Перейти к основному содержанию

Где мое государство, чувак?

Народ победит, а министры - нет. И народ как-то захочет спросить у министров - ребята, а вы кто, и зачем тут расселись?

На прошлой неделе человек, с которым я не знаком, но которого безгранично уважаю и которому безгранично доверяю, Юрий Бирюков, известный также, как «Крылья Феникса», анонсировал под АП акцию протеста солдатских матерей против отвратительного снабжения наших солдат в зоне АТО.

Позиция Феникса заключается в том, что, фактически, уровнем подготовки и снабжения операции руководство Украины убивает солдат, допуская те жертвы, которых могло бы не быть, если бы генералы и министры нормально работали, а не только торговали лицом в пиарных целях.

Замечу, что акция прошла плохо. Действительно плохо, увы. Пришло всего около ста человек, и большого резонанса это событие не поимело. И более того, какие-то аппаратные мудилы с Волыни решили примазаться к мероприятию и загнали на него десяток суровых заробитчан с Майдана, в камуфляже и с отпечатанными в типографии качественными баннерами, посвященными необходимости срочной отставки никому не известного хрена в Волынской области. На акции этих аппаратных мудил было большими буквами написано «привет, я платное технологическое мероприятие, такое же точно, какие было принято проводить во времена Януковича, только теперь с ветеранами Майдана».

В общем, мудилам в камуфляже удалось сделать слабое мероприятие солдатских матерей совершенно невнятным и потерять его смысл в потоке дней.

А зря. Потому что на самом деле это очень важная тема, на которую стоит поговорить. Но перед этим несколько хороших новостей.

***

Уже несколько дней я отказываюсь публиковать материалы от солдат из южной группировки войск, сконцентрированной в районе Зеленополья-Краснопартизанска, которую уже несколько дней бомбят как с российской стороны границы, так и со стороны сепаратистов. И я могу объяснить, почему.

Я этого не делаю, потому что догадываюсь о причинах, по которым южная группировка войск обязана стоять именно там, где она стоит, и делать именно то, что она делает – вызывать огонь на себя.

Дело в том, что главная проблема боевиков, о которой они уже высказались, наверное, все, заключается в том, что их очень мало. Спецура из РФ отлично экипирована и прекрасно подготовлена. Однако, её мало. Кроме неё есть сколько-то местного населения, сколько-то индейцев из РФ, казаков и прочей пьяной чехарды, умеющей быстро разобрать на цветмет самолет, но не умеющей принимать участие в общевойсковых операциях.

То есть, еще раз – проблема боевиков – ограниченность сил. Они могут собраться в кулак и вдарить в одной точке. Они могут обеспечить сопротивление и остановить продвижение украинской армии. В нескольких укрепрайонах. Но они не могут обеспечить даже полную оборону той территории, которая ими захвачена, не то что организовать какое-то расширение захваченной территории.

У украинской армии нет такой проблемы. Украинская армия пока что не испытывает недостатка ни в технике, ни в личном составе. И без объявления мобилизации и перевода экономики на военные рельсы украинская армия в состоянии давить террористов массой в нескольких местах сразу.

Поэтому задача украинской армии в этих условиях заключается в том, чтобы растягивать силы противника. Сконцентрировать его силы на одном фронте, и максимально воевать на всех остальных.

И в этом смысле южная группировка войск выполняет крайне важную задачу: она угрожает. Южная группировка войск угрожает навеки отрезать сепаратистам линию снабжения через Изварино и выйти на Луганск с юга. То есть она представляет для боевиков самую большую опасность. Но не реализовывает её, а вместо этого просто продолжает представлять опасность, отвлекая на себя все внимание сепаратистов, уже неделю пытающихся отрезать южную группировку войск от линий снабжения. Отдельно замечу – безуспешно. Даже лично Гиркин был вынужден признать, что его операция по прорыву через Мариновку провалилась, и до границы он так дойти и не смог.

Задача сдерживания южной группировки – это задача сохранения коридоров для отхода в РФ российской спецуры в случае окончательного сворачивания операции. Эта задача настолько важна, что РФ готово для её выполнения стрелять даже с собственной территории.

map1

А тем временем, пока южная группировка войск угрожает отрезать сепаратистов от каналов отхода в РФ, остальные войсковые группы развивают то преимущество, которое обеспечивает южная группировка, отвлекая весь огонь на себя.

