Перейти к основному содержанию

Не СМИшите мои тапочки.

В последнее время здесь начала всплывать тема средств массовой информации.

Артем Козырев

В последнее время здесь начала всплывать тема средств массовой информации. Мол, владея ими, можно и земной шар перевернуть, причем, вопреки Архимеду, без всякой точки опоры.

А лишившись их, даже на Майдан собираться бесполезно. Потому что не узнают-с.

Так вот, доводилось мне однажды учить водить девочку с гуманитарным образованием…

Да, в технике она не разбиралась. Но зато, в отличие от мужиков с техническим образованием, у нее было все отлично с коммуникативными способностями. Поэтому, столкнувшись с проблемой, она не стеснялась обращаться за помощью. И знаете, это помогало.

Коммуникации вообще важны. В Европе, например, нет Средств массовой информации. Вместо них – Средства массовой коммуникации. Отличие в том, что от первого четко пахнет авторитаризмом. Власть информирует своих граждан. Точка. Во втором случае обеспечивается коммуникация. Всех со всеми. Регионов – со столицей и между собой. Людей – с правительством. Правительства – с независимыми экспертами. Интервью, аналитика, ток-шоу. Вот это все.

В результате, кстати, получается информационная децентрализация. Региональные элиты имеют шанс быть услышанными на государственном уровне. Журналист считает своим долгом представить разные (в идеале – все) точки зрения.

СМИ – анахронизм. В Европе он был выведен из оборота в 60-х годах ХХ столетия. В Советском Союзе в те же годы – введен как новшество. В реальности, советские СМИ погибли с началом гласности и перестройки. 1991 год нанес последний удар. И 1993 год, и 1998…

А потом произошло возрождение. Да, в России СМИ, в общем-то, восстановились в прежнем своем формате. Власть информирует, население – хавает. В Украине все осталось по-прежнему, в общем, по-европейски, но с советским привкусом. Самым европейским СМИ (там этот термин не используют) в современном европейском представлении является нечто вроде «Петра и Мазепы». Который суть коммуникативная площадка с идеологией.

Это я понял вчера. Представляете, как мне смешно было читать в отчете про Пикейные Бронежилеты: «…как многие, должно быть заметили, «Петр и Мазепа» не является и никогда не пытался являться СМИ в традиционном его смысле». Оказывается, Нойнец случайно изобрел велосипед. Впрочем, к черту Европу, вернемся к Украине.

Тут был тезис, что Майдан не взлетит, ибо нет оппозиционных СМИ.

Начнем с того, что СМИ у нас не совсем СМИ. В каждом из них есть немного от средств массовой коммуникации. То есть, оппозиция имеет голос даже на канале, который нельзя заподозрить в симпатиях к оппозиции. Мало, но все-таки имеет.

Кроме того, украинские СМИ не объединены в одно единое целое, а принадлежат разным политическим силам (читай, олигархам). Вы представляете договорившихся между собой Коломойского, Ахметова, Фирташа, Левочкина и Порошенко (да-да, я упрямо считаю его олигархом)? Ну, два года назад – да, возможно. Сейчас – едва ли.

Ну, допустим, у тех, кто затеет очередной Майдан, не будет своего олигарха. Они ни с кем не договорятся, никого не купят и никого не припугнут. Что они делают в политике, в таком случае? Ну, ладно, это же теоретическое допущение. Продолжим.

СМИ у нас нет. Но это украинских СМИ. В Украине наотличненько вещают ВВС, CNN, Euronews и российские каналы. Да, не везде. Но креативные потенциальные майданщики теоретически могут использовать этот ресурс. Ладно, допустим, нет.

Тогда почему бы не создать оппозиционные СМИ на коленке? Опыт "Громадського" вас не впечатлил? Меня, например, очень. Оказывается, если телевизионный канал вовсе не телевизионный, а живет только в интернете, его все равно могут смотреть миллионы. И качество операторской работы, дизайн студии и освещение вовсе ни на что не влияют. Если информация представляет ценность, канал будут смотреть.

Продолжая эту тему, могу намекнуть на тот сайт, с которого вы сейчас читаете эти строки.

Да, чем больше ограничений, тем ниже качество альтернативных источников. Но тем выше ценность этих источников. Ценность, измеряемая именно альтернативой. Иногда мне кажется, что государство в принципе не способно заткнуть рты. Может переубедить, да. Но не заткнуть. Если со средствами массовой информации совсем провал, на помощь приходят социальные сети. Этого достаточно, чтоб поколебать устои любой диктатуры (Тунис, Египет, Ливия и Сирия гарантируют это). Если нет интернета, поможет радио (геноцид в Руанде – хороший, годный пример; другой пример – Zello в первые дни ДНР). Если нет даже радио – листовки, агитаторы, митинги, слухи, наконец.

В это трудно поверить, но на Майдане информация распространялась очень быстро, при этом без всяких дополнительных технических средств. Иногда в роли СМИ выступали люди с мегафоном. Чаще – вездесущие девочки, разносившие чай. Возвращаясь домой (или, например, заходя на работу) мы спешили поделиться информацией с теми, кто оставался вовне. Более того, мы знали, что это необходимо. Делали это через силу, превращаясь в бесплатных агитаторов. Много и щедро звонили друзьям, приятелям и знакомым. Особенно – в другие города. Особенно – за границу. Особенно – за северо-восточную границу. Признаться, я никогда так много не говорил, как тогда на Майдане.

Позже, когда крымская самооборона внезапно купила в украинских магазинах сотни российских танков, множество моих знакомых звонили родственникам в Россию. Спорили, обличали, доказывали. Это было, кстати говоря, впечатляюще.

А вы, господа скептики, сводите все к паре телеканалов. В общем, не смешите мои тапочки.

Хотя да, я, в общем, согласен с вами, что Майдана в ближайшее время не будет. Но дело не в том, что нет СМИ (или мало денег, или Америке это не выгодно, или еще какая-либо причина), просто нет той уникальном совокупности факторов. Но это отдельный, большой и очень долгий разговор. А у нас тут узко-предметная дискуссия.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...