Перейти к основному содержанию

Курс молодого бойца: медицина.

Как меня и просило немало народу в комментариях, начинаю писать о различных аспектах подготовки для зоны АТО.

Кирилл Данильченко ака Ронин

Как меня и просило немало  народу в комментариях, начинаю писать о различных аспектах подготовки для зоны АТО.

В этот раз никаких космосов, эмоций и художественных образов. Для кого этот текст? Пригодится он почти каждому, потому что население наше вопросами медицины  традиционно не интересуется, а лечится уринушкой, травами и «Арбидолом». Только в Украине и РФ при боли в сердце до сих пор советуют «Валидол», который просто мятная конфета с барбитурой, а скорая не укладывается ни в один из стандартов развитых стран по времени прибытия. Но, в большей мере, мой текст необходим тем, кто находится в отрыве от людей в белых халатах – спасателям, бойцам малых групп в частях специального назначения, компаниям на сплавах, в горах. И да, тем, кто собирается в армию или АТО весной. Медицина в украинской армии всегда комплектовалась по остаточному принципу. От СССР нам досталась громоздкая система госпиталей, медпунктов и батальонных служб, но совершенно никакая подготовка младшего состава. Санинструктор роты и несколько санитаров из числа обычных бойцов, которые подбирают раненых, оказывают доврачебную помощь  и группируют в одном месте для эвакуации.

Задумано, вроде бы, неплохо, но как всегда реализация подкачала. В той же печально знаменитой Десне был «медбат» – небольшая одноэтажная казарма возле роты почетного караула, разведки и большой стеклянной «чайной». Там учили бывших трактористов и слесарей, как спасать жизни, хотя большую часть времени они просто мели и красили,  в то время как ребят, окончивших медицинский колледж, отправляли в госпиталь, где они ставили больным уколы и щупали медсестер. А потом и вовсе эту часть упразднили, ну зачем нам подготовленные инструктора, если воевать мы ни с кем не будем, а в миротворческие контингенты как-то найдется пару врачей из сорокамиллионной страны. Это уже сейчас, обжигаясь на смертях и потерях, возвращают подготовку, военные кафедры в мединституты и, слава волонтерскому десанту, приняли, наконец, единую аптечку. Но как на самом деле идут дела, говорит соотношение погибших к раненым бойцам – оно подойдет для второй Мировой, а не для страны в 21 веке, у которой есть вертолеты и санитарная авиация.

Вы должны четко понять – дело спасения утопающих опять в руках утопающих, традиционно для наших краев. Действия в первые 30-40 минут после политравмы или массивной кровопотери, четко разделят грань между жизнью и смертью, или между инвалидностью и здоровьем. Отечественные мощности почти не выпускают нормальной жидкости для инфузий в пакетах, значит, их не приобретут по тендеру, а редко кто будет таскать с собой на фронте увесистый груз в стекляшке. На этом фоне даже опытный фельдшер не всегда поможет, а ведь он может лежать под обстрелом  в передовой группе, пока в тебя прилетит на опорном пункте, Бог знает где. А еще обязательно испортится связь или погода, сдохнет старая «таблетка» или противник начнет класть мины.  Так, что учтите: чем больше людей будеут знать азы медицины в подразделении, тем больше шансов, что вы поедете домой живым и умрете в 70 лет от оргазма, а не вас привезут домой завтра в металлическом ящике.

Аптечка. Здесь полный фарш, в смысле, каша. Советские просроченные красные «портсигары» со средствами против  рвоты и препаратами против радиации. Индивидуальные пакеты со всего мира. Жгуты. Различный стафф от волонтеров – от маминого набора до рюкзаков батальонного доктора НАТО.  Функциональные аптеки от корпуса морской пехоты или армии США. Канадская гуманитарная помощь, норвежская гуманитарная помощь. Мой совет – собирайте себе всё сами, эта не та вещь, которую можно пустить на самотек или доверить дубам из снабжения.

  • Жгут. Волонтеры сейчас топят за турникет CAT – его можно наложить и ослабить одной рукой, он прост в обращении, а маркером на специальном белом экране реально быстро набросать время, чтобы не потерять конечность от некроза. Но он стоит сравнительно много, едет к нам долго, а остальные работают не хуже. Да, их трудно ослаблять самому себе, они скользят в руках, промокнув от крови, старые модели проще наложить неправильно. Вот, пожалуй, и все. Так, что стандартный дедушка Эсмарх вам в помощь или чуть более новые артериальные жгуты с карабином на кнопке. И, ради всего святого, не мотайте его на автомат – это выглядит модно, но тогда сабж пересыхает, морозится и лопается в руках как гнилое тряпье. У меня их два – один располагается в нижнем кармане комка на уровне руки, другой в разгрузке. Причин несколько – например, массивные осколочные поражения ног или ранение товарища, а через секунду уже ваш выход.

