Перейти к основному содержанию

Письмо c «Иводзимы». Часть 2

Российская Федерация является противником №1 на театре военных действий (ТВД) (такая вот объективная реальность на фоне полного отсутствия русофобии).

bxm

С первой частью данного материала можно ознакомиться по ссылке.

«Мой план» для флота

  • Российская Федерация является противником №1 на театре военных действий (ТВД) (такая вот объективная реальность на фоне полного отсутствия русофобии).
  • Основная задача флота – в день Х оказать помощь сухопутной группировке с целью отвлечь силы противника с основного направления удара сухопутной армии и лишить противника возможности манёвра резервами, уничтожение инфраструктуры ЧФ.
  • Второстепенная задача флота на Азовском море – ведение боевых действий в помощь сектору М.
  • Второстепенная задача флота на Чёрном море – во-первых, противодесантные мероприятия, во-вторых, противолодочная оборона южнее широты острова Змеиный.
  • Все действия флота должны быть рассчитаны без оглядки на прямую военную помощь любых союзников.
  • Восстановление Азовской флотилии, основной задачей которой является ведение боевых действий под оперативным руководством командования сектора М во всей акватории Азовского моря и в интересах сектора М.
  • Восстановление Днепровской речной флотилии, основной задачей которой является защита Днепро-Бугского лимана и бассейнов рек Днепр (на полную длину до госграницы) и Южный Буг (до Первомайска).
  • Немедленно произвести перепись и поставить на учёт все плавательные средства, суда технического, рыбного, морского и речного флотов всех форм собственности с целью изучить их техническое состояние, возможность мобилизации (выкупа), перспективы их вооружения, разработать планы модернизации и ремонта за счёт государства.
  • Развернуть бригаду морской пехоты в корпус морской пехоты.
  • В кротчайшие сроки разработать кораблестроительную программу военного времени во исполнение поставленных задач.

Ave мне!

Не увлёкся ли я? Всего десять заповедей пунктов… Принципиально список можно продолжить… Акцентирую ваше внимание, что план не привязан к посылам типа «взять Крым к 1 сентября». План предусматривает создание основы, так сказать, краеугольного камня, от которого мы и станем двигаться вперёд.

      Три основные проблемы и их преодоление:

Итак, флота нет, строить его вроде как негде, и с личным составом не до конца всё ясно.

Прежде чем кричать, что всё пропало и рвать волосы, где они ещё есть, предлагаю сделать кофейку-чайку-коньячку-водочки, да с печеньками-икоркой, и посмотреть на план, так сказать, трезво, найти строки, где чёрным по белому написано: «десантная операция», т.е. нам надо из пункта А в пункт Б перевезти, обеспечить высадку и снабжать группу войск, ту самую, что мы развернём из бригады в корпус… 100-500 или 100 500 душ. Я думаю, что вы где-то внутри, очень глубоко, верите, что судпрому по силам построить десантные корабли, хотя бы по типу СДК «Кировоград», чтобы перевезти всё, что нам надо, куда-то под Евпаторию?

Турция вон заложила универсальный десантный корабль «Анталия» по типу испанского «Хуан Карлос I» и всего-навсего 1,4 млрд долларов. Нам бы такой же, но гораздо дешевле, а то и два или три, «але ми бiднi, бо…».

«Хуан Карлос I» – моя влажная мечта

Тут самое время провести лёгкий экскурс в историю.

Долина в две мили — редут недалече...

Услышав: «По коням, вперёд!»,

Долиною смерти, под шквалом картечи,

Отважные скачут шестьсот.(С) лорд Тиннесон, «Атака лёгкой бригады».

Во всей этой истории под Балаклавой есть один момент. Вы себе когда-нибудь представляли, как английская кавалерия попала на берега Крыма? Погрузились-то они с причалов «чинно и благородно», а с выгрузкой произошла заминка, и пришлось корабельным плотникам из досок и бочек делать понтоны, на которые и грузили лошадей. Лошади были не из дешёвых, ибо ездоки – голубая кровь Британии, но люди отважные, надо признать, и лошади были породой под стать седокам. Высадка заняла больше времени, чем хотелось, и благо для союзников, что в Евпатории не было сколь значимых сил русской армии…

Британцы осознали значимость проблемы, и уже во время Критского восстания 1897-98 гг. кавалерию и пехоту высаживали со специальных барж и паромов с рампой (она же аппарель, а гражданские говорят пандус), и стало гораздо проще и быстрее производить высадку. Но опять же, лошадей, провиант и людей на эти баржи/паромы надо было ещё сгрузить, сами баржи/паромы нужно было ещё буксировать к берегу.

