Перейти к основному содержанию

Дивный новый мир

Победа США в холодной войне, обрушение СССР, распад блока стран Варшавского договора и последовавшие за этим годы благоденствия создали для западных политиков, философов и обывателей иллюзию конца истории. Наступившее вслед за высшим пиком идеологического

Победа США в холодной войне, обрушение СССР, распад блока стран Варшавского договора и последовавшие за этим годы благоденствия создали для западных политиков, философов и обывателей иллюзию конца истории. Наступившее вслед за высшим пиком идеологического противостояния расслабленное безвременье нашло отражение в монументальных трудах. Самым популярным среди них считается произведение Френсиса Фукуямы с названием, собственно, «Конец истории».

Наивность данной концепции даже лень обсуждать. Да и оглядываясь вокруг, как кажется авторам, и незачем обсуждать. Однако надо понимать, что Фукуяма создавал свою книгу не на ровном месте, и его произведение в значительной степени описательное. Оно выдержало кучу переизданий, и довольно долгое время было популярно, несмотря на сильную критику.

«Тихое болото» мира без масштабных катаклизмов полностью устраивало развитые страны, которые, «безальтернативно» управляя миром, навязывали свои правила игры всем. Конечно, немного мир потрусило остаточными явлениями развала СССР и советского лагеря в Европе (конфликты на территории Советского Союза и Югославии). Затем все совсем «узаконилось».

Основное правило, поставленное западными странами миру, и основная цель, которую они желали достичь, – свобода глобального бизнеса: «белый человек» должен был иметь возможность свободно (безопасно) вести дела в любой стране и в любой точке мира. Это был недостижимый идеал.

Конец истории — это как победа революции. Всегда наступает реакция, и наступает она не потому что так заведено, а потому что победители в процессе разгрома врага очень часто совершают ошибки, которые совсем не спешат решать после победы. Более того, после триумфа победители на правах сильного еще сильнее усугубляют свое положение.

Сильному недосуг разбираться со всякой мелочью. Тем более, недосуг учитывать пожелания этой мелочи. Запад тоже не монолитен, и конкуренция (со своими правилами игры) между США и Европой или между Британией и Германией заботят власти этих стран куда больше, чем проблемы стран третьего мира.

Что греха таить, развитые страны в мире «глобального порядка» давили развивающиеся и неразвитые государства, эксплуатируя их население, выкачивая из них деньги, создавая схемы варварской добычи материальных ресурсов и искусственные монополии на базе интеллектуальной собственности. Для появления Ахметова и Пинчука мировая финансовая система и массовый потребитель на Западе были необходимы в ничуть не меньшей степени, чем государственные заводы и бесправное население в Украине. Аналогичное, кстати, верно и относительно Путина с Сечиным и Миллером.

Кроме того, глобализация способствовала закрытию национальных производителей и целых отраслей национальной экономики многих стран. Глобальная фармкомпания «Ново Нордикс» купила инсулиновый завод в Бразилии. Он выпускал устаревший и вредный для пациентов свиной инсулин. И вместо того, чтобы завод развивать, его просто закрыли — для обеспечения собственной монополии на поставки этого стратегического для Бразилии препарата. В этой стане из-за национальной культуры питания процент инсулинозависимых больных сахарным диабетом один из самых больших в мире. Греция лишилась судостроения (победила Корея и Япония) и так далее. Примеров не счесть.

Развитые страны активно внедряли по всему миру свои демократические институты, не принимая во внимание других вариантов социального устройства. Причем делали это без учета географических, социальных и региональных особенностей. Самый известный пример — это Ирак. Шиитов — 65%, суннитов — 35% (это из мусульман), а есть еще и курды. Если учитывать, что свои голосуют за своих, то как в такой стране проводить «демократические выборы»? Никак. Надо, по идее, эту страну сначала или секуляризовать до адекватного уровня, или разделить по религиозному и/или этническому принципу, а уже потом пытаться насаждать в каждой из новых стран демократические процедуры. А потом они будут между собой воевать.

Авторы не хотят сказать, что демократия — это плохо, что глобализация — это ужасно и не собираются нести в массы прочие левацкие или путинские бредни. Авторы знают, что глобализация через создание массового мирового рынка стимулирует и удешевляет массовое же производство, что следом удешевляет товары и услуги для всего населения земного шара. Личный автотранспорт доступен 90% его владельцев только благодаря глобализации, равно как и личные портативные средства коммуникации. Авторы осознают, что демократические выборы являются лучшим из известных способов баланса интересов электората и финансово-промышленных групп, и одновременно являются одним из двух лучших способов ротации элит этих ФПГ у рулей стран, что обеспечивает гибкость государственной и международной политики.