  • Бандажи и ИПП. Лучше всего израильские бинты, четырехдюймовые, со специальной давящей защелкой. Сгодятся отечественные или из бывшего Варшавского пакта – они более объемные, но все еще сохраняют стерильность, да и гораздо дешевле и проще достаются. Три–четыре штуки, больше брать не нужно, не пригодится или не поможет. Весят они не много, но вот подсумок или карман «забивают» прилично.

  • Само «тело» аптечки – непромокаемый подсумок MOLLE, его нужно подбирать самому под свои потребности, благо магазинов сейчас хватает, а все остатки НАТО и хранение Бундесвера, сами знаете где. Прикреплять его лучше ближе к ключице, под правую руку – место, где её достаточно просто снять и тяжело повредить при резком падении. В ней все, кроме жидкостей для ОЦК, антибиотиков, нитратов и системы – они в штурмовом рюкзаке, ведь килограммовые пакеты не нужны для быстрого доступа. Катетер «бабочка», воздуховод, одноразовый скальпель с шовным материалом, гемостопы, обезболивающее, ножницы, перчатки.

Самое главное – аптечка опирается только на ваши знания, бесполезно таскать пару килограмм снаряжения, которое не будет работать. Читайте методички и пособия, таким азам медицины обучают полицейских, горных спасателей и пожарных на курсах, здесь нет ничего сверхъестественного. Наркоманы попадают в самые невидимые вены, откачивают друг друга после передозировок,  вы же не считаете себя хуже?

  • Обезболивающее. Украина полное дно в этом плане, здесь должно быть много грязного мата. Всё, что реально работает, - в списках «А», под замком и рецептом строгой отчетности, а армия только собирается закупать аптечки, улавливаете? Тюбик автомобильных аптечек - это единственный способ, не нарушая закона, получить работающее средство. Да, кстати, «Буторфанол» не является препаратом выбора для армии –  при длительной транспортировке, при тяжелых ранениях он не айс. Я не агитирую никого зарабатывать статьи за оборот наркотических средств, но, если обратитесь к  врачам с военным билетом и командировочным в зону АТО, вопрос можно решить по-человечески. Синдром острой боли такая коварная штука, никогда не знаешь, когда он подкосит, может, и прямо сейчас, на приеме.

«Кетамин», который известен как «Калипсол» - номер один в списке для людей, действующих автономно. Родной брат «лекарства» по имени ЛСД, поэтому может вызвать ощущение потери схемы тела и разговоры с несуществующими животными. Чтобы этого не случилось, берем ампулу любого транквилизатора, например, «Седуксена» и приматываем к ней скотчем 10 мл ампулу обезболивающего, превращая в плотный валик –  так не разобьется, а мы потом введем потом в один прокол 2 мг на килограмм веса внутривенно, 5 мг на килограмм внутримышечно. В вену вводить только в случае тяжелых ранений, когда из-за падения давления вещество не может попасть из депо в русло или присутствует острая боль, на грани –  просто боец быстро становится не ходячим, даже если мог передвигаться до укола. Контроль дыхательных путей во время транспортировки – обязателен.

В процессе ожидания эвакуации пригодится «Кеторол». Он усиливает эффект от предыдущего средства, позволяет не поднимать дозу и действует более плавно, к тому же, он свободно продается в аптеке. Приятными дополнениями к купированию боли станет уменьшение отека, борьба с вторичным воспалением и заметный успокаивающий эффект. «Трамал» отлично подойдет для переломов и тех моментов, когда не нужно выключение сознания – одна ампула работает на ура и меньше касается координации или сознания. «Буторфанол», куда же без него. То есть, алгоритм понятен? Средства первого эшелона для обычных травм и продления более мощного вещества второй линии, когда раненный погружается в условный «медикаментозный сон». Точные расчеты активного вещества в миллилитры есть в сети и в каждой аннотации – не поленитесь, составьте себе методичку под каждый вес, чтобы не терять секунды в поле.

