Перейти к основному содержанию

Хорватский еврозабег. Пережить войну и доминировать

Нам бы так. Возьмём пример с братьев по несчастью?
Источник

Современная Хорватия заслужила статус восточноевропейской визитки Евросоюза. Слабые стороны есть — но их прикрывают доспехи партнёров по объединению. А уж сильные черты буквально вбивают в голову привычный нам образ страны с хорошим туризмом, сильными отголосками войны — и, главное, невероятно солидарным обществом.

Чтобы лучше всего понять цену, которую эти люди заплатили за нынешние условия, давайте отмотаем хронологию и посмотрим, чем и кем была Хорватия как часть Югославии. Так станет понятнее, какими дорожками страна добежала в ЕС, и почему захотела постучаться именно туда.

Угадайте, кто был наиболее богатым и развитым регионом Югославии? Словения. Но хорваты крепко застолбили за собой вторую ступеньку, козырнув эффективностью по всем направлениям. Туризм (удачное использование окружающей среды), морские перевозки (идеальная реализация собственного логистического преимущества) и добыча угля. Ещё нефть была рядом, но в данном случае углубляться нет смысла.

Затем была гражданская война, о которой можно писать отдельные материалы — или читать уже существующие. Если сосредоточить внимание не на поле боя, а на экономике едва получившей независимость республики, гул военной машины ощущается каждой клеткой тела. Ведь при всем своём богатстве и уровне развития хорваты встретили спад экономики почти наполовину (от 40% до 46%).

Хронологически правильной статьи здесь быть не может. Ведь в одном измерении Хорватия воевала, а в другом — спасала экономику. И вступление в европейское содружество как раз отходит во вторую категорию.

Если кто-то будет рассказывать баечки о вреде приватизации и вездесущей руке внешнего управления — показывайте ему этот текст. Ведь Хорватия войну выиграла (тут: выжила), а затем выдала один из лучших показателей роста в регионе. В рамках европейского цикла я уже писал о Польше и Чехии — у них были свои нюансы, однако ни одной из этих стран не пришлось зализывать раны после настоящего военного конфликта.

Война стоила не только человеческих жизней и убитой инфраструктуры. Она, увы, провела Загреб мимо инвестиций, которые уже просочились в восточноевропейский регион. Другие страны не пугали иностранных предпринимателей бряцанием оружия и падением гильз. Хорватия же боролась за свою жизнь, терпела трудности и ждала своего шанса.

Рецепт хорватского успеха — удачная игра на внешнеполитических фронтах. Будучи одной из сторон конфликта, страна умудрилась подружиться с Международным банком реконструкции и развития и Международным валютным фондом. Это произошло не путём сладких обещаний, что вы — чтобы подтвердить искренность своих намерений, Загреб дал отмашку на приватизацию государственных структур. Напомню, решился на такой шаг, оставаясь в состоянии войны.

Главное — вас не должна пугать низкая явка. Да, изъявить свою позицию пришли всего 43,5% населения. Но наиболее чётким индикатором остается то, что сторонники Евросоюза доминировали во всех регионах Хорватии. Это вам не классический конфликт с тлеющими последствиями вроде Brexit (Англия и Уэльс против Шотландии). Это действительно государственное решение. А кто не дошёл — пусть пеняет на себя.

66,2% явившихся граждан решили судьбу страны, направив её в Евросоюз. Так завершилось плавание длиной в десять лет. Через полтора года были согласованы все детали — и Хорватия начала командный вояж вместе с новыми иностранными партнёрами.

Прошло восемь лет. Давайте посмотрим, к чему это привело в результате?

В прошлом году ВВП Хорватии составил 55,97 миллиарда долларов. Сейчас инфляция в годичном измерении остаётся на отметке 2,1%, а уровень безработицы даже в условиях коронакризиса не превышает 8,2%.

Экономику проще разбить на отрасли. Например, страну откровенно поддерживает на плаву туризм — но глупо полагать, что он не требует вложений. Во время войны хорваты практически лишились необходимой инфраструктуры и были вынуждены спасаться, рекордно восстанавливая всерьёз пострадавшую отрасль.

Преуспели, конечно — в мирное время туризм принялся расти и ближе к 2010 году едва не достиг отметки в 20% ВВП. Но за всё нужно платить. Если в 1990-е отрасль ждал удар снарядом в голову, то в наше время артиллерия уступила пандемии коронавируса. Потому, чтобы вам не казалось, что успехи обусловлены чисто географическим расположением, ловите пример серьёзных уступок в пользу экономики.

Прямо сейчас Хорватия пошла ва-банк. Открыла границы для туристов, намного упростив процедуру въезда для них: сделай ПЦР-тест — и вперёд. Это тяжёлое решение, которое поможет отрасли не вырасти, но хотя бы не упасть на дно, испытав нехватку иностранных гостей. И это после завершения очередной волны заражений, пик которой пришёлся на весну (апрель-май, дальше всё пошло на спад).

Зачем общаться с рэкетиром?

Можно было объявить режим выживания и закрыть границы, прикрутив их для пущей убедительности колючей проволокой. Тогда рухнул бы целый сектор экономики — ведь не просто так эксперты тревожились из-за слишком высокого значения туризма для ВВП Хорватии. А можно рискнуть, открыв все двери наобум — и встретить новый пик заражения.

Производство. Хорватия добывает сырую нефть, занимается электроэнергией, не спешит отказываться от горнодобывающей промышленности. Нефтяные аппетиты вообще не падали, лишь немного снизившись летом. Этот пример не так показателен. Но что лучше всего демонстрирует промышленные настрои в целом, так это производство стали.

Пропустив практически весь 2020 год из-за пандемии, в январе хорваты уже вышли на уровень начала 2019-го. А промышленное производство, приуныв по тем же причинам, из отрицательных чисел 2020 года успело проклюнуться в ноябре, затем снова упасть и полноценно вернуться к росту уже в марте этого года.

Бизнес. Что характерно, индекс делового доверия мне захотелось внести в эту статью чисто как исключение из правил. Я нечасто вижу, чтобы предпринимательские настрои настолько совпадали с общими тенденциями. После марта (когда уже пошла вверх промышленность), индекс начал расти. И пока держится, внушая хорошие впечатления на осень.

Угадайте с трёх раз, что бы сейчас делала страна, не будь под рукой изголодавшихся европейских потребителей? То-то же, политика снова намертво переплетается с экономикой. Нужно лишь поступать по-европейски там, где проще всего имитировать приказной порядок времён СССР. Экспериментировать, не бояться идти на пробные шаги и ставить смелую последовательность как новую религию.

К чему я веду? Просто вступить в Евросоюз — мало, хоть и требует огромных усилий. Но вы только что дочитали уже третью часть цикла, каждая из которых касалась кардинально противоположных по развитию стран. И, как видите, нигде не обошлось без серьёзной работы со стороны большей части населения. Ведь так и работает демократия.

А уж за ней, собственно, люди и топают в Европу, ведя за собой целые государства.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.