Перейти к основному содержанию

Санкции. Всё только начинается

А сейчас дорогая редакция объяснит вам, почему санкции — это долго и поэтапно.

О санкциях. Мы коротко.

Просто необходимо внести некоторую ясность в сложившийся расклад и объяснить, почему санкции — это долго и поэтапно.

Один из авторов этого текста сомневался в том, что США опубликуют поимённый список «жертв кремлёвского доклада». Второй — нет, и он оказался прав.

Формально перечень российских бизнесменов из открытой части доклада (а основная его часть — засекреченные экспертные рекомендации американской исполнительной власти) ни к чему не обязывает. Это не санкции, а обозначение лиц, которые могут под них подпасть. Мол, мы тут посоветовались с экспертами и решили, что именно эти люди имеют отношение ко злу. Но мы ещё подумаем, что с этим всем делать.

Кстати, заметим, некоторые эксперты обиделись, что при составлении списка не учли их мнение. Так, Андерс Ослунд из Atlantic Council заметил, что в последний момент кучу предложений выбросили, а вместо них практически скопировали в список рейтинг российского «Форбса».

Более того, Вашингтон заявляет о том, что с новыми санкциями надо повременить. Что уже существующие сковывают руки РФ и корректируют её поведение. Заметим, последнее верно, но лишь отчасти — скорее заставляют РФ делать несущественные примирительные жесты и изображать готовность к переговорам. В частности, относительно миротворцев на Донбассе. Мы уже публиковали интервью Волкера, надеющегося на возможность изменения общей линии оппонентов.

И вот — ряд сенаторов уже критикуют президента. Мол, настоящие санкции надо было вводить, а не списки публиковать.

Но хитрость американских санкций в том, что сама публикация такого списка — это удар по обозначенным в нём целям.

В США много компаний, сотрудничающих с российским бизнесом. Автоматическое введение санкций ударило бы по их интересам и подорвало бы популярность президента в определённых кругах. Оглашение же списка заставит их вложить в свои операции цену риска, то есть учесть возможность срыва сделок в дальнейшем и подготовиться к ним.

Риск — тоже капитал. Само обозначение компании или лица как потенциально токсичного заставляет менеджмент американских компаний минимизировать взаимодействия с ним или закладывать в них дополнительную «маржу». Формально правительство никого не заставляет, просто предупреждает.

Но реально американские корпорации управляются коллегиальными органами наёмных менеджеров, и оттого очень чувствительны даже к потенциальным угрозам. Это у нас собственник рулит компанией в ручном режиме и может позволить себе кавалерийский наскок по модели «высокий риск — высокая награда». Там так не делают по простейшей причине: в случае успеха наёмный менеджер получает всего лишь премию, а в случае провала — чёрную метку. Оно ему надо?

Именно этим объясняется тот прискорбный для российского бомонда факт, что всего за сутки фигуранты списка утратили более миллиарда просто за счёт биржевых колебаний. Они ещё не под санкциями. Но сам факт того, что они обозначены их потенциальными целями, делает их токсичными. Вы бы поехали на курорт, зная, что по нему могут нанести ракетный удар? Вот и здесь так же.

Санкции можно развернуть в любой момент, но для этого надо подготовить почву, заодно снизив «отдачу» для собственного бизнеса и наращивая давление постепенно.

Через пару дней узнаем, насколько сработали предварительные меры.

Напоследок заметим, что в самом списке нет региональных элит, только общенациональные. Никто не ссорится с тем же Кадыровым — и вовсе не потому, что боятся, что поймает и заставит извиняться. Отчасти это сигнал: уважаемые, мы не против России. Мы даже не против Кремля, мы против российской внешней политики, её перехода красных линий в Украине, Сирии, информационном и сетевом пространствах. Мы вам не враги, но в любой момент можем переломать те руки, которые гордятся своей длиной и вседозволенностью. Пока вы не выходите из берегов — мы друзья.

Никто не хочет деконструкции России, не лелеет планы Даллеса, не собирается развращать молодёжь рок-н-роллом и джинсами. Более того, уже прямо стараются делать всё так, чтобы это так не выглядело. Хотят просто, в лучших традициях американского бихевиоризма, скорректировать поведение определённых элит одного регионального игрока, перестаравшегося в попытках казаться глобальным. Расставить «красные флажки» и принудить к возвращению в берега. На самом деле к Российской Федерации у Вашингтона нет вопросов.

А вот Российская империя, похоже, уже начинает утомлять.

''отсканируй
и помоги редакции

'''