Перейти к основному содержанию

Коу-тоу, йа-йа

Дописав статью «Китайская угроза. А мы предупреждали», я думал закрыть для себя тему украинско-китайских мутных договорняков. Ненадолго, хотя бы месяца на два. Но украинская политика так хороша и многогранна, что тема вернулась сама по себе. Кстати, вот предыдущий текст.

Там я упомянул такую штуковину, как коу-тоу. Китайская челобитная, которую было принято выполнять перед императором. Можно даже без самого императора: некоторые (особо упоротые) персонажи могли лупить лбом в ступеньку, завидев хотя бы письмо от своего самодержца.

С учётом того, что я по жизни хорошо подделываю почерк, мог бы хорошо повеселиться в имперском Китае. Где-то до самой казни. Но текст не об этом.

Видите ли, надо понимать колорит страны, с которой соприкасаешься. Иначе она так к тебе прикоснётся, что волком взвоешь. И сейчас я хочу показать, как Китай действует, сознательно отдавая игру первым номером в руки… да любого соперника.

Лучше всего этот пример раскрывается с помощью истории. Сейчас в КНР как раз на классику поглядывают, никакие коммунизмы вас от этого отвлекать не должны.

Всё меняется, кроме химического состава воды, людей и Китая.

И вот, со времён императора богатое государственное образование на Востоке чертовски интересовало европейцев. Они руки сточили, мечтая открыть торговое представительство в Китае. Как вы поняли, мечтали все — а не получалось ни у кого.

Но попытки зайти с козырей предпринимали регулярно. Британцы посмотрели, почесали щетину и отправили в Поднебесную не кого-то там, а самого Маккартни.

Не тот, который Пол — а тот, который лорд и немножко Джордж.

Как и любой сказочный герой, наш рыцарь должен был поскакать к бесчестным китайцам, смеющим закрывать свои рынки от великих королевских товаров. А там уже как-то договориться, чтобы немножко приоткрыли.

Уговорить, переиграть в карты, соски крутить против часовой стрелки — просто как-то порешать.

Лорд Маккартни пошёл на эту миссию, уже считаясь опытным гуру своего дела. Как раз перед тем он спокойно выбил у России торговые преференции, которые и требовало начальство (то, что Екатерину и так это всё устраивало, оставим за кадром).

На дворе 1793 год, храбрый Джордж плывёт в Китай.

Понятное дело, в таких случаях принято думать о вероятных шагах противника. Не размышлять о таком — грех. И я имею все основания полагать, что умный человек вроде Маккартни явно об этом пораскинул мозгами, пока считал балки в каюте.

Ведь в Китай плывёт не какой-то там хрен с горы, а сам лорд. Единоличный победитель Екатерины Великой в битве взглядов и щекотки. Настоящий специалист.

Чтобы пустить пыль в глаза, лорд Маккартни прихватил с собой много всяких зеркал и бус. Врач-хирург, часовщик, металлург, ещё какие-то мастера, механик (возможно, даже не понимающий, куда и зачем его везут).

Правда, на корабле местные прицепили нелепую растяжку, на которой было чётко изложено: такой-то от такого-то везёт дань нашему императору.

Ну и чёрт с ним, написали и ладно. Ведь в планах — уломать вечно недоступную восточную жемчужину и сделать её чуть более доступной для короны. Надо оперировать цифрами, чувствовать человека психологически, не просто знать аргументы — запускать их вовремя.

Как оно – менять МВФ на китайскую коленку?

Не придёшь же со словами «Дядь, я от короля Георга, давай торговать». Так уже и до тебя пробовали. Так, а вот теперь угадайте, о чём был первый разговор с китайцами.

Заморский Уаса, а ты коу-тоу делать будешь?

К вам приехал высокопоставленный представитель чужеродной цивилизации. Человек, по отмашке которого пара фрегатов камня на камне не оставит от вашего цинь-шихуа-что-то-там в прибрежной полосе.

Посланец одного из наиболее могущественных монархов, от гнева которого Китай впоследствии спас лишь гонор Наполеона, которого вся Европа бросилась мутузить.

Стоит перед вами, смотрит из-под бровей и дружить предлагает. Подарков вон полный корабль привёз. И механика целого, чтобы вам показать. Кем бы он ни был, этот ваш посланец — любой нормальный человек выслушает.

