Перейти к основному содержанию

Противоестественные союзы

Почему бы не добавить в вашу ленту здравого смысла? #Швец и #Подтуркин о противоестественных союзах

Союзники во Второй Мировой войне (Allies of World War II если на английском или, если использовать советский штамп, Антигитлеровская коалиция) это противоестественный союз.

Дело в том, что наиболее естественной формой среди всех возможных блоков был бы союз условно тоталитарных стран против условно демократических (и их сателлитов любой формы правления). То есть логично было бы, чтобы национал-социалистическая Германия Гитлера, фашистская Италия Муссолини, интернационал-социалистический СССР Сталина и милитаристская Япония Хирохита воевали бы со всеми демократическими странами мира плечом к плечу, а уже потом между собой за светлое будущее.

Собственно, так и было до 22 июня 1941 года. Советский Союз имел договор с Германией о разделении сфер влияния в Европе, Гестапо и НКВД обменивались списками неблагонадёжных лиц, газеты поздравляли лидеров союзных стран с праздниками и днями рождения. Процветала торговля ресурсами и военной техникой, ну и совместный парад в Бресте забывать не стоит.

Однако хотя подобный союз и был естественным, он был не жизнеспособным. Потому что ареалы обитания, определённые самой логикой создания национал-социалистического и интернационал-социалистического режимов, пересекались. Как, впрочем, пересекались и советский с японским ареалы. Национал-социалистическому режиму нужны были советские территории для расширения жизненного пространства, интернационал-социалистическому – немецкие люди для расширения пространства идеологического. Разницы никакой – что там концлагеря и убогие сателлиты, что там.

Италия же, например, не пыталась быть соперником Германии, а Япония была слишком далеко от Германии и они могли разделить мир между собой. СССР и Германия не могли – конфликт был неизбежен и вопрос состоял только в том, кто первым ударит.

Гитлер ударил первым и в полном соответствии со словами Гарри Трумена возник противоестественный союз – Allies of World War II. Противоестественные союзы всегда возникают по какой-то причине и существуют максимум до того момента, когда причина будет устранена. Так что для всех было очевидно, что в момент, когда страны Оси будут разгромлены, союз распадётся в соответствии с идеологической логикой.

Так и произошло. По мере того как близился конец войны, стороны готовились воевать друг против друга как на территории Европы, так и в других странах.

Однако то дела давно минувших дней.

Сейчас нам бы хотелось заметить, что в современном мире существует точно такой же противоестественный союз, сложившийся вокруг сирийской проблемы. Как и положено в однополярном мире, это союз региональных игроков – союз России, Турции и Ирана. Как и положено, это союз антиамериканский. Иран и Россия ощущают себя соперниками США, а Турция не рада курдскому проекту, который США реализовывают на турецкой границе. Как и положено гибридному миру, этот союз номинально антиигиловский, а на деле каждый из участников в Сирии преследует свою цель.
Кроме того, стоит отметить, что Турция имеет ещё и серьёзные идеологические разногласия с основными странами ЕС. Кроме того, серьёзные разногласия Эрдоган имел и с демократической партией США. Соответственно, нужно понимать, что для Турции вхождение в этот условный союз – это возможность отстаивать свои специфические интересы перед реальными стратегическими партнёрами по НАТО.

Противоестественность же союза состоит в том, что Иран и Турция являются региональными противниками, а Россия в региональном  раскладе вообще не пришей кобыле хвост. Иран шиитский, а Турция суннитская с суннитским императором-исламистом во главе. Даже если отвлечься от религиозных проблем, турецкий лидер явно грезит о Порте и Иран однозначно видится её составной частью или в худшем случае послушным вассалом. У власти в Иране же совершенно отбитый режим аятолл, готовый ради торжества веры и потока нефтедолларов в личные карманы заставить жрать иранцев траву, а когда та закончится, то и песок. Иран откровенно заявляет о том, что хочет быть гегемоном в регионе.

Противоречия Турции и России более чем очевидны. И дело даже не в столкновении интересов в Сирии или в том, что Турция является историческим противником Москвы. Турция – член НАТО с внушительной армией (хоть и подорванной чистками) и вряд ли покинет трансантлантический блок, а Россия именно НАТО с недавних пор считает основной угрозой.

Противоречия между Ираном и Россией исключительно рыночные. Конечно, Иран не хочет видеть Россию в своём регионе, а хочет от РФ лишь вооружений, ракетных и ядерных технологий. Однако самым важным противоречием является европейский рынок нефти. Иран под санкциями – российская нефть в Европе, Россия под санкциями – Иран возвращается назад в Европу. Если же Иран одновременно с Россией воюют за европейский рынок – это неизбежный демпинг, в котором Россия проиграет.

Как видим, союз очень противоречивый и именно этому союзу, согласно вееру околоконспирологических теорий, Трамп предлагает решить проблему Сирии для него.

И вот тут очень важный для нас момент. Конспирология должна быть хоть сколько-то внутренне непротиворечивой.

