Перейти к основному содержанию

Обострение и попытка качнуть

Только суньтесь, ага

Все мы сейчас видим и слышим о стягивании российских войск вдоль границ Украины, размещение их на оккупированных территориях Крыма и Донецкой и Луганской областей, а также перегон составов с военной техникой в Беларусь.

Это наводит на один и тот же вывод у миллионов людей — завтра война (не надо пафоса вроде «война уже идёт семь лет», здесь мы бы не обсуждали это, если бы не знали, что возможен качественно новый уровень агрессии и эскалации).

Под этот вывод толкают и главного адресата всех этих действий — президента Украины Владимира Зеленского. Вывод в корне не верный.

Война завтра может быть. Это действительно так, но главный упор вражеских действий сейчас направлен на то, чтобы Украина под давлением страха сдала свою независимость, пойдя на интеграцию оккупированных территорий и изменения государственного и конституционного строя, и стала полностью оккупированным сателлитом по примеру Беларуси.

Главная точка, в которую бьёт этим страхом страна-агрессор — это Зеленский. Всё, что нужно — чтобы он как глава государства и верховный главнокомандующий в критический момент отказался сопротивляться и использовать тот инструментарий, который у него есть. Украинская армия, мобилизационные возможности украинского общества, союзнические средства — для обороны независимости государства.

Потому что, приведя все эти инструменты в действие, шансы России получить «маленькою победоносную войну» к выборам, перекрыть нарастающее недовольство в обществе и добиться сворачивания государственности Украины и навязывание Западу новых форматов отношений — ниже, чем те, при которых привык действовать Владимир Путин.

Президент России всегда и всё делал чужими руками. Casus beli в Грузии — неуравновешенностью тогдашнего президента Грузии Михаила Саакашвили. Фактическая оккупация и террор в Беларуси и Чечне посредством сатрапов: Лукашенко, Кадырова и т.д.

Рулевой страны-агрессора пытается заставить самих украинцев посредством Зеленского принести ему капитуляцию без необходимости нести потери и риски, связанные с официальным применением российской армии на всей территории Украины.

Поэтому мы и видим переброску войск. Даже не скрываемую никем. Да и по-хамски ультимативные заявления российских чиновников и, так сказать, парламентариев. Показательные отказы вести диалог на любой переговорной платформе из имеющихся: «Минск» (определением туда не допустимых для Украины посредников — представителей террористов и беглого преступника, Януковича), ОБСЕ, прямых переговоров с президентом Зеленским.

Кремль пытается демонстрировать максимальную неадекватность. И у него, как всегда, это получается весьма хорошо.

Расчёт на настолько излюбленную методику Путина — питерской подворотни. Гопник запугивает очкарика-ботана — и тот добровольно (годами не сопротивляясь), от одного страха избиения сдаётся. Отдаёт гопнику телефон и деньги. И так постоянно, пока сам гопник не эволюционирует с милицейского учёта на свой первый «мерин».

Но к этому моменту очкарик-ботан уже потерял пять-десять лет жизни. Он бесповоротно психически травмирован. Если у пострадавшего и есть дети, передать он им сможет лишь такую форму поведения. А факт заключается в том, что нанеси наш очкарик заметные увечья гопнику — тот бы ковылял прочь в поиске более лёгкой добычи.

Ведь всё, что ему нужно — это «добывать» и поддерживать «авторитет с пацанами». Нападавший не заинтересован вести длительные, кровопролитные бои с сомнительным исходом.

Публичным стягиванием своих войск, оголтелой агрессией в своих заявлениях Россия пытается создать такой ужас и страх в головах украинцев, а соответственно, подтолкнуть их к призыву к своему президенту соглашаться на всё, что потребует Россия — чтобы они никогда всерьёз не посчитали, что у них есть иные опции, более отвечающие их интересам.

А эти опции есть.

Надо быть предельно откровенным. Если военный шантаж России не возымеет нужного для неё эффекта, она перейдёт к практическим военным действиям. Это будет перечень нарастающих мер. Начиная от наступательных действий в зоне проведения ООС и/или на Крымском направлении — и заканчивая провокациями (или диверсиями) на границе с непризнанным Приднестровьем.

Или, может, точечным наступлением на севере Украины: с угрозой выхода и блокирования Киева и ракетными ударами по всей территории страны. Включая мирные и политически важные цели.

После каждого акта Россия будет семафорить Зеленскому через неформальные каналы связи. Предлагать выйти на контакт. И взамен на капитуляцию, спрятанную под наспех состряпанные, косноязычные документы — вроде как прекратить убивать украинцев. А российские агенты в окружении президента будут подталкивать его к простейшему решению. Принять эти условия как единственно возможные.

