Перейти к основному содержанию

Медиагигиена, которая… может, и поможет

Горе-страна горе-профессионалов

В прошлый раз мы говорили о том, что медиагигиена каждого конкретного пользователя — это утопия. Но даже если и следовать этим необходимым правилам: не верить всему, перепроверять, не вестись на хайп и репостить обдуманно, — то это всего лишь профилактика информационных болячек.

Мы также говорили о том, что пользователь должен получать качественный информационный продукт в такой же степени, как мы получаем качественные продукты и услуги в повседневной жизни.

Так вот, контроль качества информационного продукта, равно как и защита общества от информационных перегрузок и болезней, лежит на плечах журналистов. И именно они допускают кучу провалов — от репостов непроверенной информации до работы на заказ, выпуска «джинсы», обслуживания олигархов. Думаю, о тех, кто активно продвигает российские интересы в стране, вообще говорить не стоит.

Кроме «заказной» работы, которая формирует повестку дня в стране, мы ещё часто наблюдаем и банальный непрофессионализм, глупые вопросы и идиотские комментарии. Из многих информационных ресурсов страны я, например, относительно позитивно отношусь к «Радио Свобода». Каково же моё было удивление, когда на Марш защитников 24 августа их корреспондент, ведя стрим с марша, назвала появившийся в кадре большой флаг УПА флагом «Правого сектора». Спасибо, что не двухметровой визиткой Яроша! Что это, как не банальная профнепригодность?

Шустер, Ганапольский, Мосийчук — не журналисты, а говорящие головы того, кто им платит. И журналисты каналов Медведчука, Мураева и прочей пророссийской шоблы — тоже не журналисты. Они враги, которые, прикрываясь отговорками о свободе слова, делают всё, чтобы наша страна называлась «Южным федеральным округом РФ».

Но не спешите думать, что я считаю журналистов самыми виноватыми в стране за творящуюся вокруг глупость. Нет.

Во-первых, в стране есть действительно хорошие журналисты, с принципами и позицией.

Во-вторых, кризис профессионализма журналистов тянется корнями туда же, куда и все профессии. Знаете, сколько я повидал юристов-идиотов за время учёбы и за время работы? Видел горе-адвокатов, которые умеют только «порешать», а свидетельство о праве на адвокатскую деятельность купили. Прокуроры и следователи полиции не могут нормально уголовное дело склепать, чтобы оно не развалилось в суде при наличии хорошего адвоката.

Приходишь в юстицию зарегистрировать общественную организацию, а перед тобой сидит девушка 22 лет в меховой жилетке, кожаных штанишках, с искусственными ресницами и не менее искусственными губами в виде пельменя и еле попадает по клавиатуре пальцами с длиннющими ногтями. Она читает твои документы и говорит, что их опять надо переделать (в третий раз!). Почему? Да потому что ей не нравится понятие «голова зборів». Ей нравится «головуючий». А на аргумент, с каких таких, простите, хренов тебя должно интересовать, как называются органы и их представители в организации, я в протоколе могу назвать сборы «великим межгалактическим советом» и предводителя этих сборов «верховным канцлером Палпатином», — губы-пельмень мне отвечают: «Ну, сколько юристов, столько и мнений». Занавес.

Со сколькими врачами-«руки-задница» вы встречались? Я знаю несколько таких историй, когда господа врачи губили людей на операционном столе. Я знаю начмедов, которые могут резать только аппендициты за очень большие деньги — и больше ничего не умеют. Луганский экипаж кареты скорой помощи до войны умудрился сделать всё, чтобы не помочь бабушке жены выжить. Вместо того, чтобы проверять сердце, они полчаса хамили и собирались везти человека в инфекционку. Вторая бригада, которая приехала, уже поняла, что надо было делать, но время было потеряно…

Наука. В аспирантуре я встречал людей, которые не то что туда поступить не должны были — странно, как они получили степень бакалавра и магистра. На военке одногруппник на итоговом экзамене завалил все вопросы, и, чтобы его вытянуть, преподаватели спросили, как расшифровывается БТР. Ответ был прямолинеен и прост — боевой транспорт роты. Были у меня семинаристы, которые предмет знали хуже, чем студенты.

Я уже который год делаю ремонт в нашей квартире-новострое. Я бы уже жил в этой грёбаной квартире, если бы не строители-рукожопы, после которых пришлось нанимать новую, уже хорошую бригаду. А стоят первые и вторые совершенно одинаково.

Непрофессионализм и низкое качество услуг — это всё, что досталось нам в наследие от «самой лучшей, самой бесплатной и самой качественной» системы образования. Тотальный дилетантизм — это средняя температура по палате.