Давайте изучим базовые аспекты так называемого возможного плодотворного сотрудничества Путина и Трампа.

Многие считают, что в текущий момент Россия может продать своё активное участие\неучастие в этом противоестественном союзе за украинский вопрос. Есть идея о том, что Россия усилит своими «ихтамнетами» потрёпанных иранцев с их хизбаллонами и деморализованных «успехами» в Эль-бабе турков. Совместная коалиция (возможно, при поддержке ВВС США) вшатает ИГИЛ и неудобных для всех сирийцев и в регионе наступит мир. Некоторые считают, что подобный размен Трампу как бизнесмену (а не политику) по большому счёту будет понятен.

Позиция в рамках таких заявлений Трампа в общем логична и непротиворечива.

Победить ИГИЛ как образование можно. Зря говорят, что ИГИЛ не важна территория. Ещё как важна, но не так важна, как всем остальным. Турки воюют за Эль-баб как стратегический пункт, рассекающий курдские анклавы, Россия будет держать треугольник вокруг Тартуса, алавитам важен Дамаск, Иран вообще хотел бы получить и в Сирии, и Ираке дружественные режимы (в Ираке уже шиитский, сирийские алавиты это подвид шиитов). ИГИЛ на всё подобное плевать, но ИГИЛу нужна обширная территория, потому что нужно где-то маневрировать. ИГИЛ действует манёврами, обходными ударами, неожиданной переброской сил, которые бьют там, где их не ждут и вызывают панику. Как поймать льва в пустыне? Перегородить пустыню пополам. А потом часть со львом ещё раз пополам. И так далее. ИГИЛ может легко потерять один город, но только если возьмёт любой другой. Если пространство сузится, льву негде будет маневрировать. А ИГИЛ, связанный боями или осаждённый в городах, перестаёт быть глобальной военной проблемой и угрозой для других игроков региона.

У этой концепции есть, однако, проблема.

Например, тот самый противоречивый союз, в котором за два дня до победы над ИГИЛ его участники начнут друг другу со всевозрастающей интенсивностью создавать проблемы. Собственно, что они и делают сейчас.

Однако настоящей проблемой является то, что Иран в этом противоречивом союзе совсем не радует Трампа. Трамп вообще нацелен на то, чтобы перекрыть Ирану кислород и с высокой долей вероятности он это сделает. Израиль не зря потирает руки, Большой брат морпех снова зол на иранского хулигана.

Более того, Трамп может, используя противоречия в этом союзе, вообще уйти от любых разменов (вроде размена Украины на Сирию).

Люди, которые считают, что Трамп бизнесмен, должны считать его бизнесменом до конца.

Зачем отдавать что-то, если можно вообще не отдавать?

Зачем размениваться с контрагентами активом, если нет никакой гарантии, что они выполнят свои обязательства?

Это Обама мог (предположительно) играть в игру – пустим сланец и Иран на европейский рынок и обвалим цены на нефть. Трампу как бизнесмену будет интересно закрутить Ирану гайки и дать возможность развиваться сланцевой нефтедобыче в США. Нефть подорожает? Во-первых, Сауды скажут спасибо, во-вторых, традиционная нефтянка скажет, в-третьих, экспортно\импортный баланс повеселеет.

Условно говоря, это Обама в такой ситуации должен был играть тремя слабыми игроками против ИГИЛ, балансировать между курдами и шиитами в Ираке вплоть до пошагового штурма Мосула, и смотреть, кто будет новым главой региона. У Трампа нет таких обязательств и нет такой необходимости.

Он может выбить из уравнения Иран, и он, скорее всего, сделает это. Это ведь просто. Сначала словесная интервенция. На неё Иран ответит расконсервацией ядерной программы. За этим последуют угрозы. Хлоп – и новое эмбарго, Израиль хлопает в ладоши, Сауды смеются в бороды. И тогда Кремль резко окажется на раздорожье – поддержать новый санкционный режим или нет? Если нет, то конфронтация. А если да (а Кремлю бы очень этого хотелось) – то какой же тут союз?

Иран так неприятен Трампу и Республиканской партии в общем ещё и потому, что в результате политики демократов и формирования их «балансов» Ирак (за который заплачено американскими деньгами и кровью американских солдат)  спокойно дрейфовал в орбиту Ирана. Для республиканцев это совершенно неприемлемо.

Взамен Трамп может усилить Турцию. Это Обаме Эрдоган был нерукопожатен после переворота. А Трампу нормально. Это Обама плёл тонкие дипломатические игры, настолько тонкие, что их не могли разобрать даже союзники США. Трамп играет проще. Для человека, который обрушил десятилетние усилия по созданию Транстихоокеанского партнёрства выдать, например, Эрдогану Гюлена дело вообще не сложное. Равно как и открыто заявить что, да – Эрдоган сукин сын, но это наш сукин сын и вообще за ним сильнейшая армия НАТО (после США). Пусть кричит Европа, пусть стенают правозащитники – Трампу будет плевать.

