходящего жилья не нашел, и на момент написания этих строк все еще в состоянии поиска.

Тут важно отметить, что человек я прямолинейный и циничный, так что по идее все мои знакомые должны меня ненавидеть. Я привык полагаться только на себя и не ждать каких-либо подачек или даже помощи. Два плюса: все чего я достиг – моя личная заслуга, а если чего нет, так моя вина, спихнуть не на кого. О чем я непременно заявляю, когда кто-нибудь начинает плакаться о несправедливости судьбы, плохом государстве и прочих, не зависящих от простого смертного, факторах. Хотя, конечно, я не стеснительный, если чего нужно, могу попросить, одолжить и так далее. В общем, кручусь, как умею. Но речь сейчас пойдет именно о помощи. О той, ради получения которой я не сделал абсолютно ничего.

Для начала хочется отметить немногочисленных друзей и знакомых, которые находятся в Киеве. Большинство – такие же переселенцы, которые находятся в точно такой же заднице - даже не спрашивая, а надо ли оно мне, принялись подыскивать варианты пожить постоянно или временно, подешевле или даже бесплатно. В общем крыша над головой у моей семьи есть, пока не найду подходящий вариант. Не буду перечислять имена, но спасибо всем, кто вызвался потесниться, кто тратил свое время на то, чтобы шерстить объявления и общаться с арендодателями, кто предложил помощь с транспортировкой вещей. Огромное спасибо именно потому, что я вас не просил. Для меня осознавать, что я не один в этом чертовом враждебном мире именно сейчас – очень дорогого стоит.

Но это знакомые, друзья, люди которых я знаю, а они знают меня. Наверное, я заслужил такое отношение, несмотря на паскудство характера. Хочется верить, что я всегда поступал так же, но тут нужен взгляд со стороны. А самое значимое для меня событие произошло второго марта, и замешаны тут абсолютно незнакомые мне люди.

И так, переезд от одних потеснившихся к другим. Маршрут: Ирпень – Киев. На душе паскудно, потому что с квартирами облом на обломе, гривна рухнула, продуктовая паника. Ну, в общем, все сразу. Руки потихоньку опускаются. Бомжуем. Из пожитков три средние по размерам, но тяжелые сумки, не менее тяжелый рюкзак, пакет с игрушками, еще один пакет с горшком, раскладная коляска и зонт-трость. Когда подъезжали к Академгородку, я уже прикинул, что и в какой последовательности буду выносить из маршрутки, расставил в удобном порядке и принял позу низкого старта. Водитель решил остановиться прямо посреди дороги, потому что обочина была забита припаркованными легковухами, а значит времени в обрез. Тихо чертыхнулся и выскочил из открывающихся дверей, на ходу начал раскладывать коляску, запихивая в нее горшок, зонт и игрушки малой. Только развернулся бежать за сумками, как увидел троих мужчин, которые поставили мои баулы возле коляски и разошлись в разные стороны. Я только и успел сказать "спасибо". Жена усадила малую в колесницу, я загрузился, и мы потопали в метро. Там молодой человек без просьбы помог моей жене снести коляску по ступенькам, а какая-то женщина сама вызвалась и завезла наше транспортное средство в вагон. На пересадочной, пока я замешкался с сумками, парень схватил коляску, вынес и забежал обратно. Тут уже пришлось складывать чудо инженерной мысли и отдать сумку на колесиках жене. Остальные пожитки в руках, ни на ручку не повесишь, ни в сетку не закинешь. Неудобно, в общем. На другой ветке малая раскапризничалась, к нам подошел еще один мужчина, угостил мою дочь конфетой и помог занести вещи в вагон. Потом он же способствовал нашей выгрузке из поезда и предложил поднять все наверх. Я решительно отказался и заверил, что справлюсь, потому что этому мужчине нужно было ехать дальше, станция была не его. Уже на выходе из-под земли, где нет эскалаторов, сразу двое парней настояли на том, что они поднимут часть вещей. Последний незнакомец помог преодолеть довольно-таки высокие ступеньки на улице.

Ни в одном из этих случаев я не просил о помощи. Я мог бы справиться сам. Да, было бы тяжело и неудобно. Времени бы ушло значительно больше. Но ничего сверхъестественного или невозможного. Тем не менее, мне помогли. Всем этим людям было плевать, на каком я языке разговариваю и откуда приехал. На мое "спасибо" они просто отмахивались, мол, не за что, нам не сложно. И на душе как-то легко стало. Вера в человечность опять вспыхнула. А огромное количество неравнодушных людей развеяло те тучи, которые сгустились в моем сознании в связи с последними событиями.

Мне вспомнилась пословица: что посеешь – то и пожнешь. В Луганске я всегда помогал носить коляски и сумки по ступенькам, потому что знал, как оно: с ребенком на руках тащить здоровенную бандуру. А там было не принято. Каждый сам за себя. Нет, конечно, многие, особенно люди моего возраста и младше, старались ломать стереотипы. Но такого, чтоб тебе без просьбы помогли прямо везде, не было даже в мечтах. Но я шел в правильном направлении. Я пожинаю плоды своего небезразличия и буду сеять зерна маленьких добрых дел дальше. Жена говорит, что в Одессе ей тоже очень часто помогали абсолютно незнакомые люди. А значит, Киев не исключение. Несмотря на все совковые предрассудки, несмотря на постоянные искусственные панические атаки, зраду и тотальный слив, несмотря на вату и вышивату, мы прорвемся. Ведь тут дело даже не в самой помощи, а в готовности обратить внимание на других людей, их проблемы.

Мы снабжаем нашу армию и помогаем переселенцам. Мы скидываемся на тепловизоры для солдат и еду для беженцев. Кто-то говорит, что таких людей мало. Другие рассказывают, что это просто откуп, успокоение совести. Наверное, они в какой-то степени правы. Но в тоже время, я уверен, нам просто не все равно. Совесть можно успокоить и другими способами, а хороших людей больше, чем я мог себе представить. И, пока мы помогаем друг другу на улице, спонсируем ребят на передовой, относим вещи в Красный Крест или хотя бы пытаемся чуточку поднять настроение грустному незнакомцу искренней улыбкой, мы остаемся людьми. И, значит, все у нас будет хорошо.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!