Перейти к основному содержанию

Спасибо вам, волонтёры!

Вчера мы с Александром Шульманом (военкор журнала «Фокус») приехали пообщаться с одним интересным человеком. Думаю, тем, кто интересуется буднями войны, известен Эдуард Шевченко.

Serg Marco

Вчера мы с Александром Шульманом (военкор журнала «Фокус») приехали пообщаться с одним интересным человеком. Думаю, тем, кто интересуется буднями войны, известен Эдуард Шевченко. Общение заняло более 3 часов, но час времени (причём со старта) «Борода» потратил на рассказы о… волонтёрах. И настоятельно попросил поблагодарить их за всё то, что они делают для него. И это было… сильно. Это было сильно, ребята. Ниже его монолог.

- Упомяните их. Напишите о них где-то. Пусть им будет приятно.

Первым был Рома Синицын. Он приехал в Долгенькое в июне. Приехал и говорит: «Мне нужны такие-то». Я смотрю на него и говорю: «Ну это мы».

Он на нас смотрит, а мы самые настоящие оборванцы, никак спецназ не напоминаем.

Говорит: «Вы не поняли, мне вот такие-то люди нужны».

Я ему отвечаю: «Так это мы и есть».

Он: «Это вы?»

Я: «Тебе документы показать?»

Он: «Та не надо, я просто не так себе вас представлял…что вы одетые, обутые, ну вы же это…А вы…».

Вот такое у нас было первое знакомство. Вместе с ним приехал Лёша Сихарулидзе. Тоже человек, сделавший для нас очень много. Руководил всем этим процессом Георгий Тука. Лично его знаю. Я об этом человеке очень-очень хорошего мнения.

Потом познакомился с Юлией Гончаровой. Мы были в Киеве, зашли к ребятам в «Народный тыл». Приходит мадам…. Вот, знаете, есть такие люди, от которых тепло прямо исходит… Приходит, а вокруг светлее становится. Человек добра. Она пришла, стала и говорит: «Мне тут сказали к нам герои приехали. Это вы, наверное?».

А мы стоим и молчим.

Она: «А я пришла посмотреть на вас».

Я стою, молчу. И она стоит, молчит.

Я: «Ну и как? Посмотрела?».

Она: «Ну да».

Я: «Ну и как?».

Она: «Ничего так».

И вот с этого момента у нас пошло знакомство. Она на данный момент наш куратор. Любые проблемы, которые возникали, – она решала. Я ни в коем случае не преуменьшаю заслуг Ромы, Лёши, Жоры и прочих, они все очень нам сильно помогали. Но когда что-то надо было срочно, Юля делала всё, чтобы этот вопрос стоял первым на повестке дня.

Как она обижалась, когда мы скрывали от неё потребности… Кричала на нас (улыбается).

Как это вам неудобно, вы там за страну свою жизни кладёте, и вам к нам неудобно обратиться???

Мне очень приятно было. День, ночь, холод, всегда приезжала, привозила… Приезжает, я на неё смотрю, стоит тепличное растение, на холоде, нос посинел, мёрзнет Юля…А стоит, вопросы задаёт, записывает, изучает… Я ей говорю: «Зайдите в палатку, чая попейте».

А она мне: «Так, не мешайте работать».

В жару приехала, залезла в наш медпункт, начинает проверять. У меня уже нервы не выдержали, оставил с ней медика и ушёл. А она в каждую коробку залезет, на наличие лекарств проверит, срок годности посмотрит, какой расход записывает.

Когда у неё не было средств для помощи, она продала машину, продала своё золото, чтобы купить аптечки для бойцов. Это люди, которые заслуживают уважения.

Люди не щадили ни своих сил, ни своих средств. Я точно знаю, что они до войны неплохо зарабатывали.

Анечка Гвоздяр. Это очень светлый человек. Она столько для ребят раненых сделала, это не передать. Ей самой около 25 лет, очень молодая. Она к раненым всегда «ой мои мальчики, мои мальчики»… Есть такое слово «берегиня». Вот она Берегиня с большой буквы, человек, который ребят оберегает. У того ноги нет, у того руки, она за каждым ходит.

Помню, как-то приехал в «Народный тыл», она хватает меня за руку и говорит: «Пойдёмте, я вам что-то покажу…».

Ставит пакеты, а там вещи, что она ребятам накупила, кому-то носки, кому-то форму – по необходимости. Это всё со своих личных средств. Она стоит и спрашивает: «А это хорошее? А это ребятам понравится? Как вы считаете? А я правильно сделала, что это купила?».

А я стою и думаю: «Боже-Боже, дитё, твои сверстники сейчас где-то по кабакам проссыкают кучу денег, им наплевать на то, что происходит вокруг. А ты, девочка, которой в таком возрасте стоит строить семейные отношения, заниматься семьёй, а ты стоишь сейчас передо мной, сердце за бойцов своё рвешь…».

Этот человек это делает не для того, чтобы галочку поставить и всё. Видно, что эта доброта и сопереживание из человека исходит.

Паша Кашчук. Появилась необходимость в винтовках. Ну, приезжает парень, спрашивает, что надо, какие потребности? Всё разъяснили, он уехал.

Ну, думаю, как обычно, поговорили и пока. Нет, перезванивает. Говорит: «На такое-то число выделяйте столько-то людей на обучение, соответственно, получите винтовки. Я спрашиваю: «А что за винтовка?».

Он как назвал мне модель, я прикинул, это не одна сотня тысяч гривен. С учётом подготовки и стоимости боеприпасов там один патрон 11 евро стоит. Это дорого. В общем, он как мне рассказал, я и обалдел.

И это люди. Они заслуживают уважения. Смотришь, пиарятся какие-то чудики, которые толком ничем не помогли. А об этих людях не говорят. А почему? Они ведь столько сделали.

Я бы был очень признателен, если бы вы о них написали. Им сейчас непросто. С финансами проблемы. Но они всё равно выжимаются, чтобы помогать бойцам. Они вырывают то, что необходимо.

Напишите о них. Пусть о них знают хоть чуть больше. Они этого достойны.

''отсканируй
и помоги редакции