Просто журналисты постоянно на виду. Точнее, их продукт. Вы не увидите состояние ремонта моей квартиры и не узнаете, что сантехник Павел за деньги на хорошие трубы закупил дешёвые и поставил их так, что никакая кухня не встанет. Но вы увидите, как условный бородатый Сергей выпустит своё расследование. Кстати, и условную его квартиру вы тоже увидите. И поэтому об их фейлах мы знаем, и поэтому их некачественной работой мы обеспокоены.

Но есть одно «но». Как говорил своему племяннику Питеру выдающийся философ Бенедикт Паркер: «Чем больше сила — тем больше ответственность». Журналисты очень сильно влияют на общественные процессы, а поэтому и спрос с них больше.

А тут ещё мы воюем с Россией, чья кампания по дезинформации не видела ещё примеров в прошлом. А ещё как бы у нас российские и пророссийские пропагандисты хорошо себя чувствуют до такой степени, что Боря Корчевников приезжает в Киев.

И что делать?

Новый министр культуры, например, предлагает вводить уголовную ответственность журналистов за манипуляции в медиа.

К новому министру я, исходя из его заявлений и взглядов, отношусь пока весьма позитивно. Но с уголовной ответственностью за манипуляции в СМИ я не соглашусь по нескольким причинам:

– очень тяжело сформировать предмет, объект и объективную сторону такой нормы. Что должно подпадать в категорию «манипуляции»? Идиотский манипуляционный заголовок новости таковым будет считаться? Будут ли учитываться последствия, и каким образом измерить общественно опасные последствия, совершения манипуляции? Это будет умышленное действие, или непредумышленное тоже считается преступлением? Если только умышленное, то как доказать умысел? Если преступлением считается деяние, совершённое с целью получения выгоды (деньги олигарха, например), то много вопросов возникнет и по доказыванию получения выгоды, и по установлению причинно-следственной связи, если условный материал будет очень грамотно завуалирован.

Ну и давайте опять вспомним, что криворукие следаки и прокуроры будут делать свою работу «качественно»: пропуская сроки, неправильно толковать и применять нормы. Некриворукие прокуроры и следователи (а такие тоже есть), заваленные работой, будут просто не успевать качественно готовить материалы. И дела будут разваливаться в суде. Чтобы такого не было, начнут думать: а не создать ли нам новый отдел по борьбе с фейками? Создадут. Они начнут кошмарить все СМИ без разбору — и всё. Истерики будет больше, результата — ноль;

– параллельно с этим начнётся вой на болотах о нарушении принципов свободы слова. Это в РФ можно сажать за репосты, это у них штрафуют за «фейковые» новости, а нам этого делать не позволят. Киселёв и Скабеева будут денно и нощно рассказывать, как у нас борются со свободной (то бишь россиянской) журналистикой. Гремлины в ОБСЕ побегут к Дуне Миятович. В Совете Европы нажалуются. ЕСПЧ начнёт по таким делам принимать решения, что да, это нарушение свободы слова, потому как вы не доказали, к каким последствиям приводят те или иные заявления в СМИ;

– даже если первые два опасения не подтвердятся, то я боюсь такой статьи в условиях нашей судебной системы и в условиях монополии власти одной политсилы. Потому как на манипуляции канала «1+1» они не будут обращать внимания, а вот на условное «Телебачення Торонто» обидятся за резкие высказывания в сторону Лучезара Александровича или за то, что в последнем выпуске Майкл «писял на могилу» Кошевого.

Кроме того, министр высказывал идеи о создании национальной пресс-карты, которую выдавали бы всем журналистам, я так понимаю, прошедшим аттестацию. Ну, как в полиции было. И вот этого я тоже боюсь. Потому как создание дополнительных контролирующих органов — это мало того, что дополнительная коррупционная составляющая, так и не забываем принцип «своим — всё, чужим — ничего».

Соответственно, исправить плачевную ситуацию со СМИ можно только путём минимального вмешательства государства.

Безусловно, можно надеяться, что журналисты будут создавать своё самоуправление, вырабатывать этику, следовать принципам медиагигиены, отказываться от хороших денег и кушать сухари, доблестно отстаивая принципы честного, непредвзятого и объективного освещения новостей, но это бред. Этого не произойдёт.

Поэтому единственный механизм, который может заставить современные украинские СМИ хоть как-то начать меняться — это законы рынка.

Журналисты, которые отрабатывают заказы, так поступают не от того, что ещё в школе решили, что их цель жизни — быть подстилкой олигарха. Они хотят денег. Кто ж их не хочет? Соответственно, необходимо сделать так, чтобы СМИ нормально финансировались, но при этом не зависели от единственного источника финансирования. Таким образом, логично внедрить систему прозрачного финансирования СМИ простыми гражданами, мелким бизнесом и прочими структурами. Но кто просто так будет нести деньги, спросите вы. Правильно, нужен стимул. Соответственно, нужна налоговая реформа. Бизнес, который добровольно ежемесячно финансирует независимое СМИ, должен получать налоговые льготы и преференции. Например, снижение ставки налогообложения, пропорциональное размеру «благотворительности»; профинансировал СМИ на определённую сумму — автоматически вводится запрет на проверки твоего бизнеса контролирующими органами на год.

