Перейти к основному содержанию

Александр Валов — интервью для ПМ.

Не найдя ночью после приезда места в киевских хостелах (они были закрыты или же заняты), обратился к первому попавшемуся прохожему. Он поселил меня к себе.

Биографическая справка

Александр Валов — 25 лет, уроженец города Полярные Зори Мурманской области, проживал в Мурманске, организатор Русского марша в Мурманске в 2010, 2011 и 2012 годах, лидер националистических организаций «Панславянское Национальное Добровольческое Объединение» (ПНДО), «Белый крест», «Косовский фронт — Мурманск». Также состоял в руководстве регионального отделения партии «Новая сила».

В РФ обвиняется по статьям 282.1 ч.1 (создание экстремистского сообщества), 213 ч.2 (хулиганство) и 116 ч.2 п.п. «а», «б» (побои) Уголовного кодекса РФ. В сентябре 2014 года покинул территорию РФ и попросил политического убежища в Украине.

 

Мурманск

 

- Расскажи об идеологии и деятельности организаций, в которых ты состоял («Косовский фронт — Мурманск», «Панславянское Национальное Добровольческое Объединение», «Белый крест»).

- Фактически я руководил правым движением Мурманска на протяжении 3 лет, всего же участвовал в движении порядка 10 лет. Мы всегда стояли на позициях здорового национализма и традиционализма, отрицающих шовинизм в любых формах. Всегда были на антисоветских и антипутинских позициях.

Сразу поясню, что под национализмом я подразумеваю борьбу за свою нацию, за ее право быть на земле и развиваться, а не поиск врагов среди представителей других наций. Именно русские допускают все, что с ними происходит. Русские выбирают Путина, русские судьи сажают тех, кто «открыл глаза» и начал бороться. Русские омоновцы разгоняют митинги протеста. Не в процентном соотношении жителей разных национальностей заключается формула благополучия народа, в количестве людей, мыслящих самостоятельно, радеющих о благе нации, допущенных к управлению государством.

 

- Я так понимаю, что тебе близки идеи панславизма — в чем они заключаются?

- Мы не являлись сторонниками объединения всех славян в одно государство с общей границей и вертикалью власти. В моем понимании панславянизм — это создание славянского полюса в мире, культурного центра притяжения, если хотите. Но на основе сохранения национальных и культурных особенностей каждой нации и этноса. Братство национальных славянских государств — это наш Новый Панславизм. Нынешняя ситуация в Украине с вторжением путинских войск, поведение властей РФ, препятствующих выбору пути развития украинского народа напрямую вредят этой идее.

 

- Чем непосредственно вы занимались?

- Тут надо пояснить, что такое, на первый взгляд, множество организаций или проектов обеспечивало выполнение задач по привлечению к деятельности максимального количества слоев населения. Люди разные, это необходимо учитывать. Молодежи была интересна сфера военно-патриотической подготовки, сфера спорта, людям постарше — политика (такие были преимущественно или в ПНДО, или в «Новой Силе»). Были и такие, кого интересовала в основном адресная помощь русским семьям, оказавшимся в сложной ситуации. Они на базе ПНДО несколько лет занимались сбором и распределением помощи многодетным русским семьям, оказавшимся в непростых жизненных обстоятельствах, проводили всевозможные трудовые акции (ремонты в детских домах и прочее). Я координировал эту работу по разным направлениям.

 

- Мурманск — город-порт, и даже город-герой. У меня весьма смутное представление о том, как живут люди за Полярным кругом. Расскажи, чем живет этот город сегодня?

- В Мурманске, морском городе, до сих пор нет набережной. Морской рыбный порт всегда огорожен и уже почти не функционирует. Градообразующим предприятием его сложно назвать. Регион живет добычей полезных ископаемых — никеля, апатита и других. На находящейся в аварийном состоянии Кольской АЭС производят электроэнергию (ее регулярно бесплатно чинят специалисты из Норвегии — боятся за себя).