А эти не стали. Давайте, ваше благородие, становитесь раком — вдруг где-то рядом наш император пробегать будет.

Такая постановка вопроса возмутила лорда. Да и вас бы ошарашила. В результате долгих споров сошлись во мнении, что англичанин встанет на одно колено, будто отдаёт честь своему правителю, а в сумме получится начало разговора.

Вроде как встал. Традиции не нарушены. Правда, это не помешало китайцам нагнать в летописи, будто Маккартни очень понравилось валяться в ногах монарха, и он был в восторге от столь чудесного обычая. За глаза, значит, опозорили. И это не «Синьхуа» постарался, а вполне допотопные форматы медиа.

В общем, первый барьер пройден. И тут император…

  1. Дарит шкатулку ручной работы с какими-то там приветствиями королю Георгу.
  2. Выражает надежду, что дружба между странами продлится очень долго.
  3. Уходит, а подчинённые намекают: Джордж, тебе пора домой.

Вот так просто. Приехал? Спасибо. Поговорили? И то правда. Бери свой корабль, поешь лапши в дорожку и вали туда, откуда приехал.

Маккартни всё же нашёл в себе смелость возразить. Рановато, мол, вы решили от меня избавиться — переговоры о торговых операциях так и не начались. И остался ночевать, чтобы таки выполнить свою миссию на следующий день. Или хотя бы начать. И добился некоторой активности с китайской стороны.

Во-первых, на следующее утро лорда разбудили, позвав на экскурсию к императору.

Во-вторых, там он проторчал несколько часов, ожидая аудиенции.

В-третьих, когда гостя таки провели в тронный зал, правителя там не было. Зато на его троне валялось письмо к королю Георгу.

Во всех требованиях было отказано. Никакой резиденции для самого Маккартни не будет. Попытку установить торговые отношения приравняли к желанию контролировать Китай напрямую. Даже свободу передвижения посланнику не предоставят, так что гуляйте лесом.

Чувствуете? Ощущаете, как зашкаливала наглость в общении стран, одна из которых решила вломиться к другой с подарками и нереальным желанием посотрудничать?

На дворе был 1794 год, а храбрый Джордж уже плыл к чёртовой матери. Точнее, как раз добирался к родным берегам Туманного Альбиона.

С тех пор изменилось многое. Китай успел заболеть коммунизмом, пережить смену модели власти и вернуться к корням. И теперь он продвигает ровно ту же повесточку мандаринов (я не о фруктах), но с одним небольшим изменением.

Теперь он лезет к нам «торговать» и «сотрудничать». Теперь его Маккартни суют нос направо и налево, хотя уважения к ним я испытываю куда меньше.

Вот только презрительное отношение к любой цивилизации, кроме своей собственной, осталось на месте. Это, конечно, легко простить стране за железным занавесом, сидящей на своих традициях ровненько.

Но это никак не совпадает с тем образом, который КНР пытается рисовать перед доверчивыми бибизянами где-то за границей. А ведь это сейчас и происходит.

Ты нас прими, и коу-тоу нам сделай. Только потом ещё границу открой.

Святоша перестаёт прятать рога

И товары наши пусти. Можешь немного денег взять, хотя нет, бери много. Бери-бери, мы даже условий не поставим — потом натурой отработаешь. И коу-тоу делай, обязательно. Сасай бонсай, дорогой европейский дурачок.

Приёмы остались типично оборонные, вот только охреневший восточный Китай-дракон-помогать перешёл в наступление. Не совпадает что-то? А ему всё нравится.

Потому Украина обречена либо сделать этот проклятый коу-тоу, как того желает очередной пожиратель летучих мышей с глобальными последствиями, либо любой ценой этого не допустить.

Ведь в 1793 году британцев представлял маститый деятель, снискавший прекрасную репутацию до того. И у него по-культурному не получилось.

А нас представляют люди, которые вскоре либо выгрызут себе второй срок, либо сядут, гордо заняв место у тюремного санузла. И что-то мне не верится, что они круче лорда Маккартни в чём-то, кроме ширины плеч (скидка на акселерацию поколения).

Вот такая историческая зарисовка с современным смыслом, дорогой читатель. Скажи, а ты хочешь делать коу-тоу? Я вот не очень.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.