Так появился запрос на плавсредство, которое погрузится в порту или примет с транспортного корабля десант, провиант, «картину, корзину, картонку и маленькую собачёнку» (с), доставив всё это до места выгрузки и разгрузит…

Чтобы такие идеи реализовались, нужен был человек не дюжей энергии, и он нашёлся – сэр Уинстон Черчилль, прославивший и без того славный род Мальборо. Черчилль в ту пору был Первым лордом Адмиралтейства, и как-то утром он, явно не в здравом уме, решил, что надо бы Британии овладеть Дарданеллами. Неожиданно так оказалось, что кругом царит «зрада»(c), ибо высаживать армию там придётся по старинке: на шлюпках, баржах, катерах, баркасах. Но это всё было не то. И было решено в срочном порядке разработать и построить специальные суда для высадки десанта.

Конечно, не успевали, ибо только за месяц до высадки был сконструирован самоходный десантный лихтер под индексом «Х», с одним дизелем, открытым трюмом и без вооружения. Дизель был маломощный 50-70 л.с. и производился по лицензии шведа Болиндера.

Десантные лихтеры «Х» слева, справа – «паром» с откинутой аппарелью

Январь 1916, Х-лихтер K65, эвакуация армии с берегов Галлиполи

В Российском императорском флоте эта идея дала всходы, её творчески переработали с учётом опыта существующих азовских шаланд и, вуаля, появились десантные баржи, которые назвали по имени фирмы-производителя двигателей «болиндерами». Войдя во вкус, командование решило, что нужен корабль больший по размерам, чем «болиндер», более мореходный, более десантноёмкий. В Греции всё есть, а в Российской империи жил себе такой купчина по имени Эльпидифор Парамонов. Был он предприимчив до нельзя, возил зерно и прочий товар по рекам Причерноморья, Азовскому и Чёрному морям. Для чего заказал себе за границей суда, которые по устройству, скорости, дальности хода приглянулись офицерам Чёрноморского флота и были приняты в казну. На основе их и был разработан десантный корабль в 1000 тонн водоизмещением, с двойным дном и балластными цистернами, чтобы, притапливая корму, приподнимать нос корабля для лучшего вхождения на берег. Так как высадка в Босфоре откладывалась на неопределённое время, то Морское министерство всячески оттягивало решение по количеству судов. И только перед самой Февральской революцией планы постройки сократили до 10 судов, но Гражданская война затянула постройку, и часть «эльпидифоров» всё-таки достроили в 1919-м белые, а после в 1921-м – красные.

На фото те самые шхуны купца Эльпидифора Парамонова

«Эльпидифоры» были первыми настоящими мореходными десантными судами, и как будто общая идея десантного корабля обрела своё воплощение. Но тут закончилась война, и казалось, что всё предаётся забвению, ибо мир, дружба, жвачка, партнёры, минский компьенский вагон, демилитаризация, разоружение, ограничении морских вооружений, разрядка, великая депрессия, голод…

А в это время на другом краю Земли решили воспользоваться тем, что основные игроки мирового порядка находятся не в лучшем состоянии. Сделав выводы из собственных операций по высадке в Инчхоне и Бидзыво, японцы максимально учли кровавые уроки Галлиполи, и спроектировали специальный корабль «Синсю-мару», праматерь всех ударных десантных кораблей, какими мы их знаем сегодня. Смысл «Синсю-мару» был прост – корабль сам доставляет к месту высадки личный состав, средства высадки, снабжения и прикрытия десанта.