Трамп продаст это своему избирателю. Пусть турки сражаются с ИГИЛ за свой счёт и за свои интересы. Трамп же такой формат тому, кто за него голосовал, и обещал. То, что турки будут сражаться с курдами, с Асадом, или с российскими ЧВК, а с ИГИЛ постольку-поскольку, дело десятое.

В рамках такой стратегии не исключено, что уже Кремлю придётся бежать за Турцией, чтобы успеть взять себе хоть что-то от сирийского пирога.

Гитлер не смог раскачать Союзников во Второй Мировой. Во-первых, он был в игре, во-вторых, он был врагом. Трамп за пределами игры и с Трампом все хотят дружить.

Так зачем ему отдавать хоть что-то, если есть возможность не отдавать?

Всё-таки демократы США всегда были связаны идеологией. Тут тебе и помогать униженным и оскорблённым нужно, и с потеплением глобальным бороться, и с диктаторами нянчиться «зась», и развитие конкуренции надо поддержать, и свободный рынок надо обеспечивать. Ну, и, соответственно, победа могла обеспечиваться лишь конвертацией технологического преимущества в реальное. И, соответственно, развитие «гражданского общества» в других странах (в формате лоббизма на основе предоставления технической помощи) было основным инструментом влияния. Демократам всегда было трудно с диктаторами, настоящими радикалами (в том числе религиозными), олигополиями и так далее. А ведь там весь регион такой.

Вот ты восставший за свободу против тирана Асада, а вот через неделю ты уже религиозный фанатик и режешь головы гражданам Евросоюза. Тут ты закрываешь ядерную программу и требуешь отмены санкций (ведь обещали же), а потом ты на полученные после прорыва торговой блокады средства отправляешь своих «ихтамнетов» в Сирию. И твои «ихтамнеты» с дерьмом смешивают интересы Демократической партии США, которые санкции с тебя и сняли. Трудно демократам было с такими партнёрами.

А Хезболла, например, это вообще песня. Для США террористическая организация, которая от ИГИЛ отличается только давностью образования (просто все привыкли и давно общаются с представителями). Надеюсь, все ещё помнят про «Мир Галилее» 1982 года и какие цели обстреливал линкор «Нью Джерси», и что Хезболла была создана как прямой ответ на агрессию США и Израиля в Южном Ливане? Прикольные союзники получаются.

Россия хочет дружить с Трампом и предлагает ему совместную операцию силами своего противоестественного союза?

Есть большие сомнения. Как показывает практика, Турции и России, например, крайне сложно удержаться от того, чтобы не позасовывать друг другу в спины разные предметы. Самолёты, помидоры, санкции, послы. Из последнего вот столкновение частей сирийской армии (предположительно состоящей из вагнеровских «ихтамнетов») с частями FSA (предположительно состоявшей из солдат армии Турции) под Эль-бабом. Асадиты запросили авиационную поддержку и внезапно кремлёвские военно-космичи отправили к гуриям трёх солдат армии Турции (то есть солдат НАТО). Путин, конечно, быстро позвонил Эрдогану и стороны вроде как договорились не раздувать конфликт. Но сам факт.

Сами турки уже обещают Трампу всё в Сирии порешать самостоятельно, а Трамп настроен на то, чтобы убрать из Сирии и Хезболлу, и иранский КСИР.

Ирану уже очень не нравятся даже перспективы совместных действий с США, особенно на фоне чёткого антииранского позиционирования Трампа. Аятоллы отлично понимают, что РФ совсем не против Ирана под санкциями.

Выводы просты. Путину особо нечего предложить для Трампа на обмен. Более того, Путину надо что-то ещё добавить, если он хочет что-то получить. Просто бизнес.

Не будут менять Сирию на Украину, потому что нет у Путина Сирии. И потому что Трампу этот странный противоестественный союз проще развалить, чем с ним договариваться.

Даже в рамках этой деконструкции нет никакого профита в том, чтобы отдавать нас в орбиту Кремля. В нас тоже уже вложено много американских денег. Конечно, реально вложено не много, а много профукано по пути и в процессе освоения, но это для нас. Мы их не видим. А для Госдепа – они есть, счета оплачены, деньги потрачены, и много. И за это «много» мы должны будем оставаться в орбите США. Мы уже в зоне их интересов – как минимум долги надо вернуть.

Однако всё описанное совсем не значит, что Трамп будет конфликтовать с Путиным. Тоже незачем.

Ведь основным врагом для Трампа является Китай, а Россия опасна только как ядерная держава. И главная задача по РФ, которую Трамп ставит перед собой – лишить Россию «ядерной дубинки». В смысле не дать перевооружить «ядерную триаду» и перевести её на современный технологический уровень, позволяющий прорывать ПРО США хоть с какой-то вероятностью.

И тут «вилка Трампа» состоит в том, что денег России нужно оставить столько, чтобы она не развалилась и не стала сырьевым придатком Китая. Но не достаточно для перевооружения всех частей российской армии, и мы не имеем в виду пехоту.

Дмитрий Подтуркин

Антон Швец

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...