Перейти к основному содержанию

Станет ли экономика жертвой политики?

Ной Смит против Пола Крюгмана. Сейчас объясним
Источник

Перевод: Евгений Николайчук

Растущая тенденция политизировать каждый аспект науки не обойдёт стороной и экономику, да и почему должно быть иначе? Общество, которое охотно свергает памятники, вряд ли остановится перед свержением каких-то знаний, особенно если эти знания с ловкостью характеризуются левыми силами как политическая программа, а не как подлинная социальная наука.

Не будем забывать, что каноничная английская литература, да и «западная цивилизация» как таковая, сейчас подвергаются нападкам по всей Америке. Та классика, литература, философия, история, которые мы считаем важными и знаковыми, сейчас подвержены критике или их отвергают вовсе. Даже программы обучения точным наукам не обходятся стороной. И не потому, что есть некая нехватка разнообразия мнений среди работников или преподавателей естественных наук, но потому, что само знание воспринимается как нечто слишком западное и англоцентристское. Даже разделы физики не считаются объективными в нашем суровом политизированном мире.

Кто сказал, что 2+2=4?

''

 

Сложно представить, что экономика будет обладать иммунитетом против этой грубой политизации. Экономическая наука наполнена умершими белыми мужчинами: такие имена, как Адам Смит, Карл Маркс, Джон Мейнард Кейнс, Альфред Маршалл, Пол Самуэльсон, наряду с такими австрийцами, как Хайек и Мизес, приходят в голову, если вспоминать основополагающие труды по экономике. Мы правда думаем, что эта система принципов не будет атакована на основе групповой тождественности? А если ещё и вспомнить распространённое мнение о том, что экономика — это бутафорская дисциплина, придуманная, чтобы организовать интеллектуальную завесу для интересов бизнесменов?

Принято считать, что академики экономики более консервативны, чем их глубоко левые коллеги в социальных науках — хотя бы если исходить из результатов одного (быстро устаревающего) исследования, проведённого Нью-Йоркским федеральным резервным банком. Однако это утверждение с каждым годом всё меньше соответствует действительности. По мнению Forbes, 70% экономистов предпочли Хиллари Клинтон Дональду Трампу в 2016 году, и большинство из них — демократы.

Итак, учитывая, что экономисты в университетах не так лево направлены, как университетская среда в целом, они всё же разделяют более левые взгляды, чем простой обыватель. Это становится очевидным, если какое-то время понаблюдать за финтвитом (сокращённо от «финансовый Твиттер»), где собираются активные на платформе экономисты и финансисты. Во вселенной финтвита старых лошадок вроде Пола Крюгмана начинают вытеснять глубоко прогрессивные молодые голоса вроде Ноя Смита из Bloomberg, Маршалла Стейнбаума из Университета штата Юта, и адепта современной денежной теории Стефани Келтон из Университета штата Нью-Йорк в Стоуни-Брук. Эти авторы с особым рвением фокусируются на «переделывании» экономики, ставя под вопрос то, насколько знания из прошлого (даже добытые огромным трудом) истинны для современного мира. Мол, нам нужна «новая экономика», и обязательно такая, которая будет «для людей, а не ради выгоды» — другими словами, служить предпочитаемой политической программе демократического социализма.

Всё чаще экономика воспринимается не как дисциплина со своими принципами, аксиомами и законами, а как гибкий инструмент, повинующийся указам законодателей и центрального банка. Над экономикой можно властвовать! Конгресс ведь только что освоил более чем 2 триллиона долларов в рамках постановления «О помощи, компенсации и экономической защите в связи с коронавирусом», при этом не создав новых налогов. Кроме того, администрация Трампа планирует потратить ещё триллион долларов на стимулирующие дотации. Если еженедельная 600-миллионная прибавка от правительства к пособию по безработице продолжится в августе и после, не приближаемся ли мы к некоей форме безусловного базового дохода (социальной концепции, предполагающей регулярную выплату определённой суммы денег каждому члену сообщества со стороны государства. — Прим. пер.)? Со своей стороны Центральный банк США с февраля этого года уже создал более чем 3 триллиона долларов оборотного капитала, и, судя по всему, готов при необходимости увеличить баланс ещё на 10 триллионов, дабы смягчить рынки корпоративных облигаций.

Любому простому наблюдателю сложно не задаться вопросом, неужели правительство может создавать деньги и займы бесконечно? Почему эта система «новых стандартов жизни» не может обеспечить нас едой и крышей над головой, даже когда пройдёт коронавирусный кризис? Почему мы не можем экономику заменить политикой, и даже найти экономике новое определение в качестве государственной программы?

Тем из нас, кто верит в рынки и частную собственность, пора проснуться. Для начала, отправьте эту ссылку всем, кого знаете, и снарядите себя интеллектуальной амуницией перед боем с теми, кто отрицает реальность. Так же, как физику или химию, экономику невозможно подделать, проигнорировать или законодательно устранить. Экономика, как прекрасно понимал Мизес, является предметом социального сотрудничества. Когда экономика становится жертвой политики — мир и процветание становятся жертвами нищеты и насилия.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...