«Синсю-мару» как есть, маленькие лодки внутри – легендарные «Дайхатсу»

Кстати, нужно обязательно заметить, что «Синсю-мару» заказывала и строила для себя армия, а не флот, до такой степени были у них «мир» да «любовь». Вся конструкция «Синсю-мару» была подчинена только одному: привезти много примитивных «Дайхатсу» к месту высадки и, погрузив на них личный состав, произвести высадку на необорудованный берег. Пусть вас не смущает внешний вид лодки «Дайхатсу». От первого до последнего дня они были в строю и доказали, что простые утилитарные решения самые эффективные.

Затрофеенный «Дайхатсу», аппарель в наличии, всё, как учили британские учителя

Казалось бы, японцы не от мира сего, а вот просвещённые Европа и Америка, уж там-то, наверно, придумали что-то получше «Дайхатсу».

Однажды в Китае, один еврейский мальчик американский офицер увидел, как японцы высаживают десант. Лодка, которая его так поразила, имела аппарель и существенно облегчала доставку и выгрузку десанта. Лодку делала фирма «Дайхатсу», а офицера звали Виктор Геральд Круляк, будущий командующий морпехами США на Тихом океане в 60-х.

По возвращению в США Круляк доложил по службе о лодках и даже передал фото, но в штабе царила зрада его фото сопроводили подписью типа «какая-то жестянка в Китае». После внезапного посещения японской делегацией Жемчужной гавани и их променаду по Юго-Восточной Азии и Океании оказалось, что у флота США нет десантных средств, от слова, совсем. Морпехи лихорадочно искали проект высадочного средства, а им постоянно делал нервы некий авантюрист с проектом деревянно-фанерного катера (это в XX веке, и в промышленно развитой стране, где сталь возведена в предмет культа), его бумаги буквально летали по кабинетам, а он упорно ходил и ходил, приглашал иностранных военных на просмотры, и всё без толку. Но, увидев фотографии, присланные Круляком, он заявил, что может сделать подобное. Звали этого «авантюриста» Эндрю Хиггинс, и он сделал это.

Учитесь, люди реально пилят бюджет США. Примерно 20 000 лодок построит Хиггинс

С Круляком связана забавная байка, однажды после рейда на Соломоновых островах его и его десантников эвакуировали катерами. Круляк в знак благодарности пообещал бутылку виски командиру катера-спасителя, но, как водится на войне, пути-дорожки разошлись. Только однажды спаситель напомнил о себе, ибо должность позволяла истребовать долг. Звали его Джон Ф. Кеннеди…

Возвращаясь к Эндрю Хиггинсу, замечу, что он строил катера для заболоченных и мелководных районов Луизианы. Им был построен катер «Эврика», который мог вылететь на песчаную отмель/берег и самостоятельно сойти с него. Особенность технологии изготовления корпуса требовала щепетильного отношения к сортам дерева. И в 1939 Хиггинс скупил всю красную древесину на Филиппинах, так как был просто уверен, что война начнётся вот-вот. Бюро кораблестроения ВМС хотело взять на себя все работы по проектированию и постройке десантных судов. Им не нравился ирландец, который прямо говорил, что они ничего не понимают в маломерных судах, и частенько закладывающий виски, да и фирма его была не так уж и известна. Но его проект превзошёл всё, что было на конкурсе, и флот, скрепя сердцем, отдал ему контракт. Вдобавок Хиггинс оказался и талантливым организатором, и десантные суда строились везде, где только это было возможным, включая брезентовые палатки, взрослыми и детьми, мужчинами и женщинами.

Это 11-метровое судно, шириной 3 метра, не было вершиной корабельной архитектуры, но дело своё делало на все 100 баллов, доставляя к месту выгрузки взвод морпехов или джип и 15 душ. «Спасение рядового Райна», наверно, видели все. Там из такого десантного катера высаживались главные герои.

По правде говоря, японцы и американцы не были пионерами в постройке таких десантных судов. На другом берегу Атлантики в Британии, ещё задолго до китайского дебюта «Синсю-мару», решили сделать работу над ошибками по итогам высадки в Галлиполи. Но, как и бывает, в Англии шло это всё своим чередом, то есть тихо и размеренно. И многим казалось, что Владычица морей может себе это позволить. Но только в мае 1938-го, после аншлюса Австрии и первого Судетского кризиса, под крылом Генерального штаба был организован центр совместной подготовки и развития родов войск, с целью разработать тактику, методику комбинированного применения армии-флота-авиации.