Жители почти наполовину состоят из потомков спецпереселенцев — ссыльных заключенных, отправленных на строительство промышленности региона. Так здесь оказались и мои предки. Остальные же жители — потомки приехавших «на заработки» или военных.

Люди живут здесь, как и в большинстве подобных российских провинций. Многие пьют. Молодежь оканчивает школу, едет в Санкт-Петербург или Москву. Почти никто не возвращается. Здесь чрезвычайно мало мест для досуга жителей — власти о людях не думают. Возможности реализовать себя в политическом плане или хотя бы изменить что-то вокруг нет и подавно — мой пример у всех перед глазами...

 

- Так ты тоже потомок политзаключенных?

- Предки по отцовской и материнской линиям, в основном, поморы из Архангельской области. Они имели свои большие хозяйства, мельницы, корабли. С приходом большевицкой революции они потеряли все, некоторые из них потеряли и жизнь. Такие люди, зажиточный средний класс, всегда являлись опорой России. Большевикам необходимо было разрушить эти опоры. Мои предки оказались в круговороте крупнейшей социальной катастрофы XX века. Кто-то из них был раскулачен, кто-то обвинен в антисоветской агитации... Гибель исторической России в начале XX века обусловила судьбу каждого русского и мою в том числе. У нас больше нет своего государства, и мы натыкаемся грудью на штыки правопреемников большевиков, пытаясь его восстановить.

 

- Если верить Росстату, по переписи населения 2010 года из населения Мурманска 89,6% процентов составляют русские, 4,6% — украинцы, 1,6% — белорусы, 0,8% — татары, а также 3,2% составляют представители других менее многочисленных национальностей. Что их туда привело?

- В Мурманске практически нет национальных диаспор, в классическом их понимании. Например, мусульмане объединяются в клан по религиозному признаку, а не по национальному. Много лет витает в воздухе идея строительства мечети, но местные жители от этой перспективы не в восторге, поэтому, хотя власти уже и выделяли под мечеть участки земли, но строительство так до сих пор и не было начато. Официально 3,2% других национальностей, но это только официальная статистика. С лихвой хватает и нелегалов, которые в переписях не участвуют.

Правительство РФ ведет целенаправленную политику замещения русских на более послушных представителей других наций. Так выгодно властям по понятным причинам. Русский, хотя бы в глубине души, чувствует себя хозяином на своей земле, участником политического процесса и, в случае необходимости, если допечет, возможно, станет бороться за свои права, права народа. Оторванный же от своей земли человек без корней, если ему дать деньги, а то и кусочек власти, будет охранять облагодетельствовавшую его систему всеми силами. Это не обошло и Мурманск. В той же миграционной службе давно обосновались чиновники-мусульмане. Своих они продвигают без очереди, упрощают им получение любых документов без каких-либо административных препон. В полиции тоже уже немало выходцев с юга.

Официально, по квотам, к нам разрешено ввозить по несколько тысяч иностранных работников в год, но это без учета порожденной коррупцией нелегальной иммиграции. Согласно моим источникам, в Мурманске есть несколько казарм-общежитий, в которых первоначально селят прибывших мигрантов. Затем им находят жилье, работу, те же, в свою очередь, зарплату за первые несколько месяцев возвращают «кому следует». Многие их них потом попадают в криминальные сводки.

Тем не менее, я всегда понимал и понимаю, что проблема нелегалов — это проблема второстепенная. И моя деятельность их не касалась. Такие проблемы решаются только на уровне власти, законов. Хочешь решить проблему нелегалов — меняй власть, работай с законодательной базой. Нужно уметь отличать причину от следствия. Замещение русских неграмотными рабами других национальностей — это следствие. Причина в русских, которые привыкли, что они это одна сфера, а власть и политика — какая-то другая. Но теперь, после сфабрикованных дел, меня выставляют чуть ли не главным борцом с нелегалами на Севере России. Если же посмотреть любое из моих выступлений, то понятно, что это не совсем так.

