Перейти к основному содержанию

Маршем по скрепам

«В Одессе прошёл гей-парад», «В Одессе геи побили нациков» – какими только заголовками ни пестрели разнообразные СМИ в те выходные, когда в Одессе состоялся первый в истории Украины региональный Марш равенства, организованный местным ЛГБТ-сообществом.

Алиса Пивоварчик

«В Одессе прошёл гей-парад», «В Одессе геи побили нациков» – какими только заголовками ни пестрели разнообразные СМИ в те выходные, когда в Одессе состоялся первый в истории Украины региональный Марш равенства, организованный местным ЛГБТ-сообществом.

Перспективы подобного мероприятия лично мной оценивались как 50/50. Потому что в Одессе на моей памяти всегда уживались миф о том, что Одесса – толерантный европейский город и реальность наличия здесь пророссийско-ватного большинства. Впрочем, 7-тысячный проукраинский марш к российскому консульству 2 марта 2014 года показал, что не всё так однозначно. События 2 мая закрепили результат. Одесса осталась украинской благодаря активному меньшинству. Хотя пассивное большинство продолжало тихонько гадить меньшинству на выборах, избирая в горсовет «Морскую партию» Кивалова и другие «оппоблоки».

В этом году, как и в прошлом, «Queer Home Odessa» подал в мэрию заявку на проведение уличной акции в поддержку ЛГБТ-движения. Акция чисто правозащитная и по задумке ежегодная. Ничего карнавального, конечно, не планировалось и не могло планироваться. Как сказал один активист, праздновать нам пока нечего.

К слову, автор сего опуса является вполне заурядным гетеросексуальным человеком, который волею судьбы вписался за ЛГБТ-движение в Украине. Назло скрепам. Как оказалось, именно эта тема – отличный индикатор уровня ватомракобесия в том или ином сегменте украинского общества.

В прошлом году мэрия подала иск в суд с просьбой запретить марш и выиграла его. Тогда это не утихомирило, а скорее даже раззадорило молодёжное крыло «Свободы», которое закидало петардами помещение самого «Queer Home Odessa».

В этом году история разворачивалась намного забавнее. Угрозы стали поступать от организации, которая называет себя «Автомайдан Одесса».

Кроме того, накануне состоялась пресс-конференция представителей местного православного духовенства. Их поддержал депутат от «Батькивщины» Павел Унгурян.

«И область, и город не поддерживают проведение парада гомосексуалистов и любых других извращений в Одессе. Эти демонические силы ищут момент для проведения таких мероприятий, когда люди в разъездах, в отпусках и на отдыхе, рассчитывая, что одесситы не мобилизуются против этого», – сказал нардеп.

Интересно, что кроме Унгуряна, из «Батькивщины» больше никто так и не мобилизовался спасать Одессу от извращений. Видимо, расчёт был верен.

Дальше был суд. В узких коридорах окружного админсуда мы столкнулись нос к носу с главой «Автомайдана» Женей Резвушкиным и дамой, известной как «Мисс Баррикада» – самой известной активисткой одесского Антимайдана. Когда-то на российском ТВ она всерьёз утверждала, что спаслась из горящего Дома профсоюзов в Одессе. Теперь патриот ТМ Резвушкин (который, по версии сепаратистов, «жёг людей на Куликовом») и «жертва карателя» мило щебетали и обменивались телефонами в здании суда. Там же томились бритые татуированные мальчики из молодёжного крыла «Свободы».

Звёдным выступлением «Мисс Баррикады» Нины Кочановской на российском ТВ можно насладиться по ссылке.

Единых в своём порыве УПЦ МП, одинокого Унгуряна, спасшуюся от карателей «Мисс Баррикаду» и её мучителей поддержала полиция Одесской области. Парой дней ранее она уведомила мэрию, что сомневается в своей возможности обеспечить правопорядок. Свой скепсис представители полиции подтвердили и в суде.

Ситуация осложнилась тем, что «Автомайдан Одесса» и ещё несколько организаций подали заявки на проведение своих мероприятий в то же время, в том же месте (интересно, откуда они узнали, в какое время и в каком месте мы собирались проводить марш, который мы ещё не анонсировали?). Причём «Автомайдан» собирался использовать пиротехнику и массогабаритные модели оружия. Совершенно ясно, что такая заявка была подана для давления на административные и правоохранительные органы (или кем-то из них же и заказана в свете таинственной утечки информации о времени и месте), а не для того, чтобы реально что-то проводить.

Конечно, суд запретил все мероприятия в указанном месте в указанное время. Резвушкин о своих патриотических мероприятиях с пиротехникой сказал что-то вроде: «Не очень-то и нужно было».

Радости Резвушкина и «Мисс Баррикады» не было предела. Представители духовенства были с ними солидарны, хотя ранее именно они просили защитить их от «Автомайдана» во время крестного хода.

Как законопослушные граждане, оргкомитет «Одесса прайд 2016», конечно, отказался от идеи проводить Марш равенства там, где он планировался изначально. Мы просто подали заявку на его проведение в другое время в другом месте. Наш новый маршрут предполагал 300 м от памятника Дюку де Ришелье до мэрии.

Спасибо и мэрии, и суду, и нашим оппонентам за то, что вместо тихой улочки мы в итоге приняли решение переместиться в самое сердце Одессы – это было куда более ярко и символично.

Полиция изменила свою позицию первой. Возможно потому, что в соцсетях одесситы массово удивлялись: стражи порядка способны обеспечить безопасность куда более многочисленному и агрессивному сборищу на Куликовом поле, но боятся защитить от хулиганов небольшую группу вполне патриотичных и сознательных граждан? Кроме того, оргкомитет прайда направил письмо полицейским с настойчивой просьбой о встрече с Георгием Лорткипанидзе – главой ОблМВД. И полиция вроде как обиделась. На сайте Национальной полиции Одесской области появилось заявление, которое полностью противоречило первому. Но противоречило явно в нашу пользу.

Не успела я убедиться, что заявление в мэрию успешно подано и пока информации о повторном иске в суд нет, мне позвонили из мэрии с хорошей новостью. Мэрия больше не собиралась подавать в суд. Только попросили, чтобы мы не превращали свою акцию в антимэрскую. Один стационарный «антитрухановский майдан» уже стоял под мэрией (и, кстати, желал прайду страшных пыток и казней). Но это и не было целью нашей акции, поэтому совершенно искренне мы рассыпались в благодарностях перед мэрией за то, что она всё-таки образумилась. Как-никак, впереди битва за право Одессы принять «Евровидение». И все те плюшки, которые оно обещает городу.

А «антитрухановский майдан» передал нам следующее послание. Подозреваю, что у них с Автомайданом был один учитель русского языка. 

Дальше была беседа с полицией и приятные хлопоты по подготовке марша. Как прошёл Марш равенства, писали многочисленные региональные и центральные СМИ (правда, разницу между «гей-парадом» и «прайдом» 90% из них так и не уловили – придётся воспитывать). А центральной новостью для СМИ всё же стал не сам марш – совершенно историческое событие, которое было ещё совершенно невозможно представить себе в Одессе года 3 назад, – а то, что полиция увела на профилактическую беседу 20 хулиганов.

Хулиганы говорили, что им небезразлична судьба белой расы и национальной идеи. А на следующий день в Одессе прошёл Марш за традиционные ценности, где было гораздо больше мужчин в платьях. Но это уже совсем другая история.

P.S. А полиция отработала на твёрдую «пятерочку». Могут, когда хотят.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

''отсканируй
и помоги редакции