Перейти к основному содержанию

«Полномасштабная оборона». Как Европа защищается от агрессии Кремля

Что такое Kremlin Watch и как это помогает защищаться ЕС от гибридной агрессии России
Источник

«Используемая Кремлём тактика агрессивного расширения своего влияния за счёт распространения дезинформации и поддержки европейских экстремистских и радикальных политиков вызвала сильную негативную реакцию по меньшей мере в 14 из 28 стран, входящих в Европейский союз». К такому выводу пришли эксперты проекта Kremlin Watch, организованного исследовательским центром European Values («Европейские ценности»).

На днях Kremlin Watch запустил новый сайт, который авторы проекта характеризуют как крупнейшую в Европе открытую базу данных о «гибридных» действиях России по расширению своего влияния в европейских странах и о контрмерах Европы.

Активизация разведывательных, экономических и информационных усилий Кремля в европейских странах — тема не новая, но в последнее время она вновь на слуху. В Великобритании предметом официального расследования стали контакты предпринимателя Аррона Бэнкса — его подозревают в том, что через него Россия финансировала в 2016 году кампанию за выход Великобритании из Евросоюза — накануне референдума по этому вопросу.

В Венгрии бывший высокопоставленный сотрудник венгерской контрразведки Ференц Катрейн поделился со СМИ наблюдениями о резко усилившейся активности российских разведывательных служб в стране. Возможно, реакцией на эти сообщения стала «тихая», без официальных протестов, высылка из Будапешта нескольких российских дипломатов, а также куда более громкое дело Белы Ковача по прозвищу КГБела — венгерского депутата Европарламента, который находится сейчас под судом по обвинению в шпионаже в пользу России.

В июле этого года двоих российских дипломатов выслали из Греции – до сих пор одной из самых благожелательно настроенных к Кремлю стран ЕС и НАТО. (Ещё двоим дипломатам запретили въезд в Грецию). Высланных обвинили в попытке подкупа ряда чиновников и духовных лиц. Вскоре стала известна интересная подноготная российско-греческого конфликта. Журналисты из международного Центра исследования коррупции и организованной преступности (OCCRP) опубликовали информацию о том, что миллиардер, выходец из России и бывший депутат Госдумы Иван Саввиди, живущий в Греции, профинансировал организаторов акций протеста в Македонии — против заключённого с Грецией соглашения о новом названии этой республики. С организацией аналогичных протестов с греческой стороны оказались связаны те самые высланные российские дипломаты. Дело в том, что из-за конфликта между Грецией и Македонией по поводу названия последней Афины блокировали её вступление в НАТО. Теперь это препятствие устранено — к неудовольствию Москвы.

Фрагмент главной страницы сайта Kremlin Watch

Команда Kremlin Watch попыталась свести воедино эти и подобные случаи и проанализировать, с какими угрозами в сфере безопасности, связанными с политикой России, сталкиваются власти и гражданское общество европейских стран, и как эти угрозы можно нейтрализовать.

Об этом «Радио Свобода» рассказала координатор проекта Kremlin Watch Вероника Вихова.

– Как можно охарактеризовать ваш проект, что это — база данных, аналитическое обозрение, небольшое СМИ?

– В центре проекта — интерактивная карта, с помощью которой можно узнать, как европейские государства (речь идёт не только о членах ЕС) борются с дезинформацией и другими «гибридными» методами, используемыми для усиления российского влияния. В каждом разделе можно найти ссылки на правительственные материалы, аналитику, инициативы гражданского общества, публикации в СМИ. Есть там и наша аналитика — рейтинг государств в соответствии с принимаемыми мерами противодействия российскому влиянию. Это анализ действий нескольких десятков стран за последний год.

​– По каким критериям вы их оценивали?

– Критериев три. Первый — это восприятие российского влияния и связанных с ним угроз политической элитой данной страны. Это можно оценить по стратегическим документам, выступлениям политических лидеров, тематике предвыборных кампаний — содержат ли они хотя бы упоминание о политике Кремля как факторе, угрожающем национальной безопасности. Второй критерий — что сделано в этой стране: созданы ли какие-то органы для борьбы с «гибридными» угрозами, как эта тема разъясняется общественности, существуют ли программы обучения медиаграмотности в школах и т.д. Ну и третий критерий — деятельность спецслужб европейских стран, их работа по отражению таких угроз, насколько о ней можно судить по открытым источникам. Это ежегодные отчёты контрразведок, выступления представителей спецслужб и экспертов в области безопасности на парламентских слушаниях, конференциях — это в последние годы происходит всё чаще.

– И какая же в итоге получилась расстановка?

– Мы разделили страны на несколько групп. Наиболее благополучная обозначена как full-scale defenders — «полномасштабно обороняющиеся». У них есть наиболее полная стратегия борьбы с угрозами безопасности, связанными с политикой Кремля. Это Великобритания, Швеция и страны Балтии. На другом полюсе — страны, где не уделяется почти никакого внимания этой проблеме. Туда мы включили Грецию и Кипр. Шесть других стран, где положение лишь немногим лучше — Австрия, Венгрия, Люксембург, Мальта, Португалия и Словения.

