Перейти к основному содержанию

Коррупция в Украине

Государственная коррупция и как с ней поэффективнее бороться

Коррупция — это самое модное слово в украинском политическом лексиконе. Послушаешь любого из наших политиков — все они отчаянные борцы с коррупцией. О коррупции говорят не только политики, но и бабушки на скамеечке у подъезда, женщины в парикмахерских и мужчины в гаражах за бутылкой на капоте. Говорят в том смысле, какие они все «там» коррупционеры с добавлением различных идиоматических выражений. При этом каждый понимает коррупцию по-своему. Давайте разберёмся в том, что такое коррупция. Слово «коррупция» в современном смысле пришло к нам из английского языка и является латинским по происхождению. Означает оно нечто испорченное, подвергшееся разложению или растлению. Под коррупцией обычно понимается использование лицом, наделённым властью, властных полномочий в свою пользу и во вред обществу. Иными словами, коррупция — это порча и разложение государственного аппарата. Бывает, конечно, коррупция и в негосударственных организациях, например, когда правление акционерного общества обворовывает акционеров. Но это проблема акционеров, а не всех граждан, поэтому дальше мы будем говорить только о государственной коррупции.

Существует множество классификаций коррупции по различным критериям. Но мы не будем тратить время на тонкости в определениях и поговорим о двух самых массовых типах — о воровстве бюджетных денег и взяточничестве. В нашем общественном сознании первый тип рассматривается как приносящий самый большой вред обществу и поэтому самый опасный. Мне кажется, такое представление происходит из нашего советского прошлого, что совсем неудивительно, так как подавляющее большинство наших людей могут мыслить только в рамках своего прошлого опыта. Бабушки-пенсионерки, наши самые активные и многочисленные избиратели, так и представляют себе государство: миллионы граждан трудятся на общественное благо как старательные пчёлки, а результаты их труда, как мед в улей, поступают в государственную казну. А потом оттуда каждый получает свою долю. Но те, кто должны распределять мёд, то есть деньги, люди нехорошие. Они сами сжирают мёда больше, чем им положено, поэтому бабушкам достаётся совсем мало. В этом они видят коррупцию. Интересно, что именно как хищение денег из бюджета понимают коррупцию большинство наших сограждан, в том числе и те, кто должны бы понимать больше, чем бабушки с неполным средним образованием.

Очевидно, что распоряжаться бюджетными деньгами могут только люди из верхних эшелонов власти. Это справедливо как для государственного бюджета, так и для местных бюджетов, только, конечно, суммы разные. Именно по величине этих сумм судят о размерах украденного. Поэтому к коррупции внизу отношение снисходительное. Ну сколько там можно украсть! Действительно, внизу денег всегда меньше, чем наверху, даже с началом децентрализации. Поэтому мелкие чиновники вынуждены заниматься вымогательством. Вымогательством взяток, разумеется. Если вы пришли как рядовой гражданин за какой-то справкой или ещё какой неважной бумажкой, а вам морочат голову, то это, как правило, не потому, что с вас вымогают деньги. Просто им неохота тратить время на чепуху. Иное дело, если вы предприниматель и вам что-то нужно согласовать, получить разрешение и т.п. Тут уже дело пахнет деньгами, и чиновник сделает всё от него зависящее, чтобы создать предпринимателю максимум проблем. Именно поэтому чиновничье вымогательство внизу намного опаснее, чем воровство из бюджета. Под это пишутся законы и составляются служебные инструкции, а там где их нет, чиновник придумает сам. Всё это привело к тому, что украинский предприниматель — самый задавленный предприниматель в Европе. Я уже писал на ПиМ о том, что по рейтингу экономической свободы Украина занимает 150 место вместе с Камеруном. Несколько лучше позиции нашей страны в рейтинге Doing business — 71 место. Хотя и в этом рейтинге нас обошли почти все постсоветские страны, кроме Узбекистана и Таджикистана. Для сравнения, Грузия на 6 месте, Литва на 14, Эстония на 16, Латвия на 19, Азербайджан на 25, Казахстан на 28, Россия на 31, Беларусь на 37. Разница в месте, которое занимает Украина в этих рейтингах, обусловлено разницей в методике: рейтинг экономической свободы определяется макроэкономическими оценками ситуации, в то время как рейтинг Doing business рассчитывается исходя из показателей на микроуровне. Составители всех этих рейтингов утверждают и доказывают эти утверждения на фактах, что чем выше в стране экономическая свобода, тем быстрее развивается экономика.

У широких слоёв населения отношение к взятке вполне терпимое. Многие даже считают, что взятки облегчают жизнь, так как позволяют решить вопрос, который иначе не решается. На самом же деле почти всегда чиновники берут взятки за то, что они и так должны делать. Для этого они создают проблемы там, где их нет.