Десантные операции входили в число забот нового центра. Создание средств по высадке десанта стало головной болью центра. Кораблестроительное управление Адмиралтейства всячески открещивалось от проектирования такого десантного судна, ссылаясь на текущую занятость. Выручили в управлении торговли, где сосватали инженера Флеминга, который сначала построил модель в натуральную величину, испытал её, высаживая десант, доработал, и только потом построил первый ALC (assault landing craft). Был проведен конкурс с целью избежать коррупции выявить лучший тип ALC и лучшие условия для постройки серии. И хотя по факту на конкурсе победил вариант Флеминга (постройки легендарной фирмы Семуэля Уайта), заказ отдали не менее легендарной «Торникрофт и Ко», имевшей более солидную репутацию и технические возможности строить ALC в необходимых количествах. Одним из слагаемых успеха было то, что их вариант был гораздо тише, чем поверг военных в изумление, когда с 25 метров работу двигателей на низких оборотах не было слышно.

Особенностью ALC/LCA стоит считать и три продольные лавки, на которых сидел десант

Аббревиатуру ALC (assault landing craft) сменили на LCA (landing craft, assault), под которой LCA и вошёл в историю.

Для всех, кто сейчас посмеялся и хочет рассказать про архисовременные «Кентавры» и прочие расово правильные штурмботы, предлагаю архисвежее фото аля «Шалом из Израиля»: 

Центр совместной подготовки и развития родов войск не был бы самим собой, если бы остановился только на программе LCA. С ясностью понимая, что высадка пехоты без тяжёлой техники обернётся быстрой гибелью первых, LCA был увеличен до размеров, чтобы в него мог поместиться танк/груз до 16 тонн, 60 человек десанта или в перегруз 100 человек. В стандартное оборудование входила лебёдка, и появилась балластная цистерна для придания необходимого дифферента, дабы лучше входить носом на берег.

Landing Craft, Mechanized Mark I – первая попытка создать не просто средство для высадки более тяжёлого вооружения, а некое универсальное средство, пригодное для всех случаев жизни, меняя конфигурацию по обстоятельствам. На фото слева – один LCM с БТР Брен и десантом, а на фото справа – чисто пехотный вариант. Фото сделано в августе 1942 после эвакуации из Диеппа. Количество оставшихся десантников на обеих LCM как бы намекают о тяжёлых потерях.

Для справки: в течение всего 10 (десяти) часов беспрерывных боёв только австралийско-новозеландский корпус (АНЗАК) потерял 907 человек убитыми, 586 ранеными и 1946 пленными из 4963 принявших участие в высадке. Также погибли 275 британских коммандос из 1000 принявших участие в высадке, 550 моряков, 33 десантных баржи и 1 эсминец HMS Berkeley (новый, только в 1940 был зачислен в состав Королевского флота), 64 «Спитфайра», 20 «Харрикейнов», 10 «Мустангов» и 6 «Бостонов».

Я специально привёл список потерь, каждый из нас должен представлять, во что может обойтись освобождение Крыма…

За два года до того, как случилась катастрофа в Дьеппе, десантные LCA были использованы в Норвежской операции. В ночь на 13 мая 1940 года при поддержке артиллерии боевых кораблей (линкор, крейсер и 5 эсминцев) состоялась первая высадка союзников в войне. Тонкость момента заключалась в том, что вопреки плану десант решили спустить на воду дальше от берега. И четыре десантных LCA прошли более 30 км до берега, вместе с ними одинокий LCM нёс к берегу французский танк «Гочкис Н-38». В тот день высадили два батальона французских легионеров и 15 танков. Благодаря удачной высадке кампания развивалась успешно. Но во второй половине мая вермахт начал наступление в Европе и ценность Норвежского плацдарма упала до нуля. Однако сам удачный факт использования LCA и LCM доказал, что деньги и время были потрачены не в пустую. Появилась некоторая самоуверенность, которая отчасти стала прологом к катастрофе в Дьеппе.