 

Преследование

 

- Итак, опиши, пожалуйста, последовательно цепочку конфликтов, приведших, в конце концов, к твоему уголовному преследованию.

- Сразу отмечу, что все эти конфликты никак не связаны с национальностью участников. Эту причину придумали в ЦПЭ, чтобы удобней было объявить меня виновным и исключить из политического поля.

Под моим руководством было немало людей. На 18 мая 2013 года у нас был назначен сбор с потенциальными участниками военно-патриотического клуба «Белый Крест», фактически мы должны были обсуждать вопросы его создания. Мы собирались клуб официально зарегистрировать, планировали закупить снаряжение для занятий хардболом.

Евгения Филимонова (по версии следствия – «подельник» Александра Валова, – прим. ред.) я знал уже пару лет к тому времени. Игорь Билан (свидетель обвинения, – прим. ред.) же незадолго до этого освободился из мест лишения свободы, с ним я познакомился примерно за неделю до тех событий (за него поручался Филимонов). К слову сказать, когда Билан сидел, Филимонов, считавший его своим другом, ездил к нему на свиданки, организовывал грев. Теперь же Билан его и посадил по сути (30 октября 2014г. суд приговорил Е. Филимонова к 2 годам и 1 месяцу реального срока заключения, – прим. ред.).

 

- Что же произошло?

- Итак, 18 мая 2013 года на 14 часов был назначен сбор. Билан с Филимоновым пришли ко мне утром. Рассказали, что ночью произошел конфликт, в котором участвовал Билан и еще один наш общий знакомый. Причина для Мурманска банальна: кто-то кому-то не понравился, кто-то что-то не так сказал, решили подраться. У противной стороны было численное преимущество, причем среди них было большинство русских и несколько узбеков среди них затесалось. Нашему общему знакомому в той драке пробили голову гаечным ключом. Конфликт остановил мимо проезжавший наряд полиции, но никого задерживать не стали. Я в это время спал у себя дома на другом конце города и ни о чем не знал. Утром Билан рассказал мне и Филимонову об этом ночном происшествии.

Втроем мы отправились на место сбора по первоначальному плану. Там нас ждали еще несколько человек. Пока мы ждали опоздавших, мимо нас прошел какой-то узбек. Билан вдруг показал на него пальцем, сказав, что именно этот человек бил нашего общего товарища гаечным ключом, и побежал следом за ним. И Филимонов тоже. Некоторые тоже хотели побежать следом, но я их остановил и побежал за ними следом один, чтобы остановить. Билана в итоге я остановил, а Филимонова не успел — он схватил узбека за куртку и начал бороться с ним. В это время из подъезда вышло еще 4 узбека, я оттянул Филимонова и потащил их обоих с Биланом на остановку, но тут уже узбеки побежали за нами, отзванивая своим друзьям.

Кстати, позже я спрашивал у нашего общего знакомого, этот ли человек его бил ключом. Он сказал, что, скорее всего, нет, просто Билан нашел повод для провокации, весьма удачный.

 

- Что было дальше?

- Дальше нашу группу (Билан, Филимонов, я и девушка) догнали уже около 12 узбеков. Филимонову разбили бутылкой голову, я тоже с кем-то зацепился. Филимонов и Билан убежали, я остался. Ударом камня по голове меня выключили. Пинали ногами потом. Это был людный район, прохожие спасли. На такси уехал в областную больницу, где мне диагностировали открытый перелом скуловой кости, множественные ушибы и гематомы, черепно-мозговую травму. Полиция приехала и зафиксировала все. Ни один узбек заявлений не писал, да и смысла не было. Как позже выяснилось — Филимонов у подъезда лишь разбил одному губу.