  • Дыхательные пути. Тут все просто на первый взгляд  – два вида воздуховодов. Человек имеет странные дурные манеры – он захлебывается слюнями, рвотными массами, глотает свой язык, когда потеряет сознание. Обычный шприц, самая массивная «двадцатка», можно надеть небольшой кусочек от трубочки системы – это будет ваш механический отсос. Откачиваете содержимое рта, кладете бойца на бок, под голову валик из куртки или рюкзак, чтобы было небольшое возвышение. Назальный воздуховод вводится в ноздрю плавными ввинчивающимися движениями, предварительно нужно щедро смазать его любым гелем. Главное преодолеть шок, от введения в нос довольно длинной трубки – особых повреждений вы не нанесете, а деваться ей просто некуда. Обычный ротовой, подается изгибом к корню языка, при касании задней стенки делаем поворот и фиксируем. Смотрим, чтобы не было рвоты и спазма, если раненый придет в себя. Страшно? А никто и не обещал, что будет приятно.

https://www.youtube.com/watch?v=zqgTVZBnY_M&feature=youtu.be

  • Жидкости для восстановления объема циркулирующей крови. «Гелофузин», «ГиперХаэс», «Стабизол» - этот пункт всегда был крайне спорным вне батальонного пункта. С одной стороны - это приличный вес, который можно потратить на боеприпасы, сухой паек или расходные материалы. С другой стороны – это жизнь людей. Большинство жертв, за исключением выбитых на пол мозгов, разорванной в хлам почки или проникающего ранения в сердечную сумку - это именно кровопотеря. Шок за исключением массивных ожогов и сепсиса – тоже связан с потерей ОЦК. Организм включает режим энергосбережения,  снабжает только самые важные органы, падает давление, русло забивается продуктами распада – все нарастает как снежный ком.

Наша задача притянуть всю жидкость из межклеточного пространства, стабилизировать человека до момента более сложных манипуляций с составом крови. Это очень примитивно, но доступно.  В общем, я бы взял с собой пару пакетов. И не бойтесь пузырьков воздуха и прочих страшилок  – чтобы создать проблемы понадобится несколько кубов, не парьтесь. Катетер «бабочка» - вены у солдат часто «мечта наркомана», но удержаться в них в условиях контакта с противником или движения на носилках непросто. Вводите его неглубоко, под углом градусов  в 15, ждите появления крови в контрольной камере, потом продвигайтесь вглубь вены, вынимайте иглу, оставляя пластик внутри – так мы можем лить жидкость и обезболивать одновременно. Первые 20 мл – крайне медленно, во избежание анафилаксии, потом до покраснения кожи, теплоты рук, подъема давления.

  • Лекарства. Антибиотики широкого спектра, «Нимесулид» в суспензии, нитраты в спрее, «Хлоргексидин», средство для ожогов, пачка витаминов. Тут нужно просто зазубрить, без творчества. Ранение с грязью, перелом, любые царапины – «Цефтриаксон» в ударной дозе, два грамма укол по мышце, обработка жидкостью поля раны, ушивание зияющих ран, после остановки крови.  Если там остались ткани, конечно. Началась диарея, непонятные рези и боли – «Ципро» 500 на фоне «Лоперамида», это уже таблетки. Поднялась температура, зуб, воспаление – пакетик «Нимесила». Боль за грудиной, отдышка, если нет падения давления – пару раз брызнуть под язык нитратом. Каждое утро витамины, лучше поли-, потому что если есть только тушенку и только «угли», то будет только хуже.

Учтите, вы - скорая помощь, а не ходячий медпункт с вьюком на плечах, лечить ребят будут в госпитале в Харькове, за государственные деньги – наша задача сохранить боеспособность подразделения. Лучше взять пачку вещей широкого спектра, чем создавать филиал китайского рынка в сумке. Скучные названия, рутинная работа: даже рядовой санитар - это всегда гораздо жестче, чем обычный боец. Вы, как и все, будете тащить огромные вьюки, участвовать в огневом контакте, копать, мало спать, а в свободное время еще и собирать до кучи остальных. И ваша персональная война будет намного кровавее, чем у других – я гарантирую это.