Все причастные к созданию LCA и LCM могли бы почивать на лаврах, но был в Британии человек, который спал и видел, как десантный корабль берёт на борт три танка весом в 36 тонн каждый, находится в море неделю, лёгок и быстр в постройке, и самое главное – стоит недорого. Ох уж эти мечтатели из рода Мальборо… Собственно, Черчилль не просто мечтал, его личный богатый опыт общения с судостроителями и военными моряками давал надежду на реальность таких планов.

Центр совместной подготовки и развития родов войск нашёл инженера, который за три дня создал проект корабля и сделал чертежи общего вида и компоновки. Дальше всё было делом техники, и в ноябре 1940 первый LCT (Landing Craft, Tank) был спущен на воду. Длина корабля равнялась 46 метрам, ширина – 8,8 метра, осадка носом – 0,91 метра… LCT Mark 1 был способен брать груз до 254 тонн. И было их построено 30 штук… Mark 1 перевозили технику при эвакуации Крита, которая оказалась весьма кстати для армии в Северной Африке. Позже все «Марк 1» были уничтожены при эвакуации Дюнкерка. В 1941 появилась серия Mark 2, корпус которой собирался из 4-х секций, было построено 73 судна, тогда же в 1941 корпус удлинили до 59 метров (+50 тонн к перевозимому грузу). И серия Mark 3 вышла тиражом 235 судов. В том же 1941 году серию Mark 4 сделали чуть короче, но шире ради того, чтобы появилась возможность брать за раз 9 средних танков «Шерман» или 6 тяжёлых «Черчиллей». Страшно сказать, но англичане в таком варианте построили в течение 1941-42 гг. 865 судов…

LCT Mark 2, оригинальная британская версия

И тут на другом берегу Атлантики проснулись. Вступив в войну в декабре 1941-м, флот США не имел десантных судов. Так если Хиггинсу доверили маломерные суда, то в других «весовых категориях» выбора не было вообще, и пришлось обратиться к помощи союзников, в частности, к фирме «Торникрофт», светлый образ которой был воспет мною выше. Американцы не стали тянуть кота за хвост, идеи и чертежи были творчески переработаны, и свет увидел LCT Mark 5.

Особенностью Mark 5 стало то, что корпус стал проще формами и изготавливался секциями, которые краном выставлялись на стапель только для окончательной сборки. Например, LCT-319 собирался на стапеле с 03-10-1942 до 10-10-1942 – семь дней.

На трёх фото наглядно и последовательно показано, как строился LCT Mark 5

А это не машина времени. Это Николаев. «Нибулон» строит себе баржи.

Вадатурский, не спи! Бабло само идёт в руки 

Такая вот аутентичная схема Mark 5. Желающие могут строить

Казалось бы, вот и решён вопрос с десантным судном, но уже в начале эксплуатации выяснилось, что экипаж испытывает неудобства как в бытовом плане, так и при эксплутации, и проект быстро переработали. Надо сказать, что Mark 5 задумывался не только как одиночное судно, но и как часть комплекса в составе более крупного судна Tank Landing Ship (LST), который транспортировал LCT к месту десантирования и сбрасывал его на воду. После чего LCT подходил к открывшимся вратам LST и с его аппарели принимал танки, груз и т.д. и обеспечивал непосредственую высадку на берег, если LST подойти к берегу не мог.

LST-583 несёт на палубе LCT-737 Mark 6, на шлюпбалках LCVP Хиггинса 

С целью улучшить условия обитания экипажа и ускорить выгрузку с LST танков решили в кормовой оконечности LCT устроить ещё одну аппарель, перекомпоновать надстройку, разделив её на 4-е части, и расположить по бортам, тем самым обеспечив технике сквозной проход с кормы в нос. По факту, Mark 6 стал брутальнее выглядеть относительно Mark 5, чему немало способствовали сдвинутые в нос установки 20-мм пушек, придавшие Mark 6 вид боевой единицы.

LCT Mark 6 на фото и на схеме

 

Вы, очевидно, спросите, к чему весь этот эпос, и на что я намекаю?

Пардон, я забыл на стену повесть карту. Сейчас исправим. Ага!

И так северная часть Азовского моря:

 

Как вы помните, в этом море нет кораблей, судов, катеров и т.д., принадлежащих ВМСУ. Всё, что есть, – это корабли и суда Морской охраны Погрануправления, что ранее дислоцировались в Керчи. Не изменив присяге, эти люди и сегодня честно исполняют свой долг, но специфика их работы отличается от того, что нужно флоту и армии.