Да, чиновники-вымогатели, как правило, кладут себе в карман меньше тех, кто ворует из бюджета. Но их деятельность наносит обществу намного больший вред, потому что тормозит развитие. И это легко доказать. Грузия, которой удалось преодолеть низовую коррупцию, как раз после 2004 года, когда там были сделаны основные реформы, постоянно опережает Украину в темпах роста ВВП на 3-4%. За десять лет это отставание в росте привело к тому, что ВВП на душу населения в Грузии в полтора раза выше, чем в Украине. И в дальнейшем разрыв будет нарастать. Более того, можно с уверенностью сказать, что потенциал Украины намного больше, чем у Грузии, и поэтому темпы роста Украины были бы выше грузинских, если бы нам удалось справиться с низовой коррупцией. Украина имеет несравненно большие природные ресурсы (земля, полезные ископаемые, географическое положение), наконец, Украина намного больше Грузии (в 8,7 раза больше по территории и в 11,4 раза — по населению). А чем рынок больше, тем больше у него возможностей для развития. Поэтому если Грузия демонстрирует темпы роста 5-7%, то Украина могла бы показать 8-9%, а не три и меньше, как сейчас.

Нужно сказать, что после 2014 года в этом направлении действительно сделано много, но всё же недостаточно. Ослаблено чиновничье давление на уже работающий бизнес, причём бизнес в основном непроизводственный. А попробуйте вы основать с нуля производственную компанию! В качестве примера, согласно тому же рейтингу Doing business, в Украине для подключения к источнику электропитания нужно в среднем ждать 281 день, в то время как в Польше — 122 дня, а в Грузии — 71 день. Следует заметить, что данные составители рейтинга берут по столице, а в провинциальных городах картина у нас может быть значительно хуже. Из таких деталей складывается проблемная для нашего бизнеса перспектива, хотя государство может и должно эти проблемы решать, однако почему-то не делает этого.

Я совсем не призываю отказаться от борьбы с хищениями из бюджета. Бороться с ними, безо всякого сомнения, нужно. Я хочу подчеркнуть, что намного важнее пресечь произвол чиновников, заставить их работать так, как они должны. Взаимоотношения населения и государства должны быть упрощены и облегчены.

Итак, проблема обозначена, возникает вопрос — как её решать. Когда-то Тимошенко на вопрос, как она собирается бороться с коррупцией, хихикая по своему обыкновению, ответила: «Все дуже просто. Просто треба не красти!» Её электорат, возможно, удовлетворился этим ответом, но лично у меня он вызывает ещё больше вопросов. Если его понимать так, что Юлия Владимировна даёт публичное обещание больше не красть, то возникает проблема доверия к её словам. Но главное, а как быть со всеми остальными политиками и госслужащими? Потребовать от них тоже привселюдного обещания больше не красть? Выстроить всех посотенно на Майдане и пусть хором кричат «Обіцяємо більше не красти!», так, что ли?

Если говорить серьёзно, то надеяться, что чиновники будут эффективно контролировать чиновников, по меньшей мере наивно. Представьте ситуацию, что ваш приятель решил сделать капитальный ремонт в квартире, нанял бригаду, а сам переселился к маме или к любовнице. Каждую неделю даёт бригадиру деньги, а времени съездить на квартиру посмотреть, как там дела, всё не хватает. Наконец, через месяц поехал посмотреть и ахнул — ничего толком не сделано и спросить не с кого, рабочие смылись вместе с бригадиром и деньгами. Он вам рассказал эту историю, а вы ему: «Дурак ты, Коля. Разве можно давать свои деньги кому попало бесконтрольно?»

Коля, конечно, дурак, но и мы не лучше. Хозяева государства мы, народ Украины. Только нам нужно, чтобы в государстве был порядок. У любого чиновника всегда есть конфликт интересов. С одной стороны, он распоряжается ресурсами государства, которые ему не принадлежат. С другой — он, как всякий нормальный человек, имеет желание стать богаче. Решается этот конфликт в нужную сторону только тогда, когда за действиями чиновника есть эффективный контроль. Вспомните, как воровали на предприятиях и в колхозах при СССР. А ведь тогда был контроль КПСС, который хоть как-то сдерживал стихию всеобщего и повсеместного воровства. Неудивительно, что после 1991 года началась настоящая анархия, ведь предприятия были государственными, то есть собственника у них фактически не было. В результате наступил самый настоящий коллапс экономики, когда зарплату или вообще не платили, или платили продукцией, потому что верхушка предприятий разворовывала всё. Положение спасла приватизация, то есть появление реального собственника. Попробуйте сейчас что-нибудь украсть на приватизированном предприятии. Если и получится, то это будет нелегко.

В некоторых странах по этому же пути пошли, чтобы создать контроль за государственными ресурсами. Произошла приватизация государства одним человеком, как, например, в Беларуси. Лукашенко всегда позиционирует себя как хороший хозяин, который за порядком следит. Именно поэтому его режим такой устойчивый. Граждане голосуют за него не потому, что убеждённые рабы по природе, а потому, что боятся анархии. Недостатком этой системы является то, что один человек не может уследить за порядком во всей стране, даже если она небольшая и даже если он этого действительно хочет. Именно поэтому приезжие отмечают чистоту на улицах Минска, что легко контролировать, но не видят произвола чиновников.