О произошедшем событии я сразу написал в интернете. На что поступил официальный ответ МВД по телевидению (!) о том, что писать про нападение на тебя азиатов нельзя — будут преследовать по статьям 280 и 282 УК РФ.

 

 

- Почему ты называешь действия господина Билана провокацией, а его самого внедренным провокатором?

- Делом о моем избиении сразу занялись не обычные полицейские, а сотрудники ЦПЭ. Они быстро нашли узбеков: приехали к ним домой и предложили сделку — в обмен на «правильные» показания избежать уголовной ответственности. Первый узбек с разбитой губой должен был написать «ответное» заявление на нас, якобы о том, что на него напали три «скинхеда» с криками «Россия для русских!». И длилось это избиение, якобы, не менее 10 минут. Так он и написал.

В тот день, когда появилось это заявление, задержали меня, Филимонова и Билана. Узбеков никто не задержал – дело в отношении них прекратилось. Я и Филимонов были помещены в ИВС на 48 часов. Билана же ЦПЭшники заперли на турбазе «Фрегат» недалеко от города и поставили охрану – он должен был подтвердить показания узбека. Позже эти факты из дела были скрыты, но первоначально он даже написал заявление с просьбой о предоставлении госзащиты.

 

- Я смотрю, в российских регионах активно применяется «турбазовый арест»...

- В общем, Билан до самого приговора суда (а это полтора года) сопровождался сотрудниками ЦПЭ. Они его устроили на работу, он жил в спецквартирах, которые ему снимали за госсчет, короче, спецоперация государственной важности! На каждое следственное действие его привозили именно ЦПЭшные опера. Мы лишь пару раз его видели без них – тогда и сделали аудиозапись разговора. На этом аудио (суд его приобщил к материалам дела, но не с первой моей попытки) Билан рассказывает о том, как появились его показания: «Собрали совещание в ЦПЭ, даже генерал какой-то из Питера приехал. Придумывали вместе. Якобы о том, что было серьезное нападение втроем на национальной почве. Я подписал, мне теперь ничего не будет. Дальше я исчезну, а вас двоих закроют». Это он сказал Филимонову, тот долго его расспрашивал. Билан пытался косить под друга, говорил, что на него оказывалось давление, пугали тюрьмой. На вопрос же о совести ответил: «Поначалу стыдно очень было. Говорил им, что такого не было, что не буду давать ложные показания. Но я не хочу в тюрьму и подписал, что они там напечатали. А вообще, не я бы сделал это – другой сделал бы. Зачем мне рисковать своей жизнью?».

Я же думаю, что он был изначально внедрен к нам – такие попытки происходили часто, мы видели. Эта же попытка удалась... Я бы, наверное, и Билана отсек от движения, но тот период оказался сложным для меня. Уследить за всем: семья, ребенок, работа без выходных и отпусков – я физически не успел. Теперь меня преследуют за банальную уголовку – так выгоднее властям. Как Александра Белова за якобы мошенничество.

 

- Какие еще доказательства твоей невиновности есть в деле кроме этой аудиозаписи Билана?

- Есть показания сторонних свидетелей, стоявших на остановке, о том, что я хотел остановить Билана и Филимонова. Показания единственного очевидца конфликта – несовершеннолетнего ребенка. Его нашли сотрудники полиции, никто из нас с ним не знаком и никогда не видел. Он гулял во дворе дома, когда случился конфликт у подъезда. Полностью подтвердил мои и Филимонова показания, о том, что я к этому конфликту не причастен и во время конфликта не было ни одного «экстремистского» выкрика. Обвинение отказалось от этого свидетеля, мы его сделали свидетелем защиты. Также узбек прошел медицинскую экспертизу – она подтвердила лишь разбитую губу, что и мог сделать один Филимонов своим ударом.

 

- Итак, статьи 116 и 213 понятно как нарисовались, а 282.1 — экстремистское сообщество — это что?