Параллельно с этим надо выводить СМИ из-под влияния олигархов. Но тут важно понимать, что СМИ (как юрлицо) — это всё равно собственность в той или иной форме, а поэтому отобрать или запретить — это дикость и большевизм. Соответственно, необходимо придумать механизмы обратного стимулирования — максимально удорожить олигархические масс-медиа. У нас уже СМИ обязаны показывать конечного бенефициара. И если мы по документам или по информационной повестке масс-медиа видим, что оно аффилировано с неким олигархом, то на такое СМИ налагается: обязательное декларирование доходов всех сотрудников, ужесточаются механизмы ввода и вывода денег на счета юридического лица, запрет на размещение рекламы на таких каналах и какой-нибудь специальный налоговый режим. Задача — не влиять на информационную политику, не вмешиваться в так нами всеми любимую свободу слова, а сделать эти каналы и без того разорительно невыгодными.

Государственный регулятор тоже нужен. Но пока Нацрада справляется так себе, поэтому необходимо её немножечко переформатировать и сделать более независимой. Среди примеров, например, в Англии действует регулятор Ofcom, который не боится штрафовать российский RT на 200 тысяч фунтов.

Кроме того, действительно необходимо следить за журналистской этикой и профессионализмом. Но делать это должно не государство как таковое, а сами журналисты и потребители. Соответственно, необходимо усилить ответственность за препятствование журналистской деятельности, повысить гарантии для этой профессии, но параллельно с этим сделать максимально жёсткими штрафы (вплоть до лишения права на занятие такой деятельностью) за размещение недостоверной информации. За любое враньё граждане должны сами в порядке гражданского судопроизводства, а не уголовного, обращаться в суды. Средствам массовой информации должно быть дорого содержать дураков и лгунов. Возможно, это поспособствует отбору профессионалов и взвешенной редакционной политике, когда они будут понимать, что за каждое слово необходимо отвечать и доказывать, что ты был прав.

Кроме того, есть отдельный блок, связанный с войной.

Простите, но мы доигрались со свободой слова во время войны. Какого чёрта это у нас в студии кто-то может сидеть и рассказывать, что «войну начал Порошенко и/или Турчинов», что там, на Бимбасе, «народное ополчение», что «украинская власть зарабатывает на войне»? Найдите мне хоть один пример, где на телеканалах оккупированного Донбасса будут сидеть местные «эксперты» и рассказывать, что войну начал Путин, Пушилин, Гиркин, что оккупанты грабят регион и пользуются местным населением. Получается ситуация, равная анекдоту, который когда-то рассказывал Рейган:

«Русский с американцем спорят о свободе. Американец говорит, что может прийти в Белый дом, стукнуть по столу и сказать:
– Мистер Президент, мне не нравится тот путь, которым вы ведёте нашу страну.
– Так я тоже могу прийти в Кремль к генсеку, стукнуть по столу и сказать, что мне не нравится то, как управляет Америкой президент Рейган
».

Мы доигрались со свободой слова до того, что Медведчук скупил все каналы и льёт с них российское гуано украинским гражданам. В то же самое время в РФ все украинцы на ток-шоу — это купленные и бесхребетные Ковтуны, которые специально поставлены для уничижения страны, а некоторые депутаты позволяют себе снова и снова выходить в эфир российских помоек.

""

И вот тут я приветствую заявление нового министра культуры о том, что российским гражданам надо запретить владеть СМИ в Украине, равно как и использовать российские источники финансирования. Но этого мало. Тут нужен широкий подход, который начинается с принятия закона о правовом статусе государства-агрессора. Он позволит на протяжении особого периода запрещать весь контент, производимый в государстве-агрессоре или выставляющий его в позитивном или нейтральном свете, создавая тем самым угрозу национальной безопасности.

Но все эти шаги, к сожалению, даже если начнут работать и будут эффективными, не сильно исправят ситуацию. Да, журналистика станет менее зависимой и более профессиональной. Фактически станет более объективной. Но мы же знаем, что объективность — она тихая. А в эпоху соцсетей побеждает самый крикливый. Кроме того, остаётся массив блогеров и просто ботов, которые будут разносить нарративы. Вот что делать с Шарием? Мы все знаем, чьи деньги он отрабатывает и на какую страну работает — и это не Украина. Но как в правовом поле его запретить? Или не запрещать, а создавать более привлекательный контент?

И вот тут опять грустно становится. Потому как, исправив ситуацию с журналистикой, мы всё равно будем подвержены манипуляциям. И исправить их можно будет только в диалоге с цифровыми гигантами Интернета. А пойдут они?

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

От сожжения до картинок в электричке

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...