Основное: все аптечки, жгуты и медикаменты должны быть уложены единообразно во всем подразделении. Разбудили, вытащили из-под блондинки ночью, контузили – аптека в правом верхнем кармане, таблетки во внутреннем левом кармане, у каждого. Перевернул раненого, павшего – тут же нашел медицину. Коммуникация. Почувствовали толчок, удар, острую боль, влажность в рукаве, мгновенный сигнал по линии – «требуется помощь», «санитар».  Четко, ясно и быстро. Не нужно изображать героя,  рвать бинты, терять сознание от потери крови и ехать домой в цинке. Не надо так. Постоянный контакт с выведенным из строя бойцом. Парень, ты слышишь меня? Можешь ползти? Зажми рану. Не паникуй, я иду. Бросьте ремень из укрытия – пусть уцепиться за него, выволакивайте в безопасную зону лежа, работая спиной и ногами. Без сознания? Подползайте, прикрываясь его бронежилетом, ложитесь на бок и найдите эвакуационную лямку на разгрузке. Когда бросаете дым – бросайте в паре метров от лежащего под огнем, место сильного задымления могут обработать, пусть вас прикроет ветер и шлейф.

Вытащили? Еще десятка три и получите ту самую медаль, с закруткой на спине. Работаем дальше. Осмотр – пальцами и ладонями проходимся по всему телу, на руки - перчатки, их обильно смочить «Хлоргексидином». Голова - есть раны, нет. Глаза – реакция на свет. Рот – рвотные массы, осколки зубов, тут же воздуховод, если без сознания. Шея – крупные сосуды, осколки ключицы. Грудина – отсутствие свиста, кровавых пузырей, ребра. Подмышки – крупные сосуды. Живот. Пах. Ноги. Бронежилет снять, бойца обезоружить. В первую очередь! Срывы колец с гранат в бреду и самострелы – это не мифы. Сначала контролируем дыхание, затем кровотечение, потом боль. Ножницами режем амуницию.

Если нет фонтана, в рану порошок «Селокс» или губку – туго набиваем раневую полость, сверху тугая повязка. Не хватает усилий и промокает – прижимаем магазином, нам нужно максимальное давление для образования тромба. Кровь это самое важное – десятки людей погибли, мотая самые обычные раны мамиными бинтами для порезов. Тупо истекли за несколько минут, хотя рядом были десятки сослуживцев. Поэтому не стесняйтесь – подошли к раненому, посмотрели, если нужно, правильно наложили жгут. То есть, поверх повязки, чтобы не травмировать кожу, туры идут один за другим, немного закрывая друг друга. Некоторые из погибших задохнулись от ранений в область легких – используйте упаковку от ИПП, чтобы закрыть доступ внешнему воздуху, про дренаж рассказывать бесполезно, этому нужно учиться. Пока просто прорезиненная внутренняя упаковка на рану, потом бинт, потом любой пакет и снова повязка.

https://www.youtube.com/watch?v=v6n-mDTsNg8

Что главное? Не бояться, а работать.  Почти у каждого стоит внутренний фильтр на многие манипуляции с кровью. Помните, как делали своим близким уколы в первый раз. Тыкать в живого человека иглой? Как-то не по себе. Забейте на это сразу. Подумайте об удалении зубов в средние века, о двухдневных пытках инквизиции, после которых  «колдун» сам всходил на костер. Люди могут вынести больше, чем, кажется, на первый взгляд, без всякого обезболивающего.  А когда между смертью и жизнью стоите только вы, вопрос только один – эффективность. Пусть кричит, прёт матом, воет, пытается драться. Лезьте в раны рукой, тампонируйте, засовывайте «бабочку» или «москит» в крупный сосуд. Бьет фонтан из шеи? Подсечка, прижали, вытянули противоположную ране руку, валик из ИПП на пробитую магистраль, плотно жгут сверху, пусть мозг снабжается через другую сторону, не пережатую резиной. Подмышечная артерия? ИПП и ремень, через плечо, опять же напротив. Обезболивайте уколом в  зеркальную ранению конечность, если колете по мышце, потяните контроль поршня на себя – не в вене ли вы случайно. Раненые без сознания – только на боку, у всех воздуховоды. Самые тяжелые капаются. Все укрыты одноразовыми одеялами из фольги – перепады температур им сейчас ни к чему. Вода, кто может пить, пьют через «не могу». Ждем эвакуации, говорим с ними, что они герои, скоро поедут домой, все будут живы – паника среди кучи раненых - это последнее, что нам нужно.

Помните – это азы, основы, база для любого человека, чья работа связана с риском. Если вы прочитаете пару книг, два раза воткнете себе иголку с физраствором куда-нибудь и просто соберете эту аптечку, то вам уже не будет цены. Если проведете ликбез в подразделении – это автоматически уровень Бога. Любой человек, спасенный  на поле боя –  настоящий подарок. Особенно, если это вы. Очень надеюсь, что статья останется просто информацией к размышлению или побудит подготовиться, но никогда не пригодится в поле. Берегите себя и учитесь – всё еще только начинается.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...