- К слову сказать, 213 статья («хулиганка») попала в России под амнистию. Нам же дело по ней дважды отказались прекращать. Какая нам амнистия — мы же специальные люди, политические оппоненты власти...

Под экстремистским же сообществом подразумевался вначале ВПК «Белый Крест», которого и не существовало к тому моменту еще. Позже стали рассматривать в этом значении ПНДО. Якобы цель наша – «борьба с лицами неславянской внешности, вплоть до их физического устранения». Доказательство этого – лишь показания Билана о том, что он «думает, что цель «Белого Креста» – это борьба с мигрантами». На суде он не смог внятно объяснить, почему он так подумал. Остальные же «участники сообщества» официально значились как «неустановленные следствием, не менее 16 лиц», хотя все они были допрошены и подтвердили свое участие в ПНДО, как в легальной политической структуре. Но для того они и «не были установлены», чтобы их показания не учитывать...

 

- Какое старательное натягивание совы на глобус...

- Да уж... Помимо показаний Билана, были собраны все мои статьи и выступления за несколько лет, и отправлены на лингвистическую экспертизу. В Мурманской области органы не делают экспертиз – у них давно договор с фальсификаторами из Северодвинска (Архангельская область). Туда же попали и наши материалы.

Конечно, перед «экспертом» была поставлена задача отыскать в материалах информацию, подтверждающую мое негативное отношение к национальным меньшинствам и призывы к агрессии. Ничего такого эксперт не нашел, но нашел много другого интересного, включая «признаки фашизма». В выводах значилось, что я «допускаю себе негативные высказывания в адрес руководителей государства – «вечный Путин», «свинопас Хрущев» и т.д. А также разжигаю рознь в отношении «социальной группы «политическая партия Единая Россия». Главной же целью ПНДО эксперт определил «создание правой партии, участие в выборах, борьбу за власть». И все это с таким возмущением, что страшно читать становилось. Злодей какой – с властью бороться собрался на выборах.

 

- Какие же «признаки фашизма» нашли «эксперты»?

- «Признаками и маркерами идеологии фашизма» были установлены мои призывы к дисциплине в движении, запрет на алкоголь, пропаганда здорового образа жизни и спорта. Также чрезвычайно фашистским признаком эксперт счел тот факт, что я, на одном из видео, читаю лекцию, сидя за столом в черной футболке. Согласно заключению: «Лектор сидит в футболке черного цвета. Можно предположить ассоциативную связь с черной рубашкой. А черные рубашки носили фашисты Бенито Муссолини». И далее: «Валов произносит фашистские лозунги «Слава России!», а также обращается к своим адресатам словом «соратники». Оно, по мнению «эксперта», произошло от слова «камрад», которое использовали фашисты и Константин Родзаевский. О том, что слово «соратник» в своих стихах писал Лермонтов за много лет до появления фашизма, эксперт не знает. Да и зачем ему это знать – экспертиза же не контрольная. Никто не проверит. Выводы прочтут и посадят пару человек. А «эксперт» на хлеб заработает. Выводов данной «экспертизы» и показаний Билана следствию хватило для отправки дела в суд по трем статьям обвинения.

Буквально на днях, кстати, приносил данную экспертизу в УВКБ ООН в Киеве. Их специалист, после прочтения, назвал северодвинского «эксперта» сумасшедшим. Для УВКБ ООН это очевидно, а для суда РФ – это «профессор» и «доктор наук». И спорить с этим бессмысленно. Эксперт живет в другом регионе, вызвать его в суд или допросить посредством видеосвязи суд счел ненужным и невозможным. Сделать же свою независимую экспертизу (консультационное заключение) мы не смогли – для работы с иногородними экспертами у нас не хватило денег, местные же лингвисты боятся браться за это – по их словам, если пойти против «линии партии», будут репрессии.

 

- Поступали ли тебе и твоей семье на протяжении следствия и суда угрозы?