Если подумать, то «Кентавры» (штурмботы, что будут заложены на «Ленкузне») – это очень хорошо. Но это сугубо скоростной десантный катер для перевозки пехоты, читай, «спецкатер для спецназа». Без тяжёлого вооружения и поддержки судьба их предрешена… Катера эти не дёшевы и будут построены не так быстро, как хотелось бы. Есть ещё проблема – только «Ленкузня» сможет их построить ввиду того, что банально имеет опыт и сохранился кой-какой коллектив.

Итак, я предлагаю построить для обеих морей серию десантных судов, которые нам по карману, подходят по своему функциональному назначению и которые доказали, что могут выполнять задачи, связанные с десантированием, логистикой, патрулированием на любом ТВД.

На карте видно, что с Запада на Восток глубины уменьшаются, Азовское море изобилует песчанными косами, которые выдаются далеко в море и легко доступны неприятелю, если в том будет нужда его.

С моря береговая линия фактически непрекрыта, ибо наличного состава судов погранохраны не хватает. Сухопутная армия охраняет берег патрулями по факту, то есть негде и без особой надежды предоотвратить нападение, если таковое случится.

Одной из первоочердных задач, в рамках вышеизложенного плана, является воссоздание Азовской флотилии. Основным ядром флотилии могут стать 6-8-10 десантных судов типа LCT Mark 6, что вписывается в планы ВРИО главкома ВМСУ, который хочет расположить батальон морпехов в Бердянске.

Итак, у нас есть желание, чтобы на Азовском море были LCT Маrк 6. Благодаря конструкции Маrк 6 это не является проблемой.

Да, регион – прифронтовая зона, и строительcтво в нём большой риск, но…

Корпус Маrк 6 состоит из трёх крупных секций:

Однажды в Америке… всё это уже делали, строили секции по всей стране… ЖД…

И под открытым небом начинали всё это собирать…

 

Немного цифр нам не повредит:

Длина – 36,3 м. Ширина – 9,96 м. Осадка – 1,2 м (без груза), 1,5 м (максимальная);

Водоизмещение – 150-160 т (без груза), 310-320 т (с грузом);

Полезный груз – до 135 т (это примерно 3 танка Т-64Б);

Мощность машин, суммарная – 225 л.с.;

Скорость – 7 узлов, ~13 км/ч;

Дальность хода – 700 миль, ~1300 км;

Экипаж – 1 офицер, 12 моряков;

Вооружение: 2*20 мм пушки, 4*12,7 мм пулемёта.

 Для справки, ширина Т-64Б – 3,56 м, ширина носовой апарели – 3,85 м

Отлив на участке «Юта», Нормандия, 1944. Вид с кормы

Отлив, Окинава, 1945. Вид ¾

Некоторые из вас усомняться в мореходности Маrк 6, ибо плоскодонное, мелкосидящее судно с невысокой скоростью хода и аппарелью не может, априоре, быть мореходным. Всё так. Именно поэтому и забрался LCT Mаrк 6 на верхнюю палубу к LST, но частенько Маrк 6 ходил океаном сам (да, Карл, океаном!), сначала на буксире, потом самостоятельно. Известен случай, когда на переходе (просто посмотрите на карту и о*ейте) с Пёрл Харбора на Филлипины Маrк 6 попали в тайфун. За сутки прошли всего 9 миль (~17 км), но смогли…

Бонус зрадофилам: 31-я флотилия Маrк 6 уходит из залива Casiguran (о. Лузон, Филлипины) в океан, до Окинавы по прямой «рукой подать»:

Вверху: штиль в начале выхода, внизу: океан встретил неласково

Допустим на мгновение, что я убедил всех читающих и власть вершащих (я ж сказал не давайте мне больше это курить!), но у людей всё равно будут вопросы, среди которых главным будет: почему не предлагаются к постройке настоящие боевые корабли: корветы, фрегаты, подводные лодки?

Ответ прост и сложен одновременно, и он потребует, опять же, возвращения в прошлое.

