Перейти к основному содержанию

Монолог вареника

Жизнеописание вареника. Мы серьёзно

Все герои вымышлены, все совпадения случайны. Гы-гы-гы, ха-ха-ха.

Если раз начал нюхать сдобу — трудно остановиться.

Я родился в 12:48 13 апреля. Как сейчас помню, это была пятница. Родила меня тётя Клава. Точнее, слепил меня аппарат по лепке вареников, но тётя Клава бережно запеленала меня и моих братьев в коробку, а грузчик Петрович отвез меня в ближайший супермаркет с названием из трёх букв.

Мы — самые дешёвые вареники. Продаемся на развес, а не в красивых глянцевых упаковках, как наши более удачливые сородичи — золотая молодёжь. Вместо нормальной картошечки с лучком в меня наш Создатель положил какой-то серый и клейкий материал. Но зато я дешёвый.

В супермаркете я только и делаю, что лежу. Могу лежать очень долго — мой срок годности истечёт ещё не скоро. Но вот местные старожилы говорят, что в супермаркете из трёх букв я могу лежать и дольше. Не беда.

Знаете, сколько всего интересного тут происходит. Вот в первый же день ко мне подошёл бедный, но аккуратный дедушка — Первый Покупатель. И долго смотрел. Очень долго, где-то часа полтора. Потом к нему присоединился ещё один — Второй Покупатель. Этот второй, который помоложе, но менее опрятный, трясущейся рукой залез в мою коробку и выхватил оттуда нашего Семёна. Семёна не жалко, он уже тут пятнадцатый месяц лежит и со скуки успел немного позеленеть.

Перед похищением Семёна я успел послушать, о чём говорили Покупатели. Первый Покупатель сетовал на то, что очень давно не ел вареников, но очень хочется. Второй же говорил, что не любит вареники, а любит пельмени. Но так как брать один пельмень только для себя уже накладно, Второй Покупатель предложил Первому взять один вареник на двоих и сварить его в кружке.

А вообще, молодец Семён. Двоих накормит. Выполнил свое предназначение.

Потом ко мне долго не подходили. В основном, проходя мимо, бегло смотрели на ценник и проклинали Хунту. Кто такая эта Хунта — я не знаю. Наверное, это Бог и Создатель Покупателя. Хотя наш старожил Валерий говорит, что приехал в магазин ещё до Хунты — пять лет назад. И что ещё до Хунты существовал Покупатель — ах, какой Покупатель. Мы тогда продавались на ура. Говорит, что в пельменях Покупатель купался, а хинкали могли позволить себе хоть каждый день.

В один из вечеров ко мне подошёл молодой и не очень аккуратный дедушка. Старожил Валерий сказал, что это Студент. Студент долго мялся, смотрел по сторонам, но рука его потянулась не к нам, а в сторону хинкали. Светящимися от счастья глазами он увидел свою заветную цель и быстрым движением выхватил нашего Михо. Студент уже собирался уходить, но тут, едва шевеля губами, бросил: «А, чёрт с вами. Сегодня ж праздник, возьму два» — и выхватил ещё и Давида.

Потом опять было скучно. Мало стало Покупателей. Но вот совсем недавно, в мае, перед каким-то странным праздником, Покупателей стало больше.

Напротив нас лежали рыбные полуфабрикаты. В тот день по залу шел немолодой и неаккуратный дяденька, Рабочий. Он судорожно выхватил одну крабовую палочку, откусил буквально пару сантиметров и сунул себе в карман. Это потом я узнал, что это был Нехороший Покупатель. Он не купил, а выкрал нашу крабовую невесту.

Да, за это время я увидел много чего, но почему-то самое весёлое происходило не с нами. Хлебные крошки рассказывали, что две очень милые дамы стояли и нюхали сдобу, так как не могли купить себе Булочку. А крупы рассказывали, что опрятный и аккуратный Покупатель советует делать из овсянки котлетки — присыпать бульонным кубиком и съедать горячими — почти как куриные, первые восемь с половиной секунд, поэтому надо быстро-быстро кушать.

Больше всего Покупатель разбирал Лапшу быстрого приготовления. Прямо жалко было смотреть на кудрявых ребят. Не успевали их привезти, этих младенцев не полежавших, как Покупатель сметал целые полки. Помню даже, как один из них говорил другому, что если есть её с закрытыми глазами и присыпать сверху свежим спорышом, то это будет почти как макароны по-флотски из заводской столовой до развала по 20 копеек. Мы, правда, не понимали, что такое развал, но звучало красиво.

Кстати, Колбаса почему-то страдала больше всех. Покупатель её не брал и всё время говорил странное слово «ДВАДВАЦТЬ». Это, наверное, такое заклятие у них. Или молитва.

А сегодня, конечно, самый насыщенный день. К нам в коробку пришёл гость — таракан. Я ему понравился больше всех. Странно, я холодный, а ему хоть бы что. Только я хотел нормально пообщаться, предложить ему какой-нибудь досуг, обсудить новые рецепты Покупателей (например, как приготовить из рыбьей требухи, куриных лап и хлебных крошек отличный салат «мимоза»), как меня и друга-таракашу накрыла рука, в которой было что-то большое с откусанным яблочком. Потом нас озарил яркий-яркий свет.

Как мне потом сказали, это был молодой и бедный, но опрятный Покупатель, который решил сфотографировать меня и таракашу на память, поделившись этой фотографией с друзьями.

Вечером я оказался на помойке. Меня и пять килограмм моих братьев выбросили. Зачем?

И вот уже ночь. И я вижу, как к нашей коробке бегут все скромно одетые, но аккуратные Покупатели с половыми признаками бабушек и дедушек. И вот я ощущаю, что я выполнил свое предназначение, я выполнил, Я ВЫПОЛНИЛ, Я НАКОРМЛЮ ТЕБЯ…

Лена, проснись! Лена, зачем ты так громко кричишь во сне? — говорит женщина в белом халате.

Брбрбрбр, абырвалг, арррр.

Леночка, сейчас врач придет, успокойся, — белый халат отходит от кровати и кричит в коридор: Михаил Семёнович, тут пациентке Лакуш опять плохо, срочно сюда.

А Леночка уже проснулась. Рука тянется к телефону, она заходит в Фейсбук и начинает писать до боли знакомую фразу — она её слышала в каком-то старом фильме. Внутренний голос диктует: «У нас было 2 вареника, 75 грамм хлебных крошек, 5 кукурузных палочек, полсолонки гречки и целое множество морских камешков всех сортов и расцветок, найденных на помойке. Не то чтобы это был необходимый запас для праздника, но если решил шиковать, то становится трудно остановиться. Единственное, что вызывало у меня опасение — это запах булок. Очень хочется понюхать булки…»

Голос замолк. Леночка перечитала текст и стёрла его — палиться на наркоманской трэшатине стало страшно. Она начала заново:

«Киев. Супермаркет. Возле лотков с выпечкой стоят две пожилые женщины»…

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...