-  Мне четко дали понять, что я сяду. Обещали несколько статей «вдогонку». Этим занялись люди из местного ФСБ еще весной – была начата доследственная проверка на предмет разжигания розни к партии «Единая Россия» (282 ст.). Также, после начала конфликта в Украине, мне предлагали создать и возглавить отделение РНЕ – оно должно было заняться сбором добровольцев для отправки их на юго-восток Украины. В случае согласия пообещали, что дело мое до суда не дойдет и прекратится, а мне даже выделят офис и через некоторое время «выберут» депутатом облдумы. Отказался публично, на странице Вконтакте.

 

- Поэтому ты и уехал, не дожидаясь приговора?

- Ну, судя по приговору Филимонову, сделал я это не зря. На каждое заседание суда ходил сотрудник ЦПЭ, который проводил у меня дома обыск. Он регулярно, не стесняясь, ходил в совещательную комнату, вставал в разгар заседаний и подсказывал судье что делать. На мои возражения он отвечал, что это его работа – ходить ко мне на суд.

Короче, очевидно, что дело было заточено под посадку заранее и справедливости дожидаться было бессмысленно. Я муж и отец – мне некогда играть в эти ФСБшные игры. Я решил, что нельзя идти под нож добровольно как скотина и уехал.

 

- А Филимонов не собирался так же покинуть РФ?

- Он думал над этим, но в итоге не захотел. Хотя он гуцул, имеет западноукраинские корни. Ему здесь, в Украине, было бы проще получить вид на жительство, чем мне. Я ему предлагал и всячески помог бы, но чужая душа – потемки. Он признал свою «вину», также у него мать инвалид 2 группы, да и статьи у него менее тяжкие (в «сообществе» он проходил лишь «участником»). В общем, ему дали 2 года и 1 месяц реального срока.

 

- Оказывается ли какое-то давление на твою семью, оставшуюся в Мурманске?

- Жену совсем еще недавно вызвали в Следственный комитет. Спрашивали, как относится к людям других национальностей, с кем общается, каких взглядов придерживается. Как я понимаю, хотят попытаться подвести под 282 статью. Надеюсь, что я ошибаюсь, и мою семью оставят в покое.

С собой я их не взял и правильно сделал – путешествие было сложным, длилось неделю. Если бы со мной была двухлетняя дочь, было бы гораздо тяжелее. Позже попытаюсь их эвакуировать, пока же им приходится жить там. По крайней мере, до тех пор, как я не встану на ноги здесь. Сейчас я, хоть и попросил политическое убежище в Украине, статус беженца еще не получил, это долгий процесс. По сути, я человек без права даже на официальное трудоустройство. Так что условия не очень благоприятные. Нужно решить все эти вопросы, чтобы мои близкие могли находиться здесь.

 

Украина

 

- Опиши свой путь из-за Полярного круга в Украину.

-  Главное по возможности ни в коем случае не использовать свой паспорт РФ. В этом помогает Беларусь — на въезде не проверяют паспорта...

До Петрозаводска мне пришлось ехать на такси. На петрозаводском автовокзале при покупке билета на автобус есть паспортный контроль – покупая билет, пришлось предъявлять паспорт. Сильно рисковал, но другого выхода не было. Доехал до Питера, в пути заказал и оплатил билет на автобус до Киева. При посадке в этот автобус меня предупредили, что пограничники могут не пропустить на территорию Украины... Границу с Беларусью мы проехали свободно, без остановок. Белорусско-украинскую же границу мне пересечь по суше не удалось. После прохождения белорусского кордона, долго требовал у украинских пограничников политического убежища, просил позвать сотрудников СБУ. Пообщались с ними, даже в друзья Вконтакте друг к другу добавились, но помочь они мне не смогли.

