Перейти к основному содержанию

Топ-10 статей «Петра и Мазепы» в 2018 году

Мы тут подвели статистику материалов, которые зашли вам больше всего в прошлом году. Так что держите ТОП-10 на ПиМ.

А когда все немного отошли от новогодних салатов и сопутствующей запивки, мы решили всё же свести статистику самых лучших материалов прошлого года. Итак, вот вам наши топ-10 наиболее читаемых гринлайтов и редакционных статей. В статистику не вошли несколько материалов, взятых из внешних источников — было бы не очень правильно приписывать себе их заслуги.

Десятое место — Юрий Гудыменко, «Бомбы против бантиков. Будет хуже». В этом гринлайте Юрий, несмотря на то, что на дворе стоял лишь февраль 2018 года, сетовал на предстоящие выборы и замечал, что внимание украинцев отвлечено чем-то не тем.

У меня когда-то было две кошки одновременно: умная и не очень. Когда я привязывал бантик к верёвочке, умная кошка смотрела на руку, которая держит верёвочку, а не очень умная — на бантик. Той, что смотрела на бантик, всегда было чем заняться — бантик был такой яркий и шур-шур-шуршащий, с ним можно было играться десятками разных способов, бегать за ним или наоборот — убегать.

Умная кошка вместо этого чаще всего пыталась отгрызть мне ногу. Тактически это было намного правильнее. Стратегически — сейчас у меня всего одна кошка. Угадайте, какая.

Наша реакция на информацию сейчас примерно напоминает регулярные пробежки за бантиком. Прыг! Прыг! Прыг! Зрада! Перемога! Зрада! Даёшь антикоррупционный суд! Нет, не даёшь! Разбили витрину! Стреляли! Обострение! Отупение! Шурх-шурх-шурх…

При этом если на секунду приостановиться и поднять голову (или залезть на полочку повыше), картинка немножко меняется. Становится обширнее.

Например, становится понятно, что нам скоро кабздец.

Девятое место — Иван Семесюк, «Український шоубіз: що з ним не так?». По мнению Ивана, не так с ним две вещи — ментальная ориентация на Москву и жлобство.

Розвага в Україні й досі критично змосковщена. І якщо у мовному плані ситуація зі скрипом, але поступово вирівнюється (вочевидь, із переляку), то у світоглядному аж ніяк. Радіоведучі FM-станцій, які уперто говорять не просто російською, а саме московським її акцентом, і тягнуть на світло давні пострадянські мумії на кшталт Кіркорова. Цілі музичні лейбли та окремі виконавці, які не вилазять із російських гастролей під час війни. Фестивалі, що тишком-нишком проштовхують на сцени відвертих проросійських слимаків і брехунів на кшталт Дорна.

Менеджмент святої Онуки, яка не гастролює в Росії, відчайдушно захищає тих артистів, які це роблять. Сама виконавиця абсолютно невимушено й залюбки відвідує «таємний» київський концерт «гонімого» звідусіль, а відтак майже «протестного» вище згаданого пісмейкера. Або ж, наприклад, тихо продає трек до стрічки ледь не офіційного кремлівського режисера Федора Бондарчука «Притяжение», не втрачаючи при тому патріотичного сяйва в очах публіки. Прикладів подібного маневрування безліч.

Трапляються взагалі феноменальні явища. Відомі та з певноъ причини модні в нас групи, які виглядають так, наче створені в Пітєрі-Новосібірську, несподівано виявляються українськими проектами з конкретних Харкова-Києва — «Пошлая Молли», «Грибы» etc. Ніщо, жодна молекула їхньої творчості не свідчить про хоч якусь українськість цього продукту. Все в них тотально русскоє, все зроблено саме для русскіх і під них заточене. Це й не дивно, бо в Росію легко продати будь-що з українським штампом на вестернізованому кокошніку. Це відбувається з багатьох причин, але основна — ми для Росії idée fixe, смертельний невроз, манія і фобія водночас, які вона не в силі побороти.

Восьмое место — Кирилл Данильченко, он же Ронин. «Верить людям» — о раскрывшемся плане неудавшегося путча с участием Надежды Савченко и Владимира Рубана.

Но всё это не то, не так сильно бьёт под дых, после 2014–2015 года уже не цепляет. Знаете, что больше всего убивает? Тупая звериная колхозная жестокость плана. Прилёты по куполу в центре Киева — осколки, рикошеты, ветер, обломки рушащейся конструкции по прохожим и зевакам. Плевать, пусть сдохнут ради высшей цели. Попадания в зале — журналисты, референты, помощники, охранники, технические работники. Тактические щепки — плевать, пусть сдохнут ради свержения шоколадной диктатуры. Гранаты в зале, добивать раненых — неизбирательным оружием в толпе, вероятность пожара, невозможность быстро оказать помощь из-за обстрела, банально «скорые» не подъедут в зону взрывов. Пусть сдохнут вместе с депутатами, и 40-миллионная страна во время необъявленной войны останется без управления. План был убивать, план был не просто захватывать власть — ликвидировать, физически уничтожить, обезглавить.