В 2016 году премьер-министр Греции Алексис Ципрас и Владимир Путин улыбались друг другу. Сейчас отношения между Афинами и Москвой испортились

​– Вы упомянули Грецию — даже несмотря на недавнюю высылку оттуда российских дипломатов за деятельность, не совместимую с их статусом?

– Согласна с вашим замечанием. Мы составляли рейтинг на основании данных, имевшихся на конец мая. Скандал в Греции произошёл позже, уже летом. Мы намерены сделать это наше исследование ежегодным, так что в следующем выпуске, конечно, учтём и это.

– Вы до сих пор говорили абстрактно об «угрозах». Какого именно рода деятельность, связанная с Россией, имеется в виду?

– Инструментов, используемых нынешними российскими властями для усиления своего влияния в Европе, несколько. Надо отметить, что они хорошо подбирают эти инструменты в зависимости от специфики страны или региона. Скажем, в Центральной и Восточной Европе используют связи, наработанные ещё в советский период. Речь идёт об активизации работы российских спецслужб и механизмах информационно-пропагандистской войны. Есть как официальные, так и неофициальные каналы, которые занимаются информационной манипуляцией. К первым можно отнести телевидение RT или информационное агентство Sputnik, имеющие множество версий на разных европейских языках. Ко вторым — множество интернет-изданий с неясным финансированием, которые распространяют выдержанную в прокремлёвском духе информацию.

Другой уровень — широко известное «нестандартное» взаимодействие Москвы с некоторыми европейскими политическими силами и их лидерами. Тут речь может идти о сотрудничестве финансовом, как в случае с «Национальным фронтом» во Франции пару лет назад, или чисто идеологическом, а также об информационной поддержке. Москва активно поддерживает радикальные политические движения. Пример из Чехии: особенно прочные контакты с Россией установили представители Коммунистической партии и «Союза за прямую демократию» (радикально националистическая, евроскептическая и антимигрантская партия в чешском парламенте. — РС). Многие из них ездили, скажем, в Крым в качестве наблюдателей на выборы или на различные конференции.

Ну и, конечно, экономические операции с политическим подтекстом. Упомяну два проекта в области атомной энергетики: соглашение между властями Венгрии и «Росатомом» о строительстве новых реакторов АЭС «Пакш-2» и попытки заключить аналогичную сделку в Чехии, по АЭС в Темелине. Такие вещи трудно воспринимать в чисто экономическом контексте: за ними стоят и политические интересы, особенно когда речь идёт об отраслях, связанных с безопасностью, как атомная энергетика. Общая цель нынешней кремлёвской политики в Европе — дискредитация существующих политических институтов, подрыв доверия к демократической системе, «традиционным» СМИ, и в конечном итоге — ослабление европейских стран.

– Тут можно возразить: каждая крупная держава стремится к усилению своего влияния, прежде всего в соседних странах — политического, экономического, культурного. Почему подобное стремление со стороны России следует, судя по вашим словам, считать непременно опасным? Чем, скажем, реконструкция АЭС в Темелине, если этот подряд получит «Росатом», угрожает чешской демократии?

– Конечно, нет ничего плохого в стремлении пропагандировать свою страну и отстаивать её интересы. В данном случае разница, однако, в том, что целью является нанесение ущерба интересам других стран и их ослабление. Для чего? Например, для агрессивных акций, как в Украине. Проекты, подобные темелинскому, сложно считать чисто экономическими. Приобретая в других странах доступ к таким стратегическим отраслям, как атомная энергетика, Россия получает возможность плотнее привязывать эти страны к себе и в политическом плане. Например, через политиков, курирующих эти проекты, дающих «добро» на контракты такого рода.

На митингах правых популистов в Германии нередко можно увидеть российские флаги

​– В субботу Владимир Путин едет в Германию на переговоры с Ангелой Меркель. В последнее время контакты западных лидеров с Кремлём стали более интенсивными. Это, по вашему мнению, правильный подход? Как он сочетается с восприятием России как источника угроз в сфере безопасности, к которому призываете вы?

– Полностью избегать контактов с Кремлём политически нереально. Важно, чтобы проблемы, о которых мы говорим, при контактах между Путиным и лидерами демократических стран не замалчивались. Чтобы у российской стороны не возникало ощущения, что она может позволить себе всё что угодно, и её действия не столкнутся с ответными мерами. Нужно, как мне кажется, дать понять, что условием нормального диалога с Россией является прекращение тех действий, которые она ведёт в Европе в последние годы, — считает координатор проекта Kremlin Watch Вероника Вихова.

Радио Свобода © 2018 RFE/RL, Inc. | Все права защищены.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...