Перейти к основному содержанию

Крестики-нолики

Игра для соседей

Американский математик Джон Конвей придумал некогда игру под названием «Жизнь». На большой разлинеенной поверхности, гигантском тетрадном листе в клеточку, отдельные ячейки заполнены чёрными точками. Такие клеточки договариваются считать «живыми». Заполнение остального пространства происходит по следующим правилам. Если вокруг ячейки есть два или три живых соседа, то эта ячейка заполняется жизнью, которая существует неопределённо долго. Если же вблизи находится один или от четырёх и более полных квадратика, то в данной ячейке гибнет живое, в первом случае от дефицита контактов, во втором от переизбытка. Эти несложные начальные условия порождают интенсивную динамику: на плоскости возникают сложные графические фигуры, которые передвигаются и создают следующее поколение двумерных «существ».

Эта игра могла бы стать иллюстрацией действенности пространственного фактора в политике. И геополитика, и геоэкономика пытаются вывести начала любой масштабной интриги в международных отношениях из необходимости приспосабливаться к изначально заданным географическим условиям. Если посмотреть с этой точки зрения на Украину, мы получим интересную ситуацию. Авторитарные режимы расположены полукругом вокруг наших границ. Россия со своим анклавом в Приднестровье, Беларусь, Турция, Польша находятся на разных стадиях утверждения авторитарного правления. Турция находится в амбивалентной позиции по отношению к «крымскому вопросу». Будучи претендентом на объединение тюркских народов в некое подобие британского содружества, она не может не реагировать на сложное положение крымских татар. С другой стороны, Эрдогану намного проще договариваться со своим полумонархическим визави из России, чтобы иметь пространство для сложных переговоров с Западом по вопросам мигрантов, энергетических коммуникаций и боевого положения на Ближнем Востоке.

Поляки, чередуя националистическую и европейскую личины, распространяют своё влияние вглубь Западной Украины. Массовый въезд на учёбу в Польшу гарантирует существенное давление «мягкой силы» посредством лояльной к соседям украинской молодёжи. Полякам выгодно буферное государство, которое защищает их от непосредственного столкновения с Россией, но только до тех пор, пока не возникает препятствий в перемещении дешёвой рабочей силы из Украины. Про Венгрию не стоит и говорить. Ехавший через Закарпатскую область знакомый спокойно говорил, что местные земли — это уже не Украина. Всё густо пропитано венгерским духом. На этом фоне теряются из виду забавные румынские политики, которые иногда помахивают ручкой из-за спины коллективной спины натовского солдата. Нахохливание перьев перед невозможной дракой придаёт местным политикам нужный для шума в прессе националистический колорит. Единственное спокойное улыбчивое лицо словацкого президента Зузанны Чапутовой как бы говорит украинцам: «Нам от вас ничего не надо».

Если проводить параллель к игре «Жизнь», для нормального существования государство нуждается в парочке доброжелательных соседей. Мы можем подметить несколько требований к этим соседям. Например, они должны быть послабее, но достаточно обеспеченные, чтобы наладить осмысленную торговлю и обмен ценными ресурсами. США неплохо живёт в окружении безотказной Канады и Мексики. Последняя сначала делилась северными территориями после неудачных войн, а теперь поставляет трудовых мигрантов. Российская империя билась лбом о западные пределы, но успешно развивала экспансию в направлении разлагавшейся Османской империи и среднеазиатской пустыни. Естественно, никто не претендует на всеобщность и строгую применимость этой схемы к любому территориальному образованию. Тем не менее, это интересная особенность, которая может играть важную роль в эмпирической оценке стойкости сухопутных государств. Зафиксируем это явление под названием «территориальный стресс».

Возвращаемся к нашей ситуации. У Польши есть Украина и Беларусь с Литвой; Германия и Вышеградская группа не дают полякам распоясаться. Россия держит под боком лояльные Беларусь и Казахстан; натянутые отношения с Грузией, балтийцами и непонятные — с Китаем. Турки чувствуют себя посвободнее, имея протяжённую морскую границу и экономически слабых соседей со стороны ЕС. Тем не менее, они создают ещё одну демпферную зону в Сирии и Ираке. Для венгров и беларусов Украина — возможность посмотреть снисходительно сверху вниз хоть на кого-то. Для беларусов этого явно недостаточно, для венгров, если они не будут подминать под себя словаков, в перспективе — тоже. Румыны нависают над Молдовой и Украиной, поэтому их уровень стресса несколько ниже. Молдова с этой точки зрения, как и Беларусь, совершенно нежизнеспособна. Молдова вообще не имеет более слабых соседей.

А что с Украиной? С горем пополам мы могли бы попробовать влиять на Молдову, но даже этого слишком мало. Для уменьшения стресса нам понадобилось бы фактический контроль над Беларусью и/или распад восточного соседа на марионеточные государства с установлением над частью из них протектората. Точить зубы на страны НАТО, по очевидным причинам, мы не можем. В случае если мы по-прежнему будем занимать пассивную позицию, жизнь в ячейке «Украина» погаснет.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...