Седьмое место — четвёртая часть «Ничего не меняется» от того же Ронина с обзором позитивных изменений в стране.

Несмотря на шутки о том, что кто-то ест галушки, кто-то — мясо, а в среднем мы все — пельмени, средняя зарплата — достаточно информативный показатель по процессам в макроэкономике. Очевидно, что если в Польше она 978 евро, а в Британии — 1900, то здравствуйте, шутки про британские туалеты и кому нужно выключить свет в аэропорту имени Фредерика Шопена. В их случае понятно, что в Британии, Германии, Ирландии, Норвегии жизнь в среднем кучерявее, а 2,5 млн поляков голосуют ногами в ту сторону. Думаю, что подойдёт этот показатель как инструмент и в нашем. Так вот, средняя зарплата в Украине в 2018-м — 7828 гривен, или по текущему курсу 298 долларов.

Сравним с предыдущими позициями: 2010 год — 283 доллара, 2009 год — 245 долларов (падение на треть к 2008-му, мировой финансовый кризис), 2004 год — 111 долларов. Ничего не напоминают цифры? Это было не при царе Горохе, не при коммунизме, это нам не рассказывали дедушки и бабушки. Это было 8–14 лет назад, даже не поколение назад — каждый из нас должен помнить эти зарплаты лично. Пожалуй, я не буду приводить доходы 1990-х годов, чтобы, не дай Бог, не вспоминать то время. Когда нам утверждают, что в Украине никогда не жили хуже, чем сейчас, то, по моему скромному мнению, это что-то медицинское. Мы лично знаем, что это не так, опираясь на свой опыт и память.

Шестое место — снова Ронин, «Ответ господину Гранту». Наш автор не сдержался и прокомментировал советы украинскому руководству от британского полковника Глена Гранта.

«Надайте наказ на підготовку ВМС до затоплення всього Чорноморського флоту в Севастополі, знищення російських танкерів в українських водах та знищення Керченського мосту будь-якими комбінованими засобами. До виконання може ніколи не дійти, але підготовка та навчання необхідні...»

Без комментариев. Завтра бывший сторожевой корабль пограничников без ракетного оружия «Гетьман Сагайдачный» и все пять катеров «Гюрза» получат приказ на затопление Черноморского флота РФ. Танкеры РФ тоже будут уничтожены. И не смогут снабжать Донецк и Луганск.

Пятое место — и опять Ронин! «Финляндия: уроки для Украины» — о Финской войне и тех, кто её идеализирует.

Поэтому выводы для Украины формата 2018 года, обещанные в начале статьи, будут просты: перестаньте заглядывать в рот финнам, израильтянам и полякам; не факт, что вам понравятся ботинки, которые они носили. Каждый раз, когда вы захотите разродиться мудрой историей о крохотной Финляндии, представьте, как вы сидите в окопе 4 года посреди заснеженной тундры, возвращаетесь домой одним куском в виде бонуса и осушаете озеро для беженцев, чтобы они не умерли с голоду, 10 лет рассчитываясь за репарации. И вас сразу отпустит. Состоянием на лето 2018 года, несмотря на проблемы с рейтингом прозападных партий, комплектацией частей на передке и усиливающейся в преддверии выборов политической нестабильностью, Украина справляется со стоящими перед ней вызовами объективно неплохо. Мы взяли курс на НАТО, мы не сдались, мы продолжаем войну.

Четвёртое место — редакционный материал Виктора Трегубова «Как нас будут убивать». О стратегии России на уничтожение цивилизованного миропорядка и её реализации в Украине.

Утверждение «захват Крыма готовился годами» верно. Утверждение «решение о захвате Крыма принималось за несколько дней в феврале 2014 года» — тоже верно. Хотя, казалось бы, они взаимоисключающи.

А вот нифига. Крым, действительно, обрабатывали годами. Все эти «Крымские правды», все эти визиты Лужкова, все эти клубы офицеров в Севастополе и «казаки» на самом полуострове, все нагнетание ненависти в адрес татар и «бандеровцев», все эти Затулины со своими институтами СНГ — на это ежегодно тратились немалые деньги ещё с 1990-х.

Но это делалось не для того, чтобы через двадцать лет, в час «Ч», ровно в 10:00 утра, согласно заранее установленному плану нанести выверенный удар.

