Перейти к основному содержанию

Террористы или нет

Битвы за гуманитарку от запорожских новороссов.

Артем Сивко

Вопрос признания «ДНР» и «ЛНР» террористическими организациями носит затяжной характер в течение вот уже 10 месяцев военного конфликта.

Если вопрос о том, что даст признание данных кремлевских проектов террористами вызывает самые различные домыслы среди отечественных и европейских экспертов, то вот мнение насчет самого признания сходится на негативном результате – не признают. Давайте попробуем разобраться, почему так.

Вообще, первые шаги по признанию «ДНР» и «ЛНР» террористическими организациями были предприняты Генпрокуратурой Украины 16 мая 2014 года. Первый заместитель генерального прокурора Украины Николай Голомша высказался: «Две самопровозглашенные республики, так называемые «Донецкая» и «Луганская», – это две террористические организации, которые имеют четкую иерархию, которые имеют финансирование, которые имеют каналы поставки оружия». Параллельно высказыванию было открыто уголовное производство по факту создания террористической организации.

Спустя некоторое время, а именно 27 января, Верховная Рада Украины приняла в первом чтении законопроект №1840 «О признании организаций террористическими». Принятие подобного законопроекта объяснялось тем, что в украинском законодательстве отсутствует норма, по которой организацию можно признать террористической.

Что следует из этого законопроекта:

1) Дела о признании организации террористической ложатся на плечи Высшего административного суда Украины. Постановление суда о признании является незамедлительным для исполнения.

2) Судебное производство инициируется обращением Генпрокуратуры в суд.

3) СБУ в рамках проведения мероприятий по борьбе с терроризмом имеет право инициировать перед органами прокуратуры вопрос о подаче иска в суд о признании организации террористической.

4) Дополняется закон Украины «О борьбе с терроризмом» новой статьей, которая будет регулировать вопросы признания организации террористической.

5) Также вносятся изменения в п.1 ст.4 закона Украины «О Совете национальной безопасности и обороны Украины», где отмечается, что вопрос о признании организации террористической находится в компетенции СНБО, если действия такой организации привели к кризисным ситуациям и угрожают национальной безопасности страны.

То есть следует понимать, что это всего лишь малая часть пройденного пути в насущном вопросе. Законопроект предполагает процедуру признания, но никак не само признание, о чем трубят украинские СМИ.

Кроме того, мы снова вляпываемся в историю с распределением полномочий между органами власти. Всеми «любимое» СНБО согласно Конституции Украины является координационным органом власти при Президенте Украины. Это означает, что он никак не может быть наделен полномочиями судебных органов, в данном случае административного суда. Оказывается, можно легко ломать принцип распределения и самостоятельности ветвей власти, что недопустимо для государства, ставшего на европейский путь развития.

Другой вопрос возникает с вышеуказанным заявлением 16 мая. Что это было? Громкие возгласы в рамках уголовного производства, если товарищ  премьер-министр отмечает, что должной нормативной базы для признания у нас не существует? Получается, что для признания организации террористической на международном уровне требуется включить в качестве «жертвы» организации именно государство (ведь как тогда объяснить рассмотрение дел административным судом). А что, если деятельность террористической организации будет направлена на отдельных граждан или юридических лиц? Как решить вопрос в таком случае?

Может быть, это вопрос «страховки». Указанный законопроект направлен не только на решение вопроса «ДНР» и «ЛНР», и подобных им организаций, но и территориальных батальонов, которые вернутся после проведения АТО. Ведь программы партий и движений, на основе которых формировались вооруженные подразделения, имеют зачастую программу, которую можно трактовать как террористическую (согласно закону Украины «О борьбе с терроризмом»), нацеленную против устоявшегося государственного строя. Нередко она содержит призывы к вооружению и т. д.

В общем, многие вопросы остаются нерешенными. Прошло всего лишь первое чтение, поэтому гадать на кофейной гуще нецелесообразно. Но первые звоночки являются крайне непонятными и неутешительными.

А как признают организации террористическими другие страны?

Конечно, самым популярным решением в борьбе с терроризмом являются крылатые ракеты и точечные истребления. Но нас в первую очередь интересует нормативная база. Яркими примерами являются США, Великобритания, Австралия и Канада. Данные страны могут похвастаться не только отлично прописанным законодательством по борьбе с терроризмом, но и весьма внушительными списками террористических организаций, признанных на национальном уровне. В списках США и Великобритании находятся 60 наименований различных террористических группировок. В Австралии – 18 наименований. Канада может похвастаться списком из 40 организаций, а РФ – из 19.

Остановимся подробнее на США. Америка принимает решение о признании организации террористической, когда от терроризма страдают в первую очередь граждане или существует угроза национальной безопасности.

В законодательстве США прописана специальная процедура признания и наложения на организацию, а также источники их финансирования, жестких санкций. Схема выглядит следующим образом. Бюро по борьбе с терроризмом собирает информацию о конкретной организации и предоставляет ее Госдепу, где Госсекретарь вместе с Генпрокурором выносят вердикт.

После признания организации террористической решение отправляется Госсекретарем в Конгресс, который в течение недели должен его пересмотреть. После этого, если все хорошо, постановление вносится в специальный реестр и с фанатиками начинают «работать».

