Перейти к основному содержанию

Ближневосточная Швейцария

История о том, как на Ближнем Востоке почти получилось, но местный политический климат снова стал лежачим полицейским на пути к стабильному политическому режиму.

Ярослав Приходько

История о том, как на Ближнем Востоке почти получилось, но местный политический климат снова стал лежачим полицейским на пути к стабильному политическому режиму. В последнее время интерес к Ближнему Востоку среди населения Украины растёт с бешеной скоростью, и многие люди иногда не могут разобраться в проблемах местной политической кухни. Я попробую в серии статей отобразить политическое развитие основных стран данного региона, чтобы дать основы для понимания целостной картины. Есть на берегу Средиземного моря уютненькая страна, которая до гражданской войны была процветающим финансовым и банковским центром арабского мира, что давало право определённое время носить титул «Ближневосточная Швейцария». На официальном уровне её знают под названием Ливан. Имеет границу с Сирией и Израилем. Мягко скажем, с соседями не очень повезло, что сыграло злую шутку в будущем. Ливан долгое время пребывал в колониальной зависимости разных империй и в итоге перешёл под французский мандат, который был отменен в 1943 году, что стало поводом для провозглашения независимости. Ливанское государство было основано устным соглашением между двумя самыми значительными христианскими и мусульманскими лидерами Бишаром эль-Хури и Риадом ас-Сольха, позже получившим название Национального пакта. На основе этого неписаного пакта в стране появилась новая уникальная политическая система, которая, как показало будущее, стала катализатором для интенсивного развития молодого государства.

В результате появился конфессионализм. Уникальная для ближневосточного региона политическая система, которая подразумевает деление власти с учётом религиозных общин, которых на то время было три, а именно: шииты, сунниты и христиане. На практике президентом должен был быть христианин-маронит, премьер-министром – мусульманин-суннит, а спикером парламента – мусульманин-шиит. На выходе все три религиозные общины получали рычаги влияния на политическую ситуацию в стране, и происходило деление власти за демократическим образцом. На первых этапах система работала, как новокупленный двигатель, но неуловимое будущее и специфика региона стали тем Гордеевым узлом, который было не по силам развязать местным элитам. Уже в 1948 году Ливан принимает участие в первой арабско-израильский войне. Понимая, что арабской освободительной армии воевать осталось недолго, правительство подписывает договор о прекращении огня. По окончанию войны в страну перебираются сто тысяч арабских беженцев. Снова беженцы и снова они вестники проблем, и, как показало будущее, весьма серьёзных. Палестинские искатели лучшей жизни нарушили и без того хрупкий этноконфессиональный мир, что был установлен в стране новой политической системой. Беженцы заселяли юг страны, устанавливая там свои лагеря, и практически находились вне подчинения ливанской власти, а подчинялись Организации освобождения Палестины. Такое себе «ДНР» на территории Ливана, которое стало очагом преступности и терроризма. От этого страдало местное население, которое было в основном христианами. Жаждущие реванша, они время от времени делали вылазки на территорию Израиля, вступая в боестолкновения с армией, а потом уходили на территорию Ливана. ЦАХАЛ не заставлял себя ждать и начал проводить рейды на территорию ливанского государства, нанося удары по палестинцам. Тем временем израильское правительство методично давило на ливанское с требованием урегулировать ситуацию. Обстановка с годами накалялась, и в 70-х годах начались первые столкновения между палестинцами и ливанской регулярной армией, что стали точкой обратного отсчёта и разделили страну на два враждующих лагеря. Мусульмане и левые партии встали на сторону палестинцев, а христиане и правые политические силы – на сторону легитимного правительства. Сунниты решили использовать палестинских боевиков как один из рычагов давления на христианскую общину и закрепить перевес мусульман в управлении государством. Христиане, понимая, что ливанская армия представляет собой ухудшенную версию украинской армии весны 2014, начали создавать отряды самообороны. В стране разгорелась гражданская война (1975-1990), которая осложнялась иностранными интервенциями и породила экстремистский продукт «Хезболлу» при содействии Ирана.