Пришлось на попутках возвращаться в Минск (пограничники посоветовали обратиться в украинское посольство). В Минске поселился в хостеле, на следующий день поехал в посольство Украины. Там от ворот поворот – «мы этим не занимаемся». Решил лететь самолетом (в этот день в России меня уже объявили в федеральный розыск). Билеты на самолет в Беларуси стоят космических денег, но именно этот способ мне помог. Прилетев в аэропорт Борисполь близ Киева, пообщались минут 15 с пограничниками и меня впустили. Так что лучше всего напрямую лететь в Киев самолетом, на автобусной или железнодорожной границе вас проще развернуть назад.

 

- Почему ты поехал в Украину, а не, например, в так называемую Новороссию, куда тебя «отправляла» либеральная «Новая газета»?

- Их «отправка» меня на юго-восток – не более чем одна из попыток меня дискредитировать. С первых дней Революции Достоинства я поддерживаю украинцев в их действиях. Нормальные русские радуются победе братского народа над режимом ублюдка. Советские «русские» же помогают Путину утопить в крови борьбу украинцев за свободу. Никакого «Русского мира» в «Новороссии», нет и быть не может. Русский Мир нужно строить у себя дома — в России. РФ убивает русских и гноит их в тюрьмах. «Коллективный Путин» боится повторения Майдана в Москве. Поэтому он сделает все, чтобы «убедить» народ в бессмысленности революции.

 

- Как встретила тебя Украина?

- Начиная с аэропорта — отлично. Очень доброжелательно отнеслись пограничники, руку жали, желали удачи. Люди также. Не найдя ночью после приезда места в киевских хостелах (они были закрыты или же заняты), обратился к первому попавшемуся прохожему. Объяснил ситуацию в двух словах, он поселил меня к себе. Представляете?! Это очень положительно, что украинцы, несмотря на агрессию со стороны РФ, отделяют путинских ватников от русских людей! Зомби от мыслящих... Россия — это не Путин. Многие в Украине это, слава Богу, понимают.

 

- Каков твой статус в Украине сегодня?

- На данный момент у меня статус лица, запросившего беженство. Законы, регламентирующие получения политического убежища в Украине, слабо проработаны. По закону рассмотрение прошения длится от 3 до 6 месяцев. В реальности же, некоторые ждут и по 1,5 года. Отказов еще пару лет назад было 90%, сейчас примерно 75%. Довольно сложный это процесс. Человек в моем статусе может оставаться очень долго. При этом, он даже работать официально не имеет права. Есть в Киеве офисы организаций, оказывающих какую-либо поддержку, УВКБ ООН – сейчас к ним обратился. Я, как и многие другие политические беженцы из путинской РФ, надеемся, что Украина наладит практику предоставления убежища противникам российского политического режима.

 

- Чем планируешь заниматься в дальнейшем?

- На первом этапе главное для меня – восстановление нормальных бытовых и финансовых условий для семейной жизни, этот вопрос уже решаю. После стоит вопрос эвакуации семьи из РФ. Также, насколько могу, консультирую других беженцев из РФ (нынешних или будущих). Нескольким людям уже кое-чем помог. Сейчас все больше и больше адекватных русских перемещаются в Украину.

Нам необходимо будет здесь создать Русскую Общину. Которая будет заниматься, во-первых, помощью русским беженцам (жильем, трудоустройством, получением статуса беженца). Во-вторых, объяснять украинцам в Украине, что для нормальных русских украинцы – братья. РФ – тюрьма для русских, а Путин – главный вертухай. В-третьих, рушить мифы российских СМИ в головах жителей РФ. Нынешней РФ скоро придет конец, но до этого тиски давления на оппозицию будут сжиматься. Нужно не дать нормальным людям погибнуть в конвульсиях больной системы, для которой и русские, и украинцы – главные враги.

 

- Когда-нибудь вернешься в Россию?

- Естественно я не теряю надежды на возвращение в Россию. В Россию, которую мы потеряли и создадим снова.

 

Беседовал Алексей Барановский

 

''''