Перейти к основному содержанию

Феномен Мироновса и наш общий шанс

Я бы в русские пошел, да нигде не берут… Кроме Украины?

Я бы в русские пошел, да нигде не берут… Кроме Украины?

Есть в Латвии такой человек: Дмитрийс Мироновс. Разумеется, и Дмитрийс, и Мироновс он только для латышей, а вообще-то зовут его Дмитрием Мироновым. В сущности, он еще довольно молод и, по правде сказать, ничем особенно замечательным не выделяется. Обычный русский парень, который как-то устраивает свою жизнь в Латвии. Единственное, чем он действительно интересен, так это тем, что Мироновс он не по необходимости, а по идейным соображениям. То есть он – латышский националист, член весьма известной в Латвии партии «Все для Латвии!». И периодически он выступает в латвийских СМИ с соответствующими заявлениями, которые особенно любят тамошние совковые СМИ, для поднятия уровня адреналина у своих читателей.

Самый простой и самый распространенный ответ, как же такое могло случиться, советские и неосоветские трудящиеся давали не раз: мол, он предатель, Сталина на него нет etc. Что ж, глядя на видео мироновсовских выступлений на тему ассимиляции русских – а у Мироновса, к тому же, еще и замечательно подходящая внешность, советские режиссеры именно такие типажи подбирали на роль полицаев, бандеровцев и лесных братьев – с этим как-то даже и несложно согласиться. Мол, хочет человек отречься от своего народа, чтоб получить за это корзину печенья.

Однако не все так просто. Тот же Мироновс как-то говорил, что вот, есть у него предки из «московских латышей», но сам он – русский. Что является уже нарушением схемы: тот, кто хочет просто выписаться из неудобной нации, действует обычно по-другому: либо заводит старую шарманку про «столько-кровей-понамешано» и «нету никаких национальностей», либо отыскивает дедушку, ну скажем, армянина, и на этом основании объявляет себя армянином.

А вот тут – нет. Человек сознает себя русским, но при этом хочет быть (и является!) латышским националистом. Безумие? Не совсем. За столь причудливым мировоззренческим фасадом скрывается проблема, являющаяся одной из важнейших и для Латвии, и для Украины и, в первую очередь, для России.

Просили бочку меда? Получите в нагрузку бочку дерьма!

Все дело в том, что национализм – по крайней мере, в своем этническом базисе – вещь чрезвычайно естественная. «Для полного счастья человеку надобно иметь славное отечество», – эти слова Симонида, коим исполнилось уже более двух с половиной тысяч лет, будут актуальны до тех пор, покуда существует человечество. Интернационализм и космополитизм по сути своей есть извращение. Национализм и патриотизм – норма. В том числе, и психическая норма.

Поэтому у всякого психически здорового человека, который хотя бы чуть-чуть приподнимается в своем развитии и, соответственно, в своих потребностях над растительным уровнем, возникает симонидовская потребность в «славном отечестве». Без кавычек.

Несомненно, возникла она в какой-то момент и у Дмитрия Миронова – равно как и сотен тысяч, если не миллионов, молодых русских юношей и девушек в РФ, на Украине и по всему миру. Любой нормальный человек в этой ситуации всегда обращается к собственной национальной традиции. И ведь, действительно, есть к чему обращаться! Тысячелетняя история Руси, одна из ведущих европейских культур XIX в. (кто бы что ни говорил, но имена Достоевского и Толстого в мире знает любой человек, получивший приличное образование), и т.д. и т.п.! Вот, казалось бы, славное Отечество, гордись им, будь частью его – и будь этим счастлив.

Но не тут-то было. Ибо к славному Отечеству имеется приложение, идущее, как выражалась советская торговля, «в нагрузку»: это советская «наша история» с ее «тоже хорошими идеалами». С чем сталкивается обычный, среднеарифметический парень (или девушка) что в Латвии, что в РФ, что на Украине? Хочешь быть русским патриотом – будь любезен, прими, в первую очередь, «наше советское прошлое» и культ «Великой Отечественной» войны, возненавидь европейский образ жизнь и «пиндосов» и люби социализм. Ибо это якобы тоже русское.