22-06-1941 расклад на Чёрном море был таким, что иной силы, кроме как Черноморского флота СССР, там не было. Турция сидела за проливами, Румыния имела 7 эсминцев и 1 подводную лодку… Фактически это было всё, на что могли расчитывать немцы. Но с началом войны всё пошло не так – морем завладела авиация, которая атаковала всё, что видела, ставила мины и сопровождала те крохи на море, что имелись… Апофигей всей этой ситуации наступил 5 октября 1943 года, когда из Туапсе в ночь вышли лидер «Харьков» и 2 эсминца «Беспощадный» и «Способный». Цель была проста – обстрел Ялты и Феодосии «по портовым сооружениям». Уже в 2:00 ночи корабли были обнаружены. В 8:00 часов над ними повис разведчик. В 8:37 повились «Юнкерсы». Два прорвавшихся «Ю-87» положили три бомбы на двоих в лидер «Харьков». «Харьков» потерял ход. В 9:25 «Способный» повёл на буксире «Харьков» курсом на Туапсе. В 11:50 снова налёт, и две бомбы попали в «Беспощадный». До 14:00 отряд лежал в дрейфе. После того как «Харьков» дал ход, а «Способный» взял на буксир «Беспощадный», корабли двинулись дальше. Через 10 минут – новая волна. Три бомбы в «Беспощадный», две в «Харьков», и корабли ушли на дно… «Способный» погиб в 18:35… Погибло 692 человека. Странно, что на 3-й год войны простая истинна так и не дошла до моряков – корабли больше не господствовали на Чёрном море.

692 человека – это существенная потеря для любого флота. Как ни странно, но за флот отомстила авиация. В мае 1944-го, во время эвакуации из Крыма немецкой и румынской армий, в дни, предшествующие традиционному падению Севастополя, в районе Херсонеса были потоплены советской авиацией два судна: «Тотила» (около 4000 человек) и «Тея» (около 5000 человек). Или вот ещё пример, 7 ноября 1941 года одинокий немецкий торпедоносец, зайдя от берега, на малой высоте положил две торпеды по теплоходу «Армения». Сколько людей погибло? А не знает никто точно – от 3000 до 7000… Некоторые говорят о 10 000… Госпитальное судно имело зенитные орудия (как бают), его охраняли авиация и сторожевые катера, но…

Хорошо-хорошо, положим, что это всё частные случаи, как и потопление крейсера «Червона Украина», лидера «Ташкент», эсминцев «Свободный», «Безупречный», «Бдительный».

Обратимся к европейскому военно-морскому мнению. Так вот, Ришильд Гривель (французский морской офицер) в 1869 г. (за 100 лет до моего рождения, кстати) разделил виды военных действий на море на 3 типа:

  • борьба за господство на море путём сражений линейных флотов;
  • действия флота против берега;
  • действия флота против неприятельской морской торговли.

Гривель делал вывод, что в военном конфликте с Великобританией Франция не сможет добиться даже равенства, и она должна искать другой путь достижения победы на море (он предлагал крейсерскую войну против коммерческого флота). И оказался абсолютно прав, никто не смог превзойти Великобританию в мощи линейного флота вплоть до конца Первой мировой войны. Но крейсерская война против неё оказалась более эффективным оружием, чем сражение линейных кораблей.

Для Украины Черноморский флот Российской Федерации – ещё более грозный соперник, особенно если учесть, что у нас нет флота как такового. Но даже если бы таковой и был, то он мало чем мог бы помочь Украине по той простой причине, что у нас на кораблях никогда не было ударного оружия, способного поражать инфраструкутру в глубине оборонительных порядков противника. Например, ракеты РК «Прилуки» П-15М «Термит» – противокорабельные, и им 45 лет от роду. Уже в 1973, в войне Судного дня, ни одна из египетских 54 ракет (да, Карл, 54-х) не попала в цель. Дальность стрельбы – 80 км. Только не надо смеяться. Да, у нас были настоящие стратегические крылатые ракеты Х-55, достались как наследство от СССР. Мы распорядились ими по-хозяйски. 575 ракет были в 1999 передано России в счёт долгов за газ, ещё 483 мы утилизировали до 2002 года… Ракета несла спецзаряд эквивадлентной можностью 200КТ. Такими зарядами Украина не обладала. «Мотор-Сичь» (Запорожье) делала для ракет двигатели, а ХАПО (Харьков) – топливную аппаратуру. Восстановить производство ракеты в целом в ближайшее время нереально, в смысле, невозможно. А тем временем с 17 ноября 2015 года Ту-95 и Ту-160 ВВС России наносят ракетные удары по территории ИГИЛ, среди прочего ракетами Х-555 (модефикацией Х-55). Конечно, многие укажут, что есть ещё Х-35 в авиационном варианте, которую хотят «прикрутить» к надводным кораблям, что реально. Но я уже стар и в сказки не верю, ибо нет смысла в том, чтобы снять ракету со сверхзвукового самолёта и поставить её на катер/фрегат, который идёт по морю с невороятными 40-60 км/час… Хотя мы живём в удивительное время и может случится всякая зрада.