Авторы прекрасно понимают сильные стороны западной цивилизационной модели, однако отмечают, что у этой модели есть неизбежные минусы, которые при долгом их игнорировании могут вызывать серьезные проблемы.

Например, одним из таких минусов является наплевательское отношение мировой элиты к укреплению авторитаризма в ресурсных странах, при условии, что те готовы поставлять ресурсы и не выпендриваться. Эту проблему 10 лет никто не хотел замечать, и теперь эта проблема засылает в Донецк своих бурятов, а в Берлин — своих лоббистов.

Глобальная ошибка состояла не в том, что у глобализации или демократических институтов есть минусы — ведь свои собственные методологические минусы имеют все модели. Глобальная ошибка состояла в том, что на кураже победителя западная цивилизационная модель натурально ленилась эти минусы нивелировать, и не пыталась решать проблемы, вызванные ими.

В общем, проблемы накапливались, «зоны напряженности» формировались, но поскольку зоны были «периферийные» и не затрагивали напрямую интересов избирателей «цивилизованных стран», то вести активную политику (специально не употребляем термин «воевать») западным элитам не хотелось. Спокойное болото — оно и есть болото. В результате в мире накопилось множество «зон напряжённости» и «тлеющих конфликтов». Только рядом с Россией, в Среднеземноморском регионе, на Ближнем Востоке и в Индокитае их — множество.

Мир почивал на лаврах, и мировые элиты стали говорить о достаточно надуманных глобальных вызовах. Например, абсолютно финансово-спекулятивная тема парниковых газов, уничтожения озонового слоя и Киотского протокола – торговля неосуществленными выбросами в будущем. А ведь были еще «чума 20 века – СПИД», «птичий грипп» и прочие пандемии. Чего только не понапридумывали.

И тут случился первый звоночек — 11 сентября, и мировой терроризм (кто бы за ним не стоял — фанатичные бородачи или холодные спецслужбисты) показал себя во все лицо. Мир сплотился. Ведущие страны и крупный бизнес согласились отдать часть суверенитета и экономических свобод для борьбы с терроризмом. Была создана целая международная система противодействия.

Одна проблема: боролись не с причиной, а со следствием. И понятно почему. Бороться с причиной было невозможно, поскольку причина – сами перекосы «мирового порядка», который просто не давал возможности странам третьего мира, «обиженным и угнетенным» народам легального, разрешенного мировыми элитами пути к достоянию и богатству. Нет у тебя природных ресурсов – паси коз, и в «мировой клуб джентльменов» на равных тебя не пустят, ни при каких условиях. Тебе просто нечего предложить в качестве «вступительного взноса». В результате ты — постоянный «объект эксплуатации», а что еще хуже – о тебе просто забывают…

Плюс со следствием боролись с изяществом стратегического бомбардировщика, что опять же усугубило проблемы, вместо того, чтобы их решить. На горизонте замаячил ИГИЛ.

И тут случилось чудо.

Появился идеальный идиот.

Идеальный, потому что одновременно и слабый, и сильный. Встречайте, на арене – Россия и ее политическая элита, которые ценой своего личного состояния и жизней 140 миллионов подконтрольного населения сумели обратить внимание мировых элит на все накопившиеся проблемы. Произошло это, потому что Кремль попытался все проблемы и противоречия одновременно раздуть. Его усилия были тщетны, но даже опись текущих мировых проблем повлияла на Запад отрезвляюще.

Россия катастрофически слаба, но огромна, и у нее — ядерное оружие. После «крымнаша» и реализации «политики предводителя гопников» она стала собирать «униженных и оскорбленных» и пытаться использовать их в своей игре. При этом, в отличии от СССР, у РФ уже не хватает силы стать «вторым полюсом» в двухполярном мире, все-таки она — «недоимперия». Но России хватает силы вредить и/или создавать множество зон локальной головной боли для глобальных стран.

План Кремля прост и нереализуем. Его руководители надеялись, что на Западе устанут разруливать конфликты и согласятся утолить аппетиты Кремля, признав Россию законной региональной «сверхдержавой» со своей зоной особого интереса, куда войдет и Украина. Кремль думал, что можно наглеть, ведь на российской территории ничего ему не сделают, побоятся. Есть фактор хоть и порядком прогнившей, но ядерной «дубинки». Из этой стратегии родились и международные объединения – БРИКС, ШОС, ОДКБ и др.