За это время, с одной стороны, уже почти замкнут в кольцо Мозговой и его отряд «Призрак» угрожает превратиться в призрак. С другой стороны, ВСУ постепенно обходят Луганск с запада, выходя на задачу не менее важную, чем блокирование границы с РФ – задачу отрезания Луганска от Донецка.

То, что украинские военные попробуют реализовать такой план, было ясно еще пару недель назад. И не только нам, а еще и Кремлю. Именно поэтому в последнюю пару недель россияне резко увеличили снабжение боевиков оружием, боевыми машинами и их экипажами.

Однако, в связи с тем, что храбрые обезьяны смело сбили мирный Боинг, план по накачиванию ДНР и ЛНР военной техникой немножко провалился. Поэтому теперь сепаратистам придется воевать со всей украинской армией самостоятельно, без инструкторов и кураторов, а главное – без чистого неба.

В свете этого главной военной силой ДНР становятся вот такие ребята (via Дмитро Резниченко): «жив собі у депресивному Попасному депресивної Луганської області депресивного Донбасу, а тут сам місцевий "авторитет" Сергій Моторенко на прізвисько "Мотор" дає тобі автомат. Все, тепер ти людина, ти - сила, ти - влада. От і весь сепаратизм, весь "русскій мір"».

***

Однако, несмотря на все эти крайне оптимистические истории про то, как уже мы ломим, гнутся шведы, и как мы обязательно скоро всех победим, войдем в первый мир и станем страной-председателем Межгалактического Конгресса украинских общин, есть одна крайне пессимистическая история. Не менее важная, чем история про то, как мы ломим. Потому что это история о том, что скрывается за понятием "мы".

История заключается в том, что ни одно министерство и ведомство нашей обширной родины не считает для себя нужным снабжать наших военных. Ни южную группировку, ни северную, ни какую-либо другую, если они есть. Добровольческие батальоны, щедрою рукою Авакова зарегистрированные в большом количестве, не получают от государства ровным счетом ничего вообще. Если кому-то выдают оружие, в числе меньшем, чем число бойцов, или боеприпасы, в числе меньшем, чем единиц оружия – то это и вся государственная поддержка, которую можно ожидать от нашего великого государства.

Вот, послушайте полевого врача Армена Никогосяна, который сам лично решил стать волонтером и поехать в зону АТО лечить людей. Где-то на 4-й минуте он рассказывает точное число упаковок медикаментов, полученных от Минобороны и Минздрава (подсказка, общее число начинается на "ноль").

Наш «железный правосек» сообщает о том, что первое время он бегал по лесам с 14-ю трассирующими патронами в кармане без единого магазина. То есть максимум, которого он мог добиться в бою с противником – это засветить свою позицию одиночным трассерным выстрелом, с тем, чтобы сдохнуть от ответного огня в момент ручной перезарядки автомата вторым трассером.

Медикаменты, одежду, бронежилеты, очки, трусы и вообще всё на фронт везут исключительно волонтеры и добровольцы. Мы, кстати, тоже на пару тысяч долларов уже поучаствовали в этом скорбном мероприятии, спасибо нам, если государству не за что.

37306801-729A-4901-81AC-86EF0CAC1B42

"Вітання з фронту! Бійці-добровольці і медики-волонтери  батальону  " Шахтарськ" дуже вдячні за передані ліки. Подарунок НАДЗВИЧАЙНО підняв бійцям настрій і бойовий дух . Було відчуття, що у всіх бійців і фельдшерів День народження! На жаль, в батальйоні так і не має жодного лікаря, шукаємо."

То есть, вот к чему я веду речь. Предположим, южная группировка войск должна оставаться под огнем противника. Окей. Но подскажите, в связи с какой военной хитростью нашим солдатам Минобороны присылает ПУСТЫЕ АПТЕЧКИ? В связи с чем Минздрав не прислал в зону АТО ни одного военврача, и нам их приходится искать и уговаривать самим? В связи с чем те добровольцы-врачи, которые поехали на фронт спасать жизни солдат, не снабжаются ровным счетом ничем? Ни от Минздрава, ни от Минобороны, только от добровольцев, только от волонтеров, только от Феникса, только от народа. Все от народа – ничего от государства.

И вот вопрос. Что не так с государством-то? Откуда у его министерств и министров такое жгучее стремление избавиться от солдат?

И не смущает ли наших министров тот факт, что в этой войне победят не они? Народ победит, а министры - нет. И народ как-то захочет спросить у министров - ребята, а вы кто, и зачем тут расселись?

Александр Нойнец

ГО

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!