Перейти к основному содержанию

Проходной барьер

Думали, только СМИ на шпагате? Нет.

Проходной барьер (или порог вхождения) чаще всего воспринимается как некая штука, вмонтированная в фундамент Верховной Рады. Кто не набрал 5% ― гуляй ещё пять лет и жди своего шанса.

Тем не менее, термин вполне жизнеспособен и за пределами парламента. Это, скорее, фильтр.

Его настраивают под каждую отрасль или сферу деятельности, запускают и глядят на результаты. Чаще всего они радуют глаз… да и карман тоже. Ведь если проблема (любая) не решается, надо хотя бы снизить её влияние на собственную жизнь.

Сейчас объясню, чем барьер определённо хорош ― и в чём откровенно бессилен.

Услуга не для всех

В плане коррупционного фильтра я люблю приводить пример из жизни ― Министерство образование и ВНО, которое вообще-то ЗНО.

Вот была у тебя, юзернейм, проблема размером с Тирасполь: годами люди бегали и решали поступление своих чад в шарагу. Экзаменатору на лапу дали. Тот внезапно узрел невероятный талант в двухметровой дылде, последние пять лет нюхавшей клей за школьной пристройкой. На выходе получаем плохое образование.

Можно ли это исправить? Нет. У нас традиция «порешать» укоренилась слишком глубоко, её даже калёным железом не особо-то вылечишь.

Потому общество разделилось. Глупые дяди требовали невозможного, то есть отучить фанатов коррупции от самой коррупции. А умные дяди добились внедрения тестов, и теперь гости могут обсудить с экзаменатором разве что погоду в Черновцах.

Тесты своему ребёночку всё ещё можно порешать, да. Но только если у тебя есть пропуск на самый высокий уровень системы. Ниже ― всё, лавочка закрылась.

Умоляю, не делайте удивлённый вид. Всё прекрасно решается.

Я во времена учёбы поработал в системе ЗНО и однажды выгнал из аудитории разбалованного полудурка. Не помню, рассказывал или нет, но вообще у него тесты были сданы на нужное количество баллов ещё до того, как пацан явился в аудиторию и получил бланк.

Мы не Афганистан, но и Россия – не Талибан.

Не знаю, как. Случайно получилось, наверное. Вдруг где-то рядом Гарри Поттер с маховиком времени пробегал.

В общем, глупый мажор должен был сидеть тихо и как-то сдать свои никчемные тесты. Но решил развлечься ― и был изгнан, вплоть до штампа в протоколе. Получился правовой парадокс. Человека выперли и сделали отметки в нужных документах.

Его работа, соответственно, не принята. Но на самом деле почему-то принята, даже с оценками лежит у человека в высоком кабинете.

И теперь, чтобы в том самом кабинете не начались проблемы, надо срочно что-то сделать. Бланки испортить. Или сделать вид, что никаких баллов «авансом» не было вовсе. Абитуриент уволился две недели назад. Такие бланки можно купить в любом военторге.

Как изгой выкручивался, и смог ли это сделать вообще ― мне плевать. Главное в другом. Вот вам типичнейший проходной барьер.

В парламент идут партии, которые перепрыгнули 5% от общей массы голосов. Там они воруют, лоббируют и садятся на потоки вместе с семьями и двоюродными тётями. Убери барьер ― страны на такое счастье не хватит.

А в кабинет к Самсунгу Павиановичу топают те, у кого есть нужный уровень допуска.

Проблема не решилась, но за счёт уменьшения охвата всё же откатилась куда-то далеко. Я не способен поверить в то, что украинцы внезапно откажутся от вековых традиций кумовства и взяточничества. Но в уменьшение ущерба― всё ещё могу.

Война на два фронта

Всё так, и теперь мы упираемся в другую проблему ― работу СМИ как зеркала общества. Казалось бы, политиков должны греть тумаками именно журналисты. Но этого не происходит по ряду причин, одна из которых почему-то всеми забывается.

Обвинять в продажности СМИ, при этом оставляя за кадром пиарщиков с реальными бюджетами ― за это я не переживаю. Народ привык. Кто я такой, чтобы указывать.

Как победить пиар-СМИ одним кликом? Да легко.

Но есть конечная точка: общественное порицание. Вообще-то, каждая публикация с критикой рассчитана именно на этот эффект. «Депутат Иванов-Петрова задекларировал скелет мыши в холодильнике и купил трёшку в «Оболонь-Плаза».

Что хреново ― эффект потихоньку перестаёт работать. Ну купил, и чо? Украл, и чо? Лоббировал, и чо?

Что самое страшное, вот это «и чо» звучит и от депутата, и от обычных граждан. Всем пофигу, что происходит в стране (и даже у тебя под боком). Приходится искать новые пути сделать бо-бо плохому человеку, ведь к старым у него иммунитет развился.

Журналист должен грызнуть условного политика, при этом надавив на болевую точку общества. И тогда, по идее, оно сделает то же самое.

Одна беда: из-за сильного расслоения финансовых ресурсов болевые точки депутата Иванова-Петровой и учителя в Запорожье расходятся всё сильнее и сильнее. Как в море корабли, только ещё дальше. Потому у меня задача ― найти эти точки, сесть на шпагат и ударить по обеим.

Так вы получаете возможность лицезреть истерику Витренко или Смелянского в комментариях P&M.

В целом картинка не радует. Общество в условиях кризиса не отторгает коррупцию как инструмент, который ему этот самый кризис доведёт до рецидива и клинической смерти ― более того, многие украинцы сами обрадовались бы в ней поучаствовать.

Как вы докажете простому Ваське, что воровать ― это плохо? Да он сам не против, просто не зовёт никто. Подсказка: в его ответе на вашу статью будет «и чо».

Происходит ровно то же самое, что в первом пункте сводилось к невозможности вытравить договорняки на бытовом уровне. Если человек хочет давать на лапу и брать на лапу ― ему твои доводы против «лапы» в принципе до одного места.

Значит, здесь не справится бульдозер. Есть лишь один вариант: повысить порог вхождения.

Можно играть вдвоём

Я рассматриваю лишь тот порог вхождения, который касается моих читателей и их восприятия реальности. Если бы верил в то, что власть сама себе вдруг помешает воровать ― наверное, ушёл бы работать в зоопарк.

Элиты воровали, воруют и будут воровать. При этом всё равно не оглянутся на какие-то статьи. Расслоение, оно ведь не просто так отделяет патриция от плебеев.

Просто у нас ненадолго получилось сблизить эти социальные слои, и около пяти лет пожить в слепой уверенности: смотри, вот Пашинский, вот Мартыненко, ты способен насолить им лично.

Впрочем, теперь пропасть снова выросла до неприличных масштабов. Можно дальше считать, что депутат от «Слуги народа» испугается ваших постов в фейсбуке так же, как пугался его коллега из «Блока Петра Порошенко». На самом деле, публикаций не боится ни первый (сейчас), ни второй (в прошлом).

И большинству, которое обычно формирует власть, на всё это плевать. Как я уже говорил, многие граждане и сами бы присоединились к распилу ― не зовут просто.

Но палка о двух концах. Журналисту сложно найти тему, которая одновременно сделает больно патрицию и в то же время будет понятна людям попроще. В свою очередь, элите сложно воровать дальше, но при этом сохранять товарный вид перед избирателем.

Так вот, в кризисное время работать становится куда сложнее не только мне.

Пока я ищу, как вжарить депутата Иванчука, технократа Петричука и чиновника Васильчука ― им надо садиться на другой шпагат. Плюс-минус не вызывать вопросов у народа и продолжать воровство в стремительно беднеющем государстве.

И если мою статью в худшем случае не прочтут, то им поражение сулит порванный chocolate starfish и массу неприятностей в будущем. Ставки выше.

Вот придумала Банковая на дорогах деньги раздавать приближённым семьям, тьфу, фирмам. И решила, что вся эта идея чертовски понравится рядовому обывателю. Вдохновенно ворует и радуется своей гениальности.

Но я повторюсь: Украина становится всё беднее, дорожные выдумки не интересуют её жителей. Лучше всего это иллюстрирует социология. Оцените пункт №5.

Так мы возвращаемся к примеру с образованием и ВНО. Глупые дяди воюют против коррупции, даже не обращая внимания, что она как явление населению вполне по нраву, и возмущаются люди лишь на словах. Зато умные дяди пытаются любой ценой поднять порог вхождения. Сделать решалово забавой не для всех.

Для журналиста это поиск тех тем, которые даже правонарушением не являются, но вызывают у населения отторжение и порицание. Коррупцию и так ковырять придётся.

Но сделать так, чтобы вопроса «и чо» не возникало в принципе. Этим и занимаюсь.

В обществе, где люди не видят ничего плохого в кариесе, приходится пугать их картинками гнилых зубов. Не очень эстетично, но хотя бы работает. А уж если перечислять достижения отдельных кадров, придётся бить по самым болезненным точкам ― но болезненным не для прокурора, а для простого гражданина.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.