Украине не повезло, мы просто оказались территориально рядом с идиотами. Но повезло всему миру. Россия сильнее Северной Кореи и способна, в отличие от нее, привлечь внимание, но слабее Китая. Если бы идиоты завелись в Поднебесной, у которой хватает ресурсов, рычагов и возможностей, то мир опять бы сорвался в бессмысленный штопор борьбы двух глобальных блоков с абсолютно неясными перспективами на развитие и будущее. Но в Китае метод селекции политических элит (второй рабочий, после демократического) пока работает, и особо ужаленных в мозг идиотов там к власти не пускают.

Планы Кремля ждет, с высокой долей вероятности, полный облом. В данном случае ко всему спектру педалируемых Россией угроз глобальные станы подошли серьезно, и решили бороться не со следствием, а с причиной. Ведь понятно, что если не будет «тлеющих конфликтов» и «проблемных зон» — не будет почвы для возможных новых образований типа ИГИЛ или козней Кремля. Тактика аналогична с тактикой нормализации социальной базы бандитизма и профилактики правонарушений в нормальном обществе. Если не будет неблагополучных семей – не будет подпитки уличных банд.

Американская и европейская дипломатия начали спешно и успешно инспектировать «проблемные зоны» и наводить мосты в застарелых конфликтах, выбивая членов «клуба друзей Путина». По крайней мере, так думал о своем «клубе» Путин. И оказалось, что дружить против кого-то с полосатым флагом не самая конструктивная позиция и не лучшая основа для стратегического партнерства на долгосрочную перспективу. Как оказалось, у Кремля нет союзников, кроме ситуационных, с которыми удобно лишь «гадить» кому-то еще.

А дружить всем странам с одним из мировых лидеров и наибольшей экономикой в мире оказывается намного прибыльнее/интереснее, чем дружить с «мировым изгоем», одержимым одной идеей — борьбы глобальных блоков не на жизнь, а насмерть. Особенно выгодно дружить, если самая большая экономика мира забудет временно о своем «великодержавном снобизме», и попробует выслушать и понять потребности «маленького партнера». Или не очень маленького, но идеологически иного. Всегда можно найти темы соприкосновения и реализовать совместные проекты к общей выгоде.

США в последнее время много с кем (ЕС, Китай, Бразилия, Куба, Венесуэла, Иран и т.д.) разрешили казавшиеся серьезными противоречия. Мир сделал за последний год очень много, пусть и маленьких, но очень важных и принципиальных шагов на пути всеобщей глобализации. Тут уже Бацька смотрит, как подружить с Европой, и реализует проект транзитного водного пути Европа-Днепр

Этого и не понял Кремль, не понял Путин или кто там у них принимает решения. Еще немного — и Россия лишится последних из «друзей». Недавно прошла информация, что Северная Корея собирается развивать международный туризм, для чего в Пхеньяне даже построили новый аэропорт (при этом, если не фейк, вроде как расстреляли главного архитектора). Так, глядишь, еще Обама договорится с Ким Чен Ыном, и тогда Россия рискует стать не «большой Северной Кореей», а просто большой абсолютной империей зла — Мордором без сравнительных эпитетов.

Написав этот текст, авторы подумали, что божественный промысел — непостижим, и все в этом мире призвано служить какой-либо цели, и в конечном результате все направленно на прогресс. Вот мы и определили место и цель «крымнаша», а также агрессии «взбесившейся бензоколонки». Сверхмиссия Кремля — вот таким странным способом оптимизировать однополярный мир. Мир не станет двухполярным. Просто теперь «мировые управленцы» разрешат старые конфликты, пересмотрят глобальную стратегию, и в будущем постараются не допускать оснований для появления новых «стран-гопников». А это значит, что западные элиты будут слушать не только себя, но и окружающих. Может быть, будут больше заботиться не только о сиюминутном обогащении за счет ресурсов третьих стран, но и о долгосрочной мировой стабильности — путем удовлетворения нехитрого желания элит развивающихся стран «быть в обойме» мировой политики и экономики, а не за ее бортом.

В России же, из-за отказа от смены властвующих элит, хоть на основе демократических институтов, хоть на основе китайских моделей, у руля закрепились фанатики и идиоты. Кремлевские фанатики за счет сверхприбылей от участия в глобальной экономике сумели воспитать сотню миллионов идиотов в своей стране и несколько миллионов идиотов в сопредельных странах, готовых броситься под каток мировой истории с криком «крымнаш!».

Хотите к ним присоединиться?

Мы — нет.

Дмитрий Подтуркин

Антон Швец

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...