Перейти к основному содержанию

Теневой элемент украинской идентичности

Правда в том, что РСФСР и УССР во времена Второй мировой войны были единым тоталитарным государством. И после войны – тоже. Отличие нас, (пост)советских людей, от германцев Третьего рейха в том, что рейх распался вследствие поражения в войне, а мы оказали

Правда в том, что РСФСР и УССР во времена Второй мировой войны были единым тоталитарным государством. И после войны – тоже. Отличие нас, (пост)советских людей, от германцев Третьего рейха в том, что рейх распался вследствие поражения в войне, а мы оказались на стороне победителей и медленно приканчивали самих себя в течение полувека. Однако успели за это время поставить мир под угрозу ещё одного, уже ядерного глобального конфликта. В общем, "нам есть чем гордиться".

Ещё одно наше отличие от нацистов – они полностью раскаялись в совершенном ими зле. В Германии есть множество музеев, посвященных преступлениям нацистов против человечности, граждане Германии полностью отреклись от Гитлера, от идеологии национал-социализма. А в РФ считается вполне нормальным прийти на какой-нибудь марш, прихватив с собой икону с ликом Сталина. Святой же человек был, разве нет, товарищи?

Украина признала грехи советского режима, но это было очень лицемерное признание. Зинаида Миркина, которая сделала огромный вклад в советское диссидентское движение, правильно утверждает, что «...подсчитать число членов ЦК или ЧК, палачей и жертв среди украинцев и русских не возьмется ни один самый дотошный статистик. Все было общим — и победы, и преступления». Вместо того, чтобы признать своё непосредственное участие в совершенных СССР преступлениях против человечности, этнические украинцы попросту переложили всю вину на русских. А тем, кто живет на Донбассе, предложили такую сделку с совестью: «Ты нацепи на себя сине-жёлтую ленточку и назовись украинцем. Даже украинский язык учить особо не надо, просто нацепи. И все грехи сразу спишутся». Большая часть моих приятелей из Донбасса такое предложение, естественно, восприняла в штыки: «Дед воевал, отец воровал, а мне – честно работать, да ещё и бандеровскую ленточку носить?». Они отказались, а я, наоборот, согласился. И многие другие русские в Украине тоже на это согласились. И евреи. И татары. И договорились считать себя мифическими украинцами-казаками, которые никакого отношения к грехам и преступлениям люмпенизированного населения СССР не имеют. Запад от такого лицемерия, конечно, скривился, но, махнув, в конце концов, рукой, согласился принять Украину в семью европейских народов.

Естественно, мой выбор в пользу ложной самоидентификации был сделан бессознательно. Такова природа зла, что его всегда выбирают неосознанно. Мы солгали самим себе и наша ложь повлекла за собой рождение нового зла. Когда мы (русские, украинцы, татары, евреи Украины) объявили основным источником бед и несчастий в УССР Москву, то все, кто боролся против Москвы и российского империализма, автоматически стали считаться героями. Так мы уровняли махновцев и бандеровцев с советскими диссидентами. Так мы породили ультраправое националистическое движение в Украине.
Наша попытка лицемерно отрицать собственное прошлое сделала огромный вклад в развитие конфликта между Россией и Украиной, между Донбассом и Киевом.

- Ты чего, братан?! Вместе с тобой грабили, пытали несогласных в застенках, угрожали всему миру ядерной войной, а теперь «я не я, и лошадь не моя»?

- Иди отсюда, ты кто такой, давай, до свиданья, я тебя не знаю.

А ведь моя проблема в том, что знаю. Знаем. И сами раньше были такими же. Просто теперь в этом себе не признаёмся. Но ложь всегда становится причиною нового зла, нового страдания.
Агрессия путинской России – это, отчасти, материальное воплощение Тени Украины*, бессознательного теневого элемента украинской идентичности.

