Перейти к основному содержанию

Легенда о Стене

Крайне занимательная статья о том, откуда «растут ноги» мифа о великой Стене, защищающей мир от апокалипсиса. Вот что люди выдумывали себе без этих наших интернетов

Об отсылках к реальным историческим событиям в цикле книг Джорджа Мартина «Песнь льда и пламени» не писал только ленивый. Значительная часть их прямо лежит на поверхности – как, например, то, что междоусобная война в Вестеросе напоминает английскую Войну роз XV века – всем, вплоть до созвучия названий главных кланов (Ланнистеры vs Старки и Ланкастеры vs Йорки). Но что интересно, отсылки к реальности есть и там, где их как бы вообще очень сложно искать – в фэнтезийной части истории, той, которая о Стене, Иных и вот это вот. Речь, конечно, не о событиях в материальном мире, а о мире идей. Так вот, идея того, что где-то там есть Стена, защищающая мир от апокалипсической хтони, крепко сидела в головах средневековых европейцев и арабов.

'"
Стена из льда, место обитания Ночного дозора. Кадр из сериала «Игра престолов»

Корни представлений о Стене исходят, как и многое в Средневековье, из Рима. Точнее, из той адской смеси библейских и античных сюжетов, которые во множестве породила в позднеримскую эпоху восточная часть империи.

Достаточно известный факт, что в Библии присутствуют такие персонажи, как «народы Гога и Магога». Собственно, Магог – это персонаж Ветхого Завета, внук Ноя. Магог был сыном Иафета, которому после Всемирного потопа было отведено управление северной частью мира. И уже его дети, размножившись, стали с точки зрения древних евреев прародителями европейских и околоевропейских народов (которых поэтому иногда называют также иафетическими). Конкретно Магога описывали (например, Иосиф Флавий) как праотца скифов, но потом определение того, что такое «народ Магога» становилось всё более туманным.

В христианскую эпоху точно известно было одно – незадолго до или во время Второго пришествия из земли Магога придёт орда во главе с вождём по имени Гог, которая будет вести войну против христиан, чтобы их уничтожить. То есть нашествие Гога и Магога – это, по сути, апокалипсис (с богословской точки зрения, конечно, там история намного сложнее, но в народном восприятии одно наложилось на другое). Так что чем дальше, тем больше «народ Гога и Магога» отдалялся по описанию от конкретных причерноморских кочевников и приобретал черты хтонической силы, которая когда-то вырвется на свободу и уничтожит всё живое.

Оставался вопрос, что эту силу сдерживает. Вообще, стандартным библейским ответом было бы «Божья воля». Но в реальности культура даже средневековая не состоит из одних религиозных догматов. И поэтому в истории Гога и Магога появляется новый персонаж – Александр Македонский.

Персона Александра достаточно быстро обросла легендами – да если честно, он и сам хотел этого, откровенно насаждая собственный культ. К началу нашей эры македонский царь окончательно превратился в полумифического персонажа, который, как и следует супергерою герою легенд, путешествует по миру и побеждает легионы врагов. И в один прекрасный момент сирийские христианские книжники (дело было ещё во времена, когда Сирия была частью Византии) решили, что в истории Гога и Магога найдётся место не только Иисусу Христу, но и Александру. В сирийской версии «Романа об Александре» македонский царь в своём походе на восток столкнулся с народом Магога, который как раз пытался досрочно устроить Армагеддон. Александр нечисть (естественно) победил и изгнал куда-то далеко на северо-восток, установив на месте победы алтарь, который должен был отпугивать Магога. Алтари Александра, к слову, попали на средневековую карту мира и их с завидным постоянством изображали картографы – в неопределённом «где-то там» (вариантами предлагались прикаспийские земли, Средняя Азия, Урал, Западная Сибирь и так далее, вплоть до Ледовитого океана).

Позднее возникла идея, что Александр не просто отогнал магогов, но и загнал их в пустынные земли, и отгородил от мира людей Стеной, через которую им не перебраться. Нет, Стену не охранял никакой дозор – она держалась исключительно Божьим промыслом, который не позволял магогам за неё перебраться. Однако считалось, что перед Концом Стена рухнет – и дьявольские народы вырвутся на свободу.

Такая версия стала каноном, причём не только в христианском, но и в исламском обиходе. В Халифате легенда о двурогом Зу-л-Карнайне, построившем далеко на севере Стену, чтобы защитить мир от Йаджуджа и Маджуджа (те же Гог и Магог), была широко известна. Более того, она воспринималась как что-то более реальное и повседневное, чем в Европе – поскольку Халифат напрямую граничил с землями кочевников Средней Азии, где-то за которыми и находилась стена, а за ней – Йаджудж и Маджудж, готовые к атаке. Локализация этих враждебных людям народов и сдерживающей их напор Cтены расценивалась в Халифате как практическая проблема – настолько, что при халифе аль-Васике (842–847), будто бы видевшем страшный сон о разрушении Стены, была даже снаряжена специальная экспедиция на севере, чтобы найти Стену и проверить её состояние. И, что характерно, экспедиция вернулась не с пустыми руками – Стена была найдена, причём в нормальном состоянии, о чём сохранился соответствующий отчёт (пытаясь хоть как-то обосновать это с точки зрения рацио, современные историки считают, что арабы зашли далеко на восток и наткнулись на западную оконечность Великой Китайской стены).

"
Великая Китайская стена

Знаком был сюжет о стене и русичам. Так, в средневековом Новгороде даже бытовала легенда о мореплавателе, который, выйдя из Белого моря в  экспедицию «в Югру» (Западную Сибирь) за соболями, заплыл слишком далеко на Восток, и упёрся в северную оконечность Стены, из-за которой время от времени был слышан вой. Местные жители («по сю сторону Стены», то есть, условно говоря, ненцы) рассказали, что это то самое укрепление, а за ней – люди из народа Магога, и когда они вырвутся на свободу – наступит конец света. При этом жители, жившие рядом со Стеной, умудрялись торговать с магогами, перебрасывая товары через дыры в ней.

Таким образом, в средние века бытовал сюжет о том, что где-то на северо-востоке мира стоит Стена, построенная Александром Македонским. Она защищает мир от нашествия племён Гога и Магога, которых Александр как раз победил. Но в один прекрасный момент Стена рухнет, народы прорвутся – и наступит Апокалипсис. Уже видно, сколько из этого сюжета взял Мартин для истории Белых ходоков и Долгой ночи.

А что касается легенды о Стене – то она, вместе с представлениями о Гиперборее, Стране пресвитера Иоанна и земле Хай-Бразил, постепенно исчезла в эпоху Великих открытий – когда белые пятна с карты мира были убраны, а вместе с ними ушли и мифы.

Послесловие от редакции. Считаем нужным дополнить нашего автора. Стена у Джорджа Мартина, помимо мифологических, имела и реальные прототипы  римские Адрианов и Антонинов валы, отсекающие римскую часть Британии от земель «дикарей»  пиктских племен. Те, конечно, были поменьше в добрую сотню раз. Но тут уже имела место просто художественная гиперболизация. А своеобразной Стеной на землях Украины были Змиевы валы  кто бы их на самом деле не возвёл.

''отсканируй
и помоги редакции

'''