Перейти к основному содержанию

Синдром «Россия 2000»

Договорились про отвод крупнокалиберного вооружения на 15 километров от зоны соприкосновения, что в сумме даст 30-километровую зону безопасности.

Парламентские выборы на Украине, которые грядут совсем скоро, могут стать ключевым доказательством того, что, собственно, Украина – не Россия.  Название книги Леонида Кучмы должно стать для избирателей главным поведенческим фактором на избирательном участке.

Действительно, Украина при всех своих глобальных проблемах и даже откровенной незрелости политической культуры с драками в Раде или Майданами шла по своему пути. В этом есть как плюсы, так и минусы. К плюсам можно отнести то, что в стране существует реально многопартийная система, альтернативные выборы, разные точки зрения на телевидении. В минус смело можно записывать то, что политическая система не дозрела до того, чтобы провести масштабные структурные реформы. России это удалось, в том числе и с помощью танков в 1993 году. Поэтому я, например, считаю, что любовь Ельцина к власти тогда сыграла сугубо позитивную роль и, собственно, сделала из президента страны главный танк.

Однако для меня не является неожиданным то, что в ситуации войны Украина стала буквально копировать поведение России периода нападения чеченских боевиков на Дагестан 1999 года. В принципе это нормальная реакция людей на происходящие события. Действительно, война требуют консолидации и ровно поэтому, например, Петр Порошенко выиграл выборы в один тур, набрав большинство голосов во всех регионах Украины. Я и сам в 2000 году голосовал за Путина. Отчасти потому, что его порекомендовал Ельцин, а отчасти именно из-за необходимости консолидации нации перед внешней угрозой, в данном случае со стороны исламского терроризма.

Скажу сразу, что я ни разу не верю в историю о том, что ФСБ взрывает Россию, а именно жилые дома в 1999 году. Дело в том, что в 2000 году по инициативе Бориса Березовского была создана общественная комиссия по расследованию этих терактов, которую возглавил Сергей Адамович Ковалев. Так вот никаких прямых доказательств участия спецслужб, несмотря на все желание Березовского, она не нашла. Все остальное это часто небезосновательная, но конспирология, которой, так же как и геополитикой, увлекаться не стоит.

Так вот, тогда Путин консолидировал нацию. Парламентские выборы 1999 года стали предвестником того, что страна переходит на мобилизационные рельсы. Происходит фактическое подавление оппозиции путем создания провластного парламентского большинства, позже начинаются гонения на олигархов и наступления на политические свободы, закончившиеся после Беслана, например, отменой губернаторских выборов и однамандатных округов на выборах в Госдуму. Конечно, к рукам прибиралось телевидение и печатные СМИ. Народ это тогда реально одобрял. До 2011 года оппозиционные митинги, если собирали в Москве 1000 человек, это было счастьем.

А началось все, повторю, с создания провластного парламентского большинства из «Единства», «Отечество – вся Россия» и групп независимых депутатов-одномандатников. Ситуационно к этому большинству присоединялось ЛДПР, так что голосов хватало для принятия любого закона. Коммунисты, СПС и «Яблоко» могли быть только статистами.

Как ни странно, созданные условия, названные «суверенной демократей», не позволили стране продолжить системные реформы. После того, как был, например, принят новый Земельный кодекс и были сделаны другие шаги, намеченные еще при Ельцине, началось методичное проедание нефтедолларов и укрепление вертикали власти, для чего был нужен безумный рейтинг и совершенно не нужна оппозиция и независимая пресса.

Сейчас на пороге ровно такого же развития событий стоит и Украина. Война консолидировала нацию. Причем, до такой степени, что были разговоры о создании одной большой партии власти с Порошенко, Яценюком, Турчиновым и всеми-всеми-всеми, кроме Ляшко и Тимошенко. Одновременно с этим принят закон о люстрации, разгромлены коммунисты и «Партия регионов».

К счастью для Украины сейчас вроде выяснилось, что президент и премьер будут поддерживать все-таки разные партии. Но это вовсе не означает того, что далее их не постигнет судьба «Единства» и ОВР, то есть судьба объединения в супербольшинство. Собственно, в этом же большинстве ситуационно по примеру Жириновского может оказаться и Ляшко, а Тимошенко имеет все шансы повторить судьбу СПС и «Яблоко» и вообще никуда не пройти или составить громкое, но совершенно ненужное парламентское меньшинство.

После этого у президента уже не будет никаких препятствий на пути сворачивания политических свобод типа выборов и свободных СМИ. Народ это одобрит, ибо война и враг у ворот. Надеяться на Майдан потом будет сложно, потому что, во-первых, политика выродиться в тотальную мобилизацию вокруг фигуры лидера, а, во-вторых, подобные события крайне маловероятны при отсутствии свободных СМИ, представляющих разных спектр мнений.  Тут еще надо отметить важный фактор олигархов, которые в допутинской России тоже были достаточно борзыми, но потом сдались на милость победителю, потому что все-таки для них первичны собственные капиталы, а не политика. Они готовы вкладываться в политику, которая приносит доход. Соответственно, при наличии устойчивого парламентского большинства вкладываться в меньшинство не имеет совершенно никакого смысла.

Конечно, мне могут возразить, что Порошенко это не Путин. Но ведь Путин со своей точки зрения делал все правильно – он консолидировал власть. Может быть, даже с благими намерениями проведения реформ, ибо тогда были и Кудрин, и Греф, и Илларионов, и даже Гайдар в виде консультанта. Однако получилось проедание нефтедолларов и гонка за рейтингом, что в принципе вещи связанные. Ну и правда, вы можете представить себе президента, который добровольно отдает хотя бы часть власть оппозиции, которая ему совершенно не мешает?

Дело в том, что для проведения реформ необходима не консолидация вокруг одного политика, а наоборот политическая конкуренция. Самые сложные реформы в России проводил Ельцин,  преодолевая сопротивление Верховного совета, а потом красной Государственной Думы. Я помню, как оттуда не вылезали премьеры Черномырдин и Кириенко, выгрызая у депутатского корпуса буквально каждую строчку закона.

Украине сейчас нужны реформы, я думаю, вряд ли найдется хотя бы один человек, который скажет, что нужно оставить все, как есть. И, на мой взгляд, этот вопрос куда более актуальный, чем статус Луганской и Донецкой областей.

Кстати, России в этом плане повезло, ибо Ельцин прежде, чем начать первую чеченскую войну завершил первый этап реформ, а второй начался после заключения хасавюртовских соглашений, потому что, понятно, что реформировать экономику в воюющей стране невозможно.

Так что украинским избирателям на участке для голосования нужно будет решить две судьбоносных для существования страны задачи – остановить войну и обеспечить необходимую для проведения реформ политическую конкуренцию. Вот именно вокруг этих идей и должна произойти национальная консолидация.

Кирилл Шулика

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...