Война имела несколько стадий и закончилась сирийской интервенцией (ой, а как же мирная страна – жертва американской демократии), что ознаменовало переход Ливана в сирийскую сферу интересов. Война началась со столкновений палестинских боевиков с христианской партией «Катаиб» (ливанский «правый сектор»). Вскоре запах свинца можно было почуять в большинстве регионов страны. На первом этапе войны столкновения проходили в основном между правыми христианскими партиями и мусульманами, которых поддерживали левые партии. Правительственные силы организовали «Ливанский фронт», а противники сколотили «Национальное движение Ливана». Война велась с переменным успехом обеих сторон и балансированием Сирии, которая поддерживала то одну сторону, то другую. На первых порах «Ливанскому фронту», который был в меньшинстве, удалось нанести ряд поражений НДС. Но в войну вмешался отец Асада, который отправил на помощь мусульманам палестинскую армию освобождения, которая сменила ход войны. Однако в дело снова вмешалась Сирия на стороне правительства, введя свой контингент, что дало возможность практически разгромить оппозицию, но подписание Кэмп-Дэвидского договора снова меняет обстановку в регионе. Сирия меняет тактику и начинает поддерживать оппозицию. Правительство находит помощь в старых добрых жидомасонах. Вторая фаза войны стартовала со столкновений христианских отрядов с оппозицией и сирийской армией, которые вылились в сражение за восточные кварталы Бейрута (христианский анклав). Заблудившиеся сирийские отпускники методично получали путёвки на тот свет, а сирийская артиллерия в лучших традициях угощала местные кварталы разными калибрами. Эта фаза конфликта получила название «Стодневной войны». Всё бы так и продолжалось, но сирийские срочники решили атаковать христианский городок Захле. Получив жёсткий отпор, они не смерились и применили авиацию. В результате вмешался Израиль, который сбил два сирийских вертолёта и заставил обе стороны заключить небольшое перемирье. Третий этап начался вторжением Израиля в 1982 году, который привёл к изгнанию палестинцев с юга страны и последующей оккупации. В это же время свой контингент усилила Сирия в центре и на севере страны. На смену палестинцам пришла «Хезболла». Вторжение Израиля привело к консолидации шиитской общины. Сирийская армия оставалась на территории страны, а Израиль был осуждён мировым сообществом и после мирного соглашения (1983 года) начал вывод своих войск, который спровоцировал всплеск активности оппозиции. Не выдержав 24 часа после вывода, мусульманские отряды атаковали христианские поселения и смогли застать их врасплох. Этот период боев был назван «Войной в горах». Христианская коалиция понесла существенные потери. Инициатива оказалась в руках оппозиции. Они перешли в контрнаступление и потеснили правительственные силы. Война продолжалась с боевыми действиями всех против всех с активным участием Сирии. Результатом войны стало заключение мирного соглашения (1989), которое практически ничего не изменило. Мусульмане лишь добились равного разделения мест в парламенте. Практически все отряды самообороны сдали оружия, кроме «Хезболлы». Ливан фактически перешёл под управления Сирии. Жертвами вооружённого конфликта стали 100 тыс. человек.

После окончания гражданской войны страна обрела долгожданное спокойствие, которое сопровождалось стабилизацией экономической обстановки, но было прервано политическим кризисом 2006 года (аналогом Майдана) и выводом сирийских войск из страны. За выводом последовало возгорание нового вооружённого конфликта спусковым механизмом, которым стала «Хезболла», которая практически контролировала южные регионы страны и начала проводить ракетные обстрелы израильской территории. ЦАХАЛ снова не заставил себя ждать и начал интервенцию вглубь ливанской интервенции, методично зачищая её от шиитских выскочек. Операция продолжалась недолго, и вскоре была подписана резолюция о прекращении огня. Разоружить «Хезболлу» так и не удалось. Сейчас она активно принимает участие в боях на территории Сирии, поддерживая Асада. «Хезболла» являет собой политическую партию, которая стремится установить в Ливане правление по образцу Ирана. Такой себе экспорт исламской революции от иранского правительства. Признана многими странами террористической организацией. До этих пор является местным детерминантом и продуктом гражданской войны, который даёт забыть об уютной «Ближневосточной Швейцарии».

Опыт Ливана показывает, что постройка стабильного политического режима на Ближнем Востоке встречает ряд местных палок в колёса в лице «удачного» соседства, мирных региональных лидеров или экспортного продукта, который оседает на местном рынке в условиях нестабильности. Ближневосточный регион богат на острые конфликты на религиозной почве, и простое деление шииты/сунниты нельзя обходить стороной, а надо просто запомнить их, как две основные группы, которые могут методично выпиливать друг друга или находить общую красную тряпку в лице христианских общин.

Каждый раз, когда вы расшариваете данный гринлайт, где-то в провинции Алеппо грустит отряд «хезболлят».

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...