Это делалось для того, чтобы если в Украине наступит момент слабости, можно было быстро принять решение о таком ударе. Понимаете? Не было единого плана. Планом было «гадить соседу, пока хватает сил, и надеяться, что в какой-то момент ему поплохеет, он отвернётся и можно будет радостно дать в голову кирпичом».

Именно это можно — и нужно — считать «планом Путина», который генерал Герасимов лишь формализовал. По сути это не план, а модель поведения. Решительное «гадим, а там разберёмся!»

Третье место — Таня Адамс и её материал «Совковое детство», посвящённый всем, кто ещё ностальгирует по «стране, которую просрали» и которую по соседству от нас упорно стараются насрать обратно.

Вот представьте, что вам на работу к 08:00. А садик в сорока минутах езды на троллейбусе и пёхом ещё с километр. И потом вернуться, потому что работа рядом с домом. А возможно, что и не рядом. То есть в 07:00 дитё должно уже быть в саду. И зимой тоже.

Представили? Представили, как вы трёхлетку поднимаете в 05:30, упаковываете её, полусонную, в шубы и прёте по темноте на другой конец города. А там сдаёте даже не воспитателю, сторожу какому-нибудь сдаёте. Сторож открывает пустую группу, и ваша деточка уползает досыпать возле стеллажей с игрушками. Деточка уже понимает, что плакать бесполезно.

Нет, были садики прямо под домом. Но они были приписаны к другим предприятиям, и попасть туда было невозможно без блата.

И знаете, что забавно? Моя дочь не знает значения слова «блат». А я знаю.

Второе место — Сергей Войтенко и его материал «Диалектика зрады», в котором он пытается разобрать феномен отечественного пораженчества.

Итак, представим гипотетического зрадофила на Майдане, зимой 2014-го. Сразу спросим: назвал бы он «зрадниками» и «барыгами» Путина с Януковичем? Разумеется, нет. Янукович или Путин никого не предавали. Они просто враги. Называть их «зрадниками» было бы настолько неправильно, что даже мозг зрадофила не вынес бы подобного насилия над логикой. «Зрада» — это борьба со своими.

«Зрадофил на Майдане» ставил бы вопросы прямо и бескомпромиссно.

Почему свержение Януковича не закончено «за несколько часов»?

Почему протестующие сидят в палатках, а не размещены в пятизвёздочных отелях?

Почему они вынуждены пить кофе из термоса, а не Chateau Lafite Rothschild урожая 1976 года, и из бокалов?

Неужели народные герои не заслужили Chateau Lafite? Зрадофил непревзойдён в изыскании самых софистических вопросов. И это явление не слишком новое. Например, немцы, познакомившись с большевизмом, категорически запрещали своим солдатам вступать в дискуссии с «русскими». «Русскими» в то время называли всех носителей этой заразы, в том числе и рождённых на берегах Днепра. «Русские» — это мастера диалектики (я бы сказал — софистики), и спорить с ними опасно для душевного здоровья и логического мышления.

Пил ли Chateau Lafite Rothschild тот же Яценюк? Весьма вероятно. Так почему на Майдане обсуждали Януковича и европейский выбор, а не высшую справедливость: достойны ли вожди Майдана своих героев? Вот что интересовало бы «зрадофила». Не с «Беркутом» бы он боролся, а за чистоту рядов. А «беркутовцы», как сказала бы народная героиня Надя, — это «вполне самостоятельные люди», с которыми «можно договориться».

И если бы Майдан забыл про европейский выбор, забыл про режим Януковича и превратился бы в междоусобное побоище, где группы зрадофилов со своими атаманчиками и атаманками устроили безобразную драку под объективами «Громадского» и «Russia Today» — вот это и был бы настоящий Майдан зрадофилов! Всё было бы заснято по самым строгим стандартам ВВС и показано всему миру вместе с сочинской Олимпиадой.

И, наконец, первое место — редакционный материал Виктора Трегубова «Что произошло в Керченском проливе». Относительно недавний материал, в котором мы разобрали попытку прохода украинских кораблей через Керченский пролив и пленение их экипажей российскими оккупантами.

Здравствуйте! Меня зовут Виктор, и мне как-то нехорошо, потому что я вспомнил то, что уже не хотел вспоминать: свои ощущения из весны 2014 года. Ощущение беспомощности, рвущей ярости, не имеющей выхода.

Полагаю, вы тоже это ощутили. Возможно, успели с кем-то поругаться. В этом нет ничего необычного, так работают головы нормальных людей.

Но сейчас уже наступил новый день. Остынем и попробуем понять, что произошло, как действовать и что мы можем сделать дальше.

В этой статье мы с вами попробуем найти ответы на основные вопросы кризиса в Керченском проливе.

''отсканируй
и помоги редакции

''