Есть система более эффективная. Это когда за порядком в государстве следит гражданское общество. Гражданское общество вездесуще, видит и замечает всё. Оно слишком многочисленно, поэтому его члены не смогут сговориться, чтобы вместо контроля за государством начать его грабить. Равноправие членов гражданского общества создаёт для них мотив заботиться об общем благе. По этим причинам контроль гражданского общества — самый эффективных изо всех существующих. Однако возникновение гражданского общества — процесс очень непростой. В примитивных обществах, например швейцарских лесных кантонах XIV-XVI вв., все мужчины принимали участие в управлении. Это было возможно потому, что в таких отсталых обществах все возникающие проблемы были понятны даже неграмотным крестьянам. Сейчас такого нет нигде. Любой демократической страной управляет не народ, а средний класс, большая элита общества, то есть самая образованная его часть.

Широкие массы не способны даже в малейшей степени понять проблемы современного государства. Кто в этом сомневается, пусть попробует поговорить о проблеме пассивного баланса внешней торговли Украины с бабушками на скамейке у вашего подъезда. Уверен, вы узнаете много интересного.

Контролировать государство можете только вы, и больше никто. Вы учились, защищались, читали и думали в отличие от широких слоев нашего народа. Кроме вас больше некому. Пресловутые «они, там наверху» наводить порядок в стране не будут, потому что порядок сделает невозможным для них делать то, что они только и умеют — хапать, хапать и хапать. Конечно, одного вашего решения контролировать государство мало. Если вы попробуете это сделать, придёте в свою мэрию и скажете «Я хочу вас немного поконтролировать», чиновники с удовольствием посмеются и скажут «Вот ещё один городской сумасшедший». Для решения политических задач нужны политические инструменты. Таким инструментом в данном случае является только политическая партия с праволиберальной программой. Никакие активисты сами по себе решить этой задачи не смогут.

Почему для борьбы с коррупцией нужно именно объединение среднего класса вокруг праволиберальной повестки? Потому, что нужно делать изменения в законах, которым наши политики и чиновники будут сопротивляться до последнего. Вот вам пример: Грузия, которая в советское время была самой коррумпированной республикой, а по числу воров в законе на душу населения далеко опережала остальные части СССР, победила низовую коррупцию благодаря провокации взяткой. Для тех, кто не знает, поясню, что провокация взяткой — это когда подозреваемому чиновнику агенты дают, а если он берёт, берут и его. Страшно стало вымогать и брать взятки. К сожалению, в Украине этот вариант невозможен, так как ЕСПЧ занял однозначно отрицательную позицию по этому вопросу. Судьи ЕСПЧ уверены, что провоцируя взяткой, правоохранительные органы толкают чиновника к преступлению, которое он иначе бы не совершил. Эта позиция ЕСПЧ не представляется убедительной, так как чиновник — не обычный человек с улицы, он распоряжается ресурсами государства, и требования к нему должны быть особенными.

Но вот что интересно. В большинстве стран установление судом факта, что была провокация взяткой, только снимает с подсудимого обвинение по этому пункту, а в Украине правоохранителям за такие действия светит от двух до семи. Вот как система боится, что взяточников начнут сажать! Впрочем, зря боится. Даже в условиях ограниченных возможностей правоохранители постоянно бодро рапортуют, что взяли с поличным на взятке ещё одного госслужащего. Все мы постоянно об этом читаем в новостях. А результат такой, что из нескольких сотен дел реальные сроки получили 2-3 человека, которые, как выяснили дотошные журналисты, чем-то не угодили начальству. Всё правильно, судьи защищают своих. Они прекрасно понимают, что завтра могут оказаться в том же положении. Система ловко отвела наше внимание Антикоррупционным судом, который должен заниматься коррупцией на самом высшем уровне и не будет заниматься делами по низовой коррупции, ведь все уверены, что это мелочи. А выход есть, и он хорошо известен — внести правку в закон, чтобы все дела по коррупции рассматривал суд присяжных. Пусть не судьи, многие из которых сами такие, а рядовые граждане выносят решение — виноват взяточник или нет. Кто может продавить такое решение в Раде? Только политическая партия, которая войдёт в парламент, и только при массовой поддержке гражданского общества.

Для появления такой партии нужна только ваша воля. Для этого всем, кто понимает необходимость подлинной борьбы с коррупцией, нужно объединиться. Мы, украинцы, индивидуалисты и любим заветы предков типа «Гуртове — чортове», но умные люди должны уметь объединяться ради общей цели, а поскольку большинство читающих эти строки, я в этом уверен, относит себя к категории умных, то давайте соответствовать принятым на себя обязательствам.

''отсканируй
и помоги редакции

''