Мы видим в данной цепочке отсутствие суда и присутствие специального подразделения по борьбе с терроризмом и законодательного органа без включения дополнительных государственных структур (в нашем случае СНБО). Подобная схема присутствует во всех вышеназванных странах, кроме России, где решение всегда принимается Верховным Судом, и Австралии, где суд участвует в исключительных случаях.

Как поступает ЕС и ООН?

В ЕС решение о признании какой-либо организации террористической основывается на данных правоохранительных структур стран, входящих в состав ЕС, а также Европола и других органов, следящих за мирным небом над головой.

Окончательное слово принадлежит Совету ЕС в составе министров иностранных дел, чье решение должно быть единогласным. Сейчас санкционный список ЕС состоит из 30 террористических организаций.

Украина постаралась заговорить о признании «ДНР» и «ЛНР» террористическими организациями на международном уровне после катастрофы Боинга-777 и волновахских жертв артиллерийского обстрела. Рассмотрение вопроса в Европарламенте (на уровне резолюции, с последующим одобрением в Совете ЕС) и ПАСЕ так и не случилось. Первый раз они мотивировали свое решение тем, что надо дождаться окончания расследования катастрофы Боинга. Второй раз ничем не мотивировали. Заявили, что в трагедии под Волновахой использовались «террористические методы борьбы». Но почему Европа тянет кота за хвост и не хочет помочь Украине решить вопрос?

Вариантов тут несколько:

1) Нежелание усиливать конфронтацию с Россией. Европа все еще видит возможность сопряженной работы с Россией как в экономическом (импорт и экспорт товаров, энергоресурсов, международные инвестиции), так и стратегическом плане (угроза ИГИЛа).

2) Между членами Европейского Союза существуют различные мнения насчет того, представляет ли Россия реальную угрозу их региону.

3) Если Европа признает «ДНР» и «ЛНР» террористическими организациями, России угрожает статус «государства-спонсора терроризма». Пока что европейская бюрократия, ответственная за мир и стабильность в своих регионах, не заинтересована в том, чтобы ставить ядерное государство в один ряд с Кубой, Суданом, Ираном или Сирией.

На данный момент только Литва, скорее всего, из-за геополитического расположения, акцентирует внимание на признании «ЛНР» и «ДНР» террористическими организациями. А вот экс-министр обороны Польши Януш Онишкевич комментирует обстрел под Волновахой так: «Смерть гражданских лиц может быть не конкретным террористическим актом, а ошибкой во время перестрелок противоборствующих сторон. Признание данного события актом террора, может открыть ящик Пандоры обвинений друг друга в двойных стандартах в бывших и будущих конфликтах».

4) Вариант провокации. Европа, обсуждая возможность признания «ДНР» и «ЛНР» террористическими организациями, не материализовывает свои мысли всерьез, провоцируя тем самым Россию на очередные глупые поступки, результатом которых являются санкции, и в конечном счете - углубление экономической изоляции. Это напоминает поджаривание на медленном огне. «Может быть, «ДНР» и «ЛНР» террористами сделаем?» «Ах, так. Вот вам, проклятые укры». «Получите, товарищи россияне, санкции». Почему не взять и не признать сразу? Для того чтобы, как отмечалось выше, не вызвать конфликтов, а окончательно добить Россию в тот момент, когда она станет никому не нужна.

В ООН же все намного сложнее. Признание организации террористической требует согласие всех 15 членов Совбеза ООН, которое очень сложно получить. Неудивительно, что в список террористических организаций на данный момент входит «Аль-Каида», «Фронт аль-Нусра», «Боко Хаарам» и на рассмотрении находится «ИГИЛ».

Во время признания ООН руководствуется 14 международными конвенциями и протоколами. Признание на уровне ООН несет ограничения в контакте с подобными организациями, как и со странами, которые их спонсируют.

В случае ООН, пока Россия находится в составе Совбеза, надеяться не на что.

Что изменится в случае признания Украиной «ДНР» и «ЛНР» террористическими организациями?

Да, в общем, мало что изменится. Военный конфликт это не остановит. Вопросы поставок летального оружия так и останутся в замороженном состоянии. Но если учесть идеологию нашей борьбы с сепаратистами, то мы сможем:

1) Создать официальный образ террористов и позволить иностранным СМИ его использовать, что немаловажно в условиях информационной войны.

2) Показать Западу, что мы сделали первый шаг, ждем ответа и от них. В современном мире не может быть местных конфликтов, скоро возле их границ появится ХАМАС с «русским миром».

З) Создать основу для будущих процессов в Гаагском суде, когда сепаратисты, а может быть, и сам ВВП будет сидеть на скамье подсудимых. Но это все так, мечты, мечты…

Многие украинские политики заявили, что признание «ДНР» и «ЛНР» террористами закроет какие-либо пути для переговоров и «минский» вариант решения конфликта станет невозможным. Ну, во-первых, он и так крайне плохо реализовывался. Во-вторых, с тем же ХАМАС ведутся переговоры, если это позволяет избежать жертв. Не прервется диалог и с Москвой. В этом не заинтересованы ни наши политики и олигархи, ни московские.

Делая вывод, можно сказать, что вопрос - признавать или не признавать - будет длиться еще долго. Пока наладятся механизмы работы, пока все обо всем договорятся. Даже когда мы увидим конкретные результаты, ничего особым образом не изменится, но мы получим в руки веское дипломатическое оружие.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!