Чуть не забыл совсем… ети-и-и его… это я девушку, что мимо прошла…. Чуть не забыл, у нас же есть «Звезда смерти»… не… не то, чтобы «Звезда»… и не то, чтобы «смерти»… Белый слон… вообще-то он серый, и местами даже коричневый из-за корабельного сурика… и не слон… а крейсер… впрочем… Он достался нам только потому, что не мог самостоятельно передвигаться и закрыт на три моста: «Пешеходный», «Ингульский» и «Варваровский»… У крейсера готовность где-то на уровне 85-90%. Стоит на пресноводной реке, что позволило сберечь корпус. Потенциально крейсер готов к выходу в море – всё для того в наличии и исправно, хоть и выглядит приветом из прошлого века… У нас нет самого главного – 16-ти ракет «Базальт», и никогда не будет, как и не будет, кому выдать ЦУ. Ибо нет у нас ни спутниковой групировки в космосе, нет Ту-95РЦ в небе. У нас много чего нет, от слова совсем… Но… Как там у Карнеги: если жизнь нам дала лимон, сделаем из него лимонад…

1 – у корабля сердце – 2 агрегата М-21 Николаевского завода «Зоря-Машпроект»;

2 – основной Зенитно-ракетный комплекс кресера, суть – оморяченный сухопутный комплекс ПВО С-300 (64 ракеты);

3 – ближний рубеж обеспечивает пара ЗРК Оса-МА, тоже оморяченный сухопутный комплекс (40 ракет);

4 – 3 батареи (по 2 скорострельных автомата АК-630М);

5 – торпедные аппарты для противолодочных целей;

6 - ангар для вертолёта.

Итого: у нас перед глазами предстал корабль ПВО для района высадки нашего (хорошо-хорошо, моего) десанта.

Однажды уже кто-то это делал на одном форуме, где живут любители альтернативной истории. По-моему, на «Паралае» 6 лет назад. Вроде грех это, но идею можно позаимствовать как вариант демонстратора идеи (даю как есть, на российские системы не обращайте внимание, если что, всё будет иным):

 Такая вот интерпретация «Синсю-мару» в XXI веке

Проектное изображение крейсера проекта 1164

Чесно говоря, это не Рио… испанский «Хуан Карлос I», но даже на такой ребилд вряд ли решаться, ибо это требует денег. С другой стороны, рабочие места и загруженный заказом завод… ах, да… Завод…  

Сейчас будет и про завод.

На фото сверху: заводчане и морские чины докладывают ВРИО главкома ВМСУ о текущем состоянии «ремонта» десантного катера «Сватове»

В августе будет год, как приводят в чувство несчастный катер. Они не дебилы – это обыкновенный саботаж и импотенция.

На этой минорной ноте позвольте откланяться, и да… Про корвет в другой раз и, видимо, в другой жизни…

Июнь, 2016. Николаев.

PS: Почему статья называется «Письмо c «Иводзимы»? Имя «Иводзима» носил первый специально построенный американский ударный десантный корабль/вертолётоносец. Эдакий символ недвусмысленных намёков и активных действий. Остров тоже до сих пор носит это имя. У каждого народа есть своя Иводзима, и я хочу, чтобы наша «Иводзима» стала роковой для их полуострова…

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора. 

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...