Что это означает для русского парня, живущего в той же Латвии или Эстонии? Он видит, с одной стороны, что – да, и латыши, и эстонцы русских не так, чтобы сильно любят. Но при этом он также видит и то, что иметь с ними дело можно, можно поддерживать нормальные человеческие отношения. Что европейский образ жизни – это отнюдь не круглосуточные гей-парады и зообордели от Ирины Костюм Путина Бергсет, а нечто пусть и несовершенное, но неизмеримо более симпатичное для всякого белого человека, чем советский, центральноафриканский или северокорейский образ жизни. Что, несмотря на все усилия левачья, и сегодня многие европейские страны остаются, мягко говоря, не менее христианскими, чем РФ. А свои национальные традиции хранят гораздо лучше.

И дальше всякий человек невольно начинает сравнивать. С одной стороны – пусть даже и провинциальные по европейским меркам, но все же старые, национальные культуры. С другой – советское инфернальное уродство, где из народных обычаев, кроме употребления спиртосодержащих жидкостей да пожирания на Новый год и 9-е мая красной икры из миниатюрной баночки, ничего нет. С одной стороны – национальное государство, с другой – вселенский интернациональный колхоз, где кто Сталина любит, тот и русский. Наконец, с одной стороны нормальная человеческая жизнь (и духовная, и социальная, и любая другая), с другой – советская преисподняя, населенная алкогольно-трипперными гопниками. И выбрать нужно именно советскую преисподнюю. Почему? «Потому что это твоя Родина, сынок!»

Здесь и наступает момент трагического выбора – выбора, который подчас определяет всю жизнь человека. Ибо быть русским патриотом хочется (см. тысячелетнюю Русь, великую культуру, Достоевского и т.д.), но тошнит (тут см. интернациональный колхоз, алкогольно-трипперных гопников и т.д.). Кто-то побеждает тошноту. Но психически здорового, интеллектуального человека в большинстве случаев побеждает именно тошнота, а не наоборот.

И тогда он из русских выписывается. Одним из способов такой выписки является уход в космополиты. Однако переквалифицироваться в космополиты из националистов – это все равно что, будучи гетеросексуальным, переквалифицироваться в пидоры. То есть это не для всех, а для тех, кто смог, это великая беда. Другим способом является переход из русских националистов в нерусские. Любой внимательный наблюдатель заметил, что в последнее время активно развиваются всякие довольно странные национализмы – не только казачий (все-таки казачество всегда имело склонность к сепаратизму, хотя еще сто лет назад ни о какой казачьей нации никто всерьез и не заикался), но и сибирский, поморский национализм, и т.д. Отчасти этот процесс носит искусственный характер. Но лишь отчасти. Объективной его причиной как раз и является стремление «выписаться» из русских в какие-нибудь другие, нерусские националисты, дабы убежать от советского кошмарища.

Пример Миронова-Мироновса – это, пожалуй, пример той крайности, на которую способен пойти человек, чтобы это сделать. Ведь русские и латыши – это действительно разные, и не особо друг на друга похожие народы. Но вот ушел человек в латыши, лишь бы только отпустило его «пролетарское отечество».

Что же касается Украины, то здесь, благодаря близости русских и украинцев, подобные «выписки» стали не столь уж редким явлением. Перевоплотиться из русского в украинца, по целому ряду очевидных и объективных причин, сравнительно легко. И некоторые из тех, кто не хочет тонуть в советской помойке, этим пользуются. Весьма примечательно, что такой замечательный деятель, как Алексей Куренной, замглавы киевской «Просвиты», родился не где-нибудь, а в райцентре Донецкой области. А, например, выступавший на Майдане протоиерей Андрей Дудченко, имеющий устойчивую репутацию автокефалиста, родом с Луганской области. То есть мы имеем дело с очередными «мироновсами», которые не столь заметны по причине вышеназванной близости великороссов и украинцев.

И по-другому, в рамках концепции «советское значит русское», быть не может – мироновсы неизбежны. В свое время, в одной ныне запрещенной русской организации, бытовало следующее мнение: «Если взять бочку меда и смешать ее с бочкой дерьма, то мы не получим двух бочек медово-дерьмовой смеси. Или, тем более, двух бочек меда. Мы получим две бочки дерьма».

Если смешать историческое русское наследие и советчину, то мы получаем именно «две бочки дерьма». А дерьма нормальному человеку не надо. Отсюда и феномен Мироновса: если бы у Дмитрия Миронова была возможность быть нормальным, европейским (в историческом смысле этого слова) русским националистом в Латвии – он бы, весьма вероятно, им был. Но такой возможности у него, как у множества других молодых русских людей на территории бывшего СССР, не было.

