Перейти к основному содержанию

Спасти рядового русского

Почему "российские националисты" хотят в #savedonbasspeopel, и не хотят в #saverussianpeople. Причин несколько: Усманов, Потанин, Дерипаска.

Представим гипотетическую ситуацию. Вы идёте по улице и видите две попавших в беду девочки. У одной, назовём её Таня, упал в речку мячик. Медленно так плывёт в сторону заката. У второй, назовём её как-то иначе, проблема немного серьёзнее. Она попала под грузовик, лежит в кровавой луже, задыхаясь, а сквозь платьице в красный горошек торчат обломки рёбер. Кому из девочек вы поможете первым делом?

Ответ нормального человека: «Разумеется, второй девочке!».

Ответ, кхм, российского, кхм-кхм, националиста: «Разумеется, Танечке!» (мерзким голосом Холмогорова: «Девочка, милая, красивая, тебе помочь?»)

Это я к чему.

Есть в Украине регион по имени Таня. Такой себе Таня-мирок. Называется Донбасс. Весной Таня уронила в речку бело-сине-красный мячик: правительство отменило закон о региональных языках. То есть у Таниных родителей теоретически могло немного увеличиться количество документов, заполняемых на украинском языке. Собственно, всё. В паспортах так и оставались страницы с записями на русском языке, внутренняя и значительная часть внешней документации предприятий продолжила вестись на нём же, за слово «пи-и-и-иво» расстреливать на улице не начали, и в целом как таковая жизнь ни Тани, ни Таниных родителей принципиально не изменилось. Мячик поплыл к закату, но жизнь продолжалась.

В то же время в Российской Федерации есть несколько регионов, представляющих как раз вторую девочку, попавшую под вполне серьёзный и на мячик нисколько не похожий «КамАЗ». Возьмём, к примеру, чудный город Норильск. Норильск – это Россия. Посконная со всех сторон, даже с посконным медведем на гербе и посконной морошкой в тундре.

Кроме того, что Норильск – это Россия, Норильск – это ещё один из самых грязных городов мира. Норильск даёт 2% от всех выбросов углекислого газа в мире. Средняя продолжительность жизни в Норильске – 45 лет у  мужчин, и 49 лет у женщин. У вполне себе русских людей продолжительность жизни в среднем на двадцать лет меньше, чем у среднего украинца, у которого Майдан, «хто не скаче» и дивизия СС «Александр Турчинов». Вы понимаете? На двадцать лет!

У двухсот тысяч человек, населяющих город, онкологические заболевания встречаются в два раза чаще, чем у жителей Донбасса. Житель Норильска имеет право заполнять документы на русском языке, но бонусом получает необходимость дышать воздухом, в котором концентрация формальдегида выше предельно допустимой в 120 раз, диоксида серы в 36 раз, а диоксида азота – в 28 раз. Около профилактория «Василек», в котором имеет право отдохнуть за русские рубли русскоязычный русский норильчанин, растут посконно русские грибы, в которых в три раза превышена норма свинца, в 190 раз цинка и в 246 раз меди. Уровень онкологических и психических заболеваний, депрессий, самоубийств в Норильске намного выше, чем в среднем по России (и по Украине, кстати, тоже). Большинство жителей Норильска живут с болью в легких. Постоянно. Каждый день. «И пусть живые позавидуют мёртвым».

Итак, вернемся к российским, кхм, националистам. Вот есть Таня-мирок, у которого как бы отняли право заполнять документы на русском языке (на самом деле нет). А есть анти-Таня-мирок, в котором русские люди попали под жестокий КамАз государства. Они мрут как мухи, не дожив до пятидесяти, живут с болью в лёгких и едят грибы, в которых меди больше, чем, собственно, самого гриба. То есть там, в Украине – какой-то язык, а тут, непосредственно тут, в России – жизни, смерти, рак и детская смертность. И ещё бесхозный стронций-90 в лесу под городом, забытый там несколько лет назад будущими «вежливыми людьми».

И кого же мы будем спасать? Правильно! Жителей Донбасса.

Потому что, если попробовать спасать русских, то тебе весьма доходчиво объяснят, что Норильск – это не только смерть в расцвете сил, но и градообразующее предприятие «Норильский никель». А «Норильский никель» – это не только 20% мировой добычи никеля и 35% палладия, не только логотип, очень напоминающий «Волчий крюк» с герба батальона «Азов», но и 25% доли олигарха Олега Дерипаски, 30% доли олигарха Владимира Потанина и 4% доли олигарха Алишера Усманова. Объяснят, что это миллиарды и миллиарды долларов. А если кхм, российский, кхм-кхм, националист не поймёт, то разговор перейдёт в другую плоскость. И не будет ни фотографий в социальных сетях с автоматом Калашникова наперевес. Ни геройской гибели под «Градами» проклятых хохлов, возомнивших о себе невесть что. Ни плачущих родных на могиле, имперского флага на гробе, НТВ на похоронах.

А будет будничный выстрел в башку в ближайшем лесочке, падение тела на медные грибы и неглубокая ямка в пропахшей сероводородом земле.

Такой родной. Такой русской. Твоей.

Юрий Гудыменко

Задать вопрос автору можно в Facebook

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...