Перейти к основному содержанию

Костер из двух зол

Расстановка точек в многоточиях по вопросу отношения русских Украины к РФ.

Мы уже договорились, что русский национализм – это не о славянских корнях и не о РФ. Русский национализм – это о сборе общины. Однако такой подход, по мнению коллектива ПМ, требует четкого понимания политических нюансов и организационных решений на Украине.

Некоторые люди, считающие себя русскими украинцами, были удивлены текущей редакционной политикой ПМ. Многие посчитали позицию ПМ лакейской по отношению к Западу и предательской по отношению к «русским» (а точнее – РФ, но разницы многие не понимают). Многие, прочитав 10 наших принципов, подумали, что это лишь красивые слова. Они ошибаются. Эти 10 принципов действительно являются краеугольным камнем нашей программы. Понимание 10 принципов – это понимание задач русского национализма в Украине.

Формирование общины – важнейший этап в развитии самосознания и общности русских, как носителей конструктивных идей русского национализма. Однако возникает проблема. Формирование общины русских в современной Российской Империи это нонсенс. Современная РФ формализует русских как основное рабочее тело империи, и постулирует четкую имперскую вертикаль власти для управления рабочим телом. Организация низовой общины русских будет воспринята управляющими и карательными органами империи как попытка перехвата управления у вертикали на местах. Организация сети децентрализованных общин будет воспринята как попытка государственного переворота со всеми вытекающими и вылетающими из ствола карателя последствиями. И это правильно, мультинациональная и мультикультурная (а другой в текущей экономической системе она быть не может) Российская Федерация может действовать только так.

В империи (да и в почти любом другом государственном образовании) организовывать общину может только меньшинство. Организация общины будет реакцией на попытку включить меньшинство в основное рабочее тело империи. Попытка стандартизации меньшинства под имперские стандарты выступит стимулом для культурной консолидации меньшинства, осознания своей инаковости. Любой русский в РФ согласится, что все попытки искусственно ассимилировать меньшинства, не встроенные в рабочее тело империи, способствуют лишь их обособлению. Более того консолидация, сплоченность и взаимовыручка этих общин меньшинств упрощает им попадание в клановую имперскую вертикаль управления, способствуя закреплению описанной ситуации.

В свете указанных выше принципов Украина является уникальным случаем для государственных образований с участием русских. Русские не получают выгод в качестве титульной нации Украины, но при этом не могут воспользоваться выгодным статусом меньшинства. Иными словами, мы сидим между двух стульев.

Все это способствует тому, что русские украинцы являлись на 2013 год еще более аморфным субстратом, чем русские в Российской Федерации, сплоченные постсоветским «интернациональным агитпропом». Даже активная украинизация и государственная политика «никаких русских украинцев не существует» не вызывает никаких реакций, просто потому что нас больше. Ну, какая, скажите, нам может быть опасна украинизация, если все везде говорят по-русски, если большинство прессы на русском, если профессиональная элита в основном русскоязычная?

Однако ситуация изменилась. В 2014 впервые в истории Украины основной движущей силой государственного переворота послужило не недовольство социально-экономической ситуацией, а консолидированный национальный протест. Умирать за колбасу тяжело и не почетно, другое дело умирать за нацию (хотя бы в картинке агитпропа). Агрессивная риторика этнических украинских националистов всколыхнула аморфное болото русских украинцев. Впервые за многие годы русские всерьез задумались, что они не титульная нация в Украине, впервые наши исконные территории оказались под угрозой стохастических вторжений о стороны отрядов «самобороны» этнических националистов. Идеологическая интернациональная пустыня, оставленная манипуляторами от власти на месте русского самосознания, была удобрена украинскими национализмом и теперь мы пожинаем первый ее урожай в виде русских по культуре и языку ультрас, выступающих передовыми отрядами украинских этнических националистов. Для самоощущения русских украинцев это был мощнейщий сигнал.

Впервые за многие годы русские на предложение об организации общины отвечали не вопросом «Зачем?», а пожеланием «Быстрей!». Консолидация русских украинцев произошла. Но возникла новая проблема.

Русские украинцы не привыкли к такому положению. Мы не привыкли к положению осажденной культурной крепости, мы не привыкли защищаться, у нас нет механизмов национального иммунитета, у нас нет принятого большинством плана действий. У многих не было, и даже сейчас нет, общего понимания текущей ситуации. Все это рождает страх, как первую и самую четкую реакцию. Страх является убийцей разума, страх требует простых, внешне понятных и быстрых решений, которые часто оказываются гибельными. Мы испугались, и мы позвали человека, который назвался нашим «старшим братом».

Но это фатальная ошибка. Русская община как механизм консолидации и защиты русских может возникать только в условиях негативных внешних воздействий внутри формально нейтрального или недружественного государственного образования. Все эти Саши Музычки и Яроши являются необходимым элементом для того чтобы у наших общин выработалась смелость и четкое понимание образа идеологического оппонента. Активная ура-украинизация Фарион-style – лучший повод сохранять свою культурную и языковую общность. Угроза вторжения и унижения со стороны летучих отрядов и внутренних коллаборационистов – лучший стимул для сплоченности и боеготовности. А отсутствие или безразличие «старших братьев» - лучший повод не расслабляться.

Коллектив ПМ постулирует четкую мысль. Аннексия основных территорий проживания русских украинцев Российской Империей это путь к национальному забвению. Да что там, это и есть национальное забвение в чистом виде, ментальный мультикультурный яд. Превращение русских украинцев в стандартное российское рабочее тело империи отменяет национальную повестку дня под давлением мультинационального диктата органов власти, так выгодного кланам и общинам кавказороссиян, да и прочих россиян, культурные особенности которых в империи «надо уважать».

Аннексия (аншлюс, оккупация, братская помощь называйте, как хотите) РФ на данный момент  это враг номер один для русских украинцев, как ни парадоксальна эта мысль. Даже простая военная помощь вредна, поскольку является вреднейшим самообманом. Такая помощь приучает этнических украинских националистов уважать не русских украинцев, а РФ, или даже лично императора Путина. А император не вечен (как и интересы империи), и после его смерти те, кто его боялись, обязательно отыграются. А мы опять не будем готовы, потому что будем надеяться на «человека, похожего на старшего брата».

Украинская русофобия – это та проблема, с которой мы, русские украинцы, можем и должны справиться, оставаясь в легальном поле. У страха глаза велики, а победный кураж «частных Правых секторов» скоро спадет. Для борьбы с «частными секторами» у нас есть союзники внутри страны и этих союзников немало. Это битва будет бескровна и произойдет, повторюсь, в основном на легальном поле.

Диктат имперской вертикали управления в случае аннексии – это непреодолимая сила. Эта битва проиграна заранее. И это вполне четко видно из наших 10 пунктов.

Уклониться от этой битвы – наша главная на данный момент текущая задача. А потому мы всемерно сопротивляемся подобной аннексии, и прекрасно понимаем, как это выглядит со стороны. Но у русских украинцев нет другого выбора.

''отсканируй
и помоги редакции