Русский интерес и украинская выгода

Есть ли выход из вышеописанной и весьма грустной ситуации? Есть, и он не так уж сложен: надо просто отказаться от ложной альтернативы, навязанной нам необольшевиками: мол, хочешь быть русским, прими и Совок, а не хочешь Совка, так ты и не русский! Надо понимать, что это сознательная уловка необольшевицкого путинского режима и его Агитпропа. И поддаваться на нее не следует. Необходимо все национально-русское тщательно, с абсолютной точностью, отделять от малейшей примеси советского яда. Любые компромиссы, теории «перерождения» советских в русские и т.п. из среды здорового русского национализма должны быть изгнаны единожды и навечно. Это, во-первых. Во-вторых, русский национализм и консерватизм должен быть именно русским, то есть опираться на русские традиции до 1917 года плюс традиции непримиримых русских борцов с коммунизмом после 1917 года.

Жажда такого русского консервативного национализма в среде современной русской интеллигенции (без кавычек русской и без кавычек интеллигенции) огромна. И власти РФ это осознают, и сознательно расставляют ловушки. Вы думаете, открытые атеисты (и, похоже, латентные педерасты) совершенно случайно оказались в нынешней РФ главными «русскими консерваторами»? Если думаете, что случайно, то вы очень наивны. Система работает, и работает по старым правилам, работает надежно. Идет не только прямое силовое подавление, но и подрывная работа по разрушению чуждого и опасного идеологического дискурса. Одним из методов которой является расстановка на ключевых местах «правильных» людей, которые самим фактом своего существования будут дискредитировать идею и отталкивать от нее народ. И, конечно, в решающий момент уведут тех, кто им доверился, не туда. И противостоять этому как минимум очень сложно, как максимум невозможно.

И вот именно поэтому сейчас интересы Украины и русских националистов сходятся. Русским националистам нужен некий русский Тайвань или «Белый Крым» – земля, где можно сохранить и развивать свою национальную традицию, а равно и русский политический национализм, без всякой примеси советчины. Причем такой русский Тайвань возможен только там, где РФ до него не сможет дотянуться; при дружественном Путину политическом режиме он нереален.

А Украине нужен мир на Юго-Востоке. Недавно г-н Порошенко заявил, что за умы и сердца жителей Востока надо сражаться не с оружием в руках, а как-то по-другому. По-другому, на самом деле, можно только так, как это делается во всем мире. Нужно давать автономию (децентрализацию, если так больше нравится), и формировать особую идентичность, которая будет отделять жителей данной территории от главного противника (путинской РФ), тем самым укрепляя государственное единство.

Что можно противопоставить советской идентичности? Украинскую? Некоторую часть интеллигенции это привлекало и привлечет, об украинских мироновсах выше уже было сказано. Но даже если признать этот путь чем-то хорошим, то пойдут по нему далеко не все, и даже не большинство. По той простой причине, что феномен Мироновса нормой не является; местные мироновсы за 23 года появились, но доминировать они не стали. Опираться на них – значит получить мощнейшую оппозицию.

Выработать некую новую идентичность – например, донецкую или луганскую? Этот конструкт будет на 90% искусственным и потому непрочным.

Единственный адекватный ответ советчине и путинскому необольшевизму – это исторический, консервативный русский национализм и антикоммунизм. Юго-Восток Украины должен стать некой лайт-версией русского Тайваня. Полагаю, это единственный способ решить несколько ключевых и самых болезненных вопросов: во-первых, сделать так, чтобы русские не чувствовали себя на Украине чужаками. Во-вторых, это даст не иллюзорную причину русским людям хранить территориальное единство Украины и, в-третьих, выведет их из-под московской опеки.

Это уникальный исторический шанс – такой, какой бывает, без преувеличения, один раз на миллион. Сумеет ли им воспользоваться нынешняя украинская власть? Исходя из того, что я в прошлый раз писал про состояние украинской элиты – очень сомневаюсь.

Впрочем, если не воспользуется элита, может ведь воспользоваться и интеллигенция. На это надежда все же чуть больше. Попробовать, во всяком случае, стоит.

Димитрий Саввин

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...