Агенты, внедрённые в наши политические организации, будут выводить людей на улицы, пытаться блокировать и штурмовать государственные и военные органы власти с требованием внять «мнению большинства граждан» и «закончить войну». На военном театре действий это будет сопровождаться потерей территорий (возможно, даже не значимых), рассказами о близком коллапсе украинской армии и обильным освещением разрушений и смертей пропагандистскими российскими медиа и цитирующими их местными средствами массовой информации.

Да, Россия — это государство-террорист. Потому я считаю, что будет использован весь перечень террористических приёмов, лишь бы гопник добился своего.

Но жители Залесья никогда, ни в какое время не добивались успеха в исполнении всех этих действий и планов, как только на пути встречали хоть немного серьёзный отпор. В этом мы преуспели: в возведении преград.

В недавней истории Украины есть два примера, которые это подтверждают. Во время Иловайской трагедии Киев пошла на переговоры с Москвой после медийного и военного давления. Как результат, противник вывел наши войска в удобное для него место, неожиданно атаковал их, пока солдаты были не готовы. И сразу же вернулся к переговорному столу. Демонстративно, с позицией «можем сделать это ещё раз, если будете не очень сговорчивыми».

"

Во время Дебальцевской операции враг намеревался повторить тоже самое. Но в этот раз Украина уже не поддалась на эти уловки, сохранив управление войсками и не оглядываясь на бесперебойные рассказы Путина (и всех поддавшихся его пропаганде медиа и обществу). Как результат — смогла «перемолоть» наступательную группировку противника и вывести войска с оружием в руках на новые позиции.

Все военные действия последних семи лет показывают: встретив отпор, Российская Федерация:

  1. не в состоянии добиться своих стратегических целей даже в Украине;
  2. не в состоянии вести операции высокой интенсивности с истекающими из них потерями.

Да, Кремль не жалеет своих солдат и пушечного мяса, которое он рекрутирует аж бегом. Да, он способен наносить очень болезненные потери и откусывать территории. Но, не добившись своих целей в течение от двух недель до двух месяцев, его руководство вынуждено менять подход.

То есть, если Украина в течении весенней-летней кампании сохранит управляемость войсками и функционирование государственных органов, новое вторжение России потерпит неудачу.

Чем дольше и устойчивее Украина будет обороняться, тем больше факторов — от человеческих потерь и до международных санкций — будут давить и гнать окровавленную орду обратно. Принуждать к свёртыванию активных боевых действий.

Да, Украина, скорее всего, может потерять территории. Или снова хоронить своих героев, своих детей, убитых российскими террористами. Жилища и города рискуют подвергнуться разрушениям. Но каждый убитый террорист, пришедший в нашу страну грабить, убивать и устанавливать свои порядки, будет тем сброшенным балластом, который поднимает нас прочь от вони «русского мира».

Потому что в «русском мире» командуют «гивироллы», вчерашние бездари и насильники. Посмотрите на оккупированный Донецк. Потому что в «русском мире» население бесправно, его насилуют и введут на убой по извращённой воле обезумевших старцев. Посмотрите на Москву, засекреченные могилы и голых приседающих девушек в тамошних изоляторах.

Потому что «русский мир» — это более тридцати тысяч схваченных патриотов, избитых и насилуемых в СИЗО. Посмотрите на оккупированный Минск.

Потому что «русский мир» — это окружённые деревни спецтехникой в ранние часы утра и облавы. Посмотрите на оккупированный Крым.

Но, впрочем, мы всё это видели. Главное — имея оружие в руках, свою независимою страну, союзников, готовых помочь, не выпустить это оружие из рук из страха и обречь наших детей и внуков увидеть всё это вновь.

Поэтому, как никогда ранее, все патриотические силы, включая политические партии, должны чётко заявить, что в вопросе национальной безопасности мы едины. Что если президент будет оказывать сопротивление и отстаивать независимость Украины и на словах, и на деле, все патриотические силы его поддержат.

Примечание редактора. Вообще-то поддержат даже не Зеленского лично, а само государство. Ведь пока гарант не замечал войну, патриоты и так выполняли свою миссию — продолжат и теперь. Им-то переобуваться не пришлось.

И в тяжёлые дни потерь на фронте и кризисов, его как президента Украины, а не личность, будут поддерживать. Не скатятся в критиканство происходящих военных операций для политических вистов.

Что все, кто выйдет блокировать государственные здания и здание Генштаба во время первого же серьёзного обострения — это провокаторы, ведомые российскими спецслужбами.

В свою очередь, президент Зеленский и вся власть должны чётко обозначить: Украина будет оказывать ожесточённый отпор всеми имеющимися способами на возросшую военную агрессию.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!