13:13, 03.09.2014

Наша Russia 

С нами воюет страна трусов, возглавляемых лжецом.


Вы знаете, Российская Федерация и её печальное будущее меня не беспокоит ни капли. Более того, как и подавляющее большинство русских националистов, я считаю, что Российская Федерация должна быть разрушена и уничтожена, как постсоветская общность, решившая подменить русский народ многонациональным народом Российской Федерации. Вполне, надо сказать, успешно.



А вот если речь идет о русском народе, а у меня в голове часто идет речь о русском народе, то смотрите, какая история.

Был, значит, былинный сказочный русский народ. Который Микула Селянинович, Минин и Пожарский, Иван Сусанин и прочие лубочные героические истории о православии и сермяжной духовности. Был он крепок, коренаст, оглоблей немца в проруби топил, с медведем обниматься не боялся. Было у него два качества – смекалка и бесстрашие. Соединенные вместе, эти качества позволяли былинному русскому народу проникать в места совершенно дикие, и облагораживать их до неузнаваемости. Если бы этот самый былинный русский народ дожил до наших дней, то больше всего Российская Федерация была бы похожа на Японию. Коренастые бородачи хитро щурились бы из-под бровей всему остальному миру, и смекали, как бы так похитрее провести водопровод на Марс, чтобы там березки росли погуще.

Но Петр Первый прорубил окно в Европу, и хлынувшие оттуда заморские чудеса (хотя какое, нафиг, море между Псковом и Голландией?) навеки извратили сермяжную русскую душу, и заменили русское боярство на русское дворянство. А под воздействием стратегии выдачи дворянских титулов иностранцам Россия влилась в семью европейских держав на равных ролях, потому что, ну, какая разница между русским морским офицером Грейгом, и английским морским офицером Адамсом? В итоге получилась та Россия, о которой каждая российская домохозяйка знает из книг господина Акунина, а каждый россиянин мужеска полу – из песни группы «Белый орел» про балы, красавицы, лакеи, юнкера, а также творчества лауреата премии Оскар, российского барина-однопроцентника Никиты Михалкова про мохнатый шмель на душистый хмель.

С той Россией тоже все примерно ясно. Она подарила нам великую русскую культуру, которая по самым пессимистическим оценкам занимает не меньше двадцати процентов всех сокровищниц мировой культуры. Толстого, Чехова, Лермонтова и прочая и прочая. В частности, именно благодаря той России на месте моего родного Николаева находится мой родной Николаев, а не в степи ковыль шумит. Спасибо князю Потемкину. Культура той России – это мировая культура, за которую не стыдно, которой принято гордиться.

И если бы не Первая Мировая Война, Гражданская, Ленин и всё такое, то мы тоже примерно понимаем, какой бы сейчас была Россия. Далеко за примерами ходить не надо – это была бы русская Великобритания. Квазиимперия, в которой монарх председательствует в Commonwealth of nations, а прочие государства слюной исходят, чтобы в это Содружество наций войти и влиться. Быть частью британского мира – привилегия, честь и ответственность, и от Канады до Австралии подданные короны ежедневно пьют за здоровье королевы. Ну, вот и Россия бы примерно так выглядела, что за слово «русский мир» не было бы стыдно, потому что это был бы русский мир Толстого, а не Путина. Мохнатый шмель на душистый хмель, конституционная монархия, служащая эталоном демократии, и Парфен Рогожин весело проигрывает миллионы тайному агенту 007 Его Величества Николаю Фандорину, человеку с лицензией на убийство.

Однако, случилась революция, и мохнатый шмель на душистый хмель кончился, а начался интернационал, Сталин, Голодомор и многое другое, что мы все и так прекрасно знаем. И вот мы видим результат. И он поражает воображение.

Россия впервые за всю свою историю умудрилась стать врагом для всего мирового сообщества. Такой глубокой изоляции и тотального неодобрения вообще всего мира Россия пока еще не испытывала за всю свою тысячелетнюю историю. Даже во время Холодной Войны были соцстраны Восточной Европы, страны Варшавского договора, которые удерживали сторону СССР. А тут уже всё. Максимум международной поддержки, которой дождалась РФ – это Кипр и Чехия, блокирующие решение по санкциям в отношении РФ.

Причем, надо заметить, сама Российская Федерация по этому поводу особо не парится. Ей нравится международная изоляция. Она не против, реально не против ходить в резиновых сапогах и жрать кильку вместо норвежских мидий.

Давайте представим, как бы к такой ситуации отнесся адмирал Грейг, или там писатель Чехов? Есть подозрение, что они бы к ней отнеслись крайне неодобрительно и без понимания. Мол, погодите, господа, возможно, я чего-то не понимаю, но как так вышло, что мы одни правы, а все остальные в мире сошли с ума? Возможно, если все в нас тычут пальцем и смеются, то дело все ж таки в нас? Может, капуста наша в бороде их смешит, а может, штаны у нас приспущены, а может, покрой мундира наш серый в полоску, набитый ватой, сейчас уже не в моде? Может, надо бы нам как-то поменяться, а то слава русская какая-то дурная нынче стала, и о чести нынче не слыхать. А слыхать зато, мы в Пскове хороним солдат. А отчего хороним, что за смертность? Где это так стыдно гремит русское оружие, что мы боимся это признавать? Гусары наши отчего без ног домой в железных ящиках приезжают? А полицейские чины, отчего стращают наших жен? Уж не ополоумели штафирки тыловые – женам и матерям десантников наших угрожать расправой не боясь офицерского суда за такое хамство? А сами мы хороши ли? Зачем на стыдную войну идем, погоны сняв, как будто воры? Мы если сами с себя по доброй воле офицерские погоны соглашаемся снимать – мы точно офицеры? Деды наши, ветераны наполеоновских и балканских войн, что бы нам сказали? Да и сказали бы они нам что-то, или просто сняли бы с нас портки, да выпороли? Что мы за русские такие, что отцов позорим и семьям стыдно признаваться, где и за что мы погибли?

Вот что-то такое можно было бы ожидать, видимо, от русских офицеров, если бы в Российской Федерации нашлись русские офицеры.

Но вот какая херня. В Российской Федерации русских офицеров не нашлось. Многонациональная Российская Федерация – это многомилионная страна трусов, возглавляемых лжецом. Ни былинных Минина и Пожарского, ни царских Коцебу и Римского-Корсакова больше не осталось. Русских в РФ больше нет, Путин с этим справился, остались только бессловесные россияне.

А мы тут пока держимся. Воюем с Россией шансона, многонациональной федерацией Захарченко, Царева, Моторолы и Пономарева, всех этих Вованов и Колянов, всего этого агрессивного совка и гопоты с оружием. Воюем за право оставаться свободными людьми, за право служить, а не прислуживаться, как завещал Грибоедов.

На нашей стороне Чехов и Толстой. На их стороне – Бутырка, Шуфутинский и Кобзон. А значит, как сказал дядя одного мертвого псковского десантника – пусть Путин крепится.

Александр Нойнец


Подпишитесь на наши PUSH-уведомления, чтобы первыми узнавать о появлении новых материалов. Также у нас есть Telegram-канал со всеми статьями и новостями.

Заметили опечатку? Выделите этот фрагмент текста мышью, и нажмите Ctrl + Enter.




Если вдруг Дискасс начнет показывать рекламу - пишите нам в ФБ.