ДНР, ЛНР, Бабай, Путин, Стрелков – это наше прошлое, которое мы отрицаем. И до тех пор, пока мы не признаем его и не раскаемся в нем, оно будет нас преследовать.

Вполне возможно, что наше раскаяние поможет и россиянам осознать свою неотъемлемую способность ежесекундно выбирать человечность и доброту. Однако, сейчас мы должны покаяться первыми именно ради спасения души Украины.

Теперь о том, что конкретно мы можем сделать. У нас есть памятники и дни памяти, посвященные геноциду украинского народа советским режимом? Отлично. Преступления Москвы против украинцев действительно чудовищны. Теперь нам нужен музей преступлений против человечности, совершенных гражданами УССР и  совершенных с участием граждан УССР (как большевиков, так и нацистских коллаборантов). Что-то вроде мемориального комплекса «Топография террора» в Берлине. Обнародовать списки всех сотрудников ЧК-НКВД-КГБ, членов КПСС и законодательно запретить им занимать значимые государственные должности в Украине. Я уверен, что среди участников радикальных националистических объединений будет обнаружено немало бывших сотрудников КГБ (и их потомков). Ориентированные на насилие организации, идеология которых оправдывает любую жестокость, притягивают к себе одних и тех же людей.

Многое для уничтожения прославляющих большевистский режим памятников  уже было сделано гражданскими активистами во времена «ленинопада», но неплохо было бы начать постепенно переименовать бесчисленные «проспекты имени Ильича», «площади Октября» во что-то более адекватное нашим претензиям на статус европейского государства. Естественно, инициатором проекта изменения названия той или иной улицы (площади, проспекта) должно быть гражданское общество, местные жители, а не органы государственной власти. Революция подарила нам множество имён, достойных того, чтобы мы их увековечили.

Мы не должны запрещать левые партии, однако стоит ввести уголовную ответственность за непризнание или оправдание преступлений советского  режима, за пропаганду идеологии большевизма. Нет ничего страшного в стремлении к социальному равенству или к восстановлению былых экономических и культурных связей с другими республиками СНГ. Страшна идеология марксизма-ленинизма, которая объявляет насилие методом достижения социального равенства и страшна героизация преступников против человечности вроде "великого собирателя земель" Иосифа Сталина.

Всё вышеперечисленное: создание музея, обнародование списков, люстрацию, переименование улиц, реформу уголовного законодательства - действительно нужно реализовать. Однако есть одна вещь, без которой эти действия не будут иметь никакого смысла. Осознание. Каждый из нас должен осознать, что он причастен к преступлениям, совершенным режимом СССР. Осознать и дать себе клятву, что никогда не допустит повторения 1917-го года, никогда не предаст забвению свою неотъемлемую способность ежесекундно выбирать доброту и человечность.

Гед как мог высоко поднял свой посох. Свет стал непереносимо ярким, и этот мощный поток белого света поборол, разорвал древнюю тьму. В ослепительном сиянии Тень утратила всякое сходство с человеком. Она собралась в комок, съежилась, еще больше почернела и, наконец, поползла на четырех когтистых лапах по песку, поднимая вверх слепую бесформенную морду. Когда они сошлись, в белом волшебном свете Тень стала абсолютно черной и поднялась в человеческий рост. Молча человек и Тень встретились лицом к лицу и остановились. Громким и ясным голосом разорвав вечную тишину, Гед произнес имя Тени, и в тот же миг Тень своим лишенным губ и языка ртом произнесла то же самое слово Истинной Речи: «Гед». И оба голоса слились в один.

…в этом сражении Гед не проиграл и не выиграл, но, назвав Тень Смерти собственным именем, как бы соединил две половинки своей души — стал человеком, который, познав собственное «я», не может оказаться во власти иной силы и сам повелевает своей душой, а потому тратит жизнь только ради жизни и никогда — ради разрушения, боли, ненависти или воцарения